1
2
3
...
59
60
61
...
63

– Я просто не могу в это поверить...

У Харриет упало сердце.

– Он ведь не умрет, правда? – Голос ее сорвался.

– Он дышит, и рана у него не слишком кровоточит. – Лицо миссис Уорд помрачнело. – Все дело в том, что он связан по рукам и ногам. – Она твердо встретила испуганный взгляд Харриет. – Это значит, что кто-то пытался его убить.

Глава 26

Сент-Джоны ненавидят так же сильно, как и любят – так уж они устроены, и вряд ли это когда-либо изменится.

Малыш Боб, кучер, – мисс Люси, служанке леди Берлингтон, во время любовного свидания.

Доктор Блэкторн покачал головой:

– Боюсь, это очень тяжелый случай.

Харриет, которая все это время ожидала приговора врача, поспешно вскочила с места:

– Как он? Ему лучше? Может, принести воды?

– Пожалуйста, успокойся. – Миссис Уорд взяла дочь за руку и усадила ее в кресло. – Не мешай доктору заниматься своим делом.

Харриет безвольно сложила руки на груди и, не отрывая глаз от Чейза, быстро прочитала про себя молитву. Чейз лежал на кушетке; лицо его было чрезвычайно бледным, одежда измазана грязью, на волосах запеклась кровь, и хотя доктор Блэкторн сказал, что рану зашивать не надо, Харриет была не слишком уверена в этом. И все же главное – это то, что Чейз Сент-Джон будет жить, а больше ей ничего не было нужно.

Дверь открылась, и вошла София.

– Матушка, подъехал какой-то экипаж!

– Экипаж? – Миссис Уорд подошла к окну. – Кто бы это мог быть?

Пока Эльвира пыталась разглядеть приехавших, доктор Блэкторн вытащил из саквояжа небольшой пузырек, открыл его и потряс прямо под носом у пострадавшего. Почти тут же Чейз закашлялся и сплюнул, а затем слабо повел рукой и попытался отодвинуть пузырек.

– Ради всего святого, уберите эту дрянь от моего лица! – недовольно пробормотал он.

Харриет показалось, что ей в жизни не доводилось слышать более приятной просьбы. Она быстро наклонилась и схватила Чейза за руку:

– Слава Богу, ты жив!

Сент-Джон взглянул на Харриет, на стоявшего у нее за спиной доктора, а потом и на всех остальных Уордов, выстроившихся на другой стороне комнаты в тревожном ожидании. Когда его взгляд вернулся к Харриет, он заметил, что лицо и платье ее испачканы сажей.

Он сжал ее руку:

– Великий Боже, что с тобой стряслось?

По щеке Харриет, оставляя дорожку среди сажи, пробежала слеза.

– Ты разве не помнишь? Пожар... амбар... Ты едва остался жив... – К величайшему изумлению Чейза, она вдруг разразилась рыданиями, разрывавшими ему сердце.

Протянув руку, Чейз усадил Харриет на кушетку и прижал к себе, а она тихо плакала, уткнувшись ему в рубашку, в то время как миссис Уорд, доктор, Деррик, Стивен, София и Офелия молча смотрели на них.

– Ну успокойся же, – прошептал Чейз. – Ты же видишь, со мной все в порядке.

При этих словах Харриет, вцепившись в его рубашку, зарыдала еще громче, и тут дверь распахнулась: появившись на пороге, экономка с мрачным видом сообщила:

– Там приехал тот парень, Гауэр, и с ним два типа из банка.

Стивен расправил плечи.

– Веди их сюда, Джейн; сейчас мы покончим с этим. Шерсть сгорела, и сделать мы больше ничего не можем.

Офелия вздохнула и медленно опустилась в кресло.

– Столько работы – и все насмарку...

– Чепуха, – возразила София с притворным оживлением. – Мы так весело провели время. Я никогда еще так не смеялась, как тогда, когда увидела овец, остриженных мистером Сент-Джоном.

Харриет икнула и перестала рыдать.

– Д-дайте мне прийти в себя, и тогда я поговорю с Гауэром...

– Ну нет, ты сейчас не в форме, – решительно заявила миссис Уорд. – Оставайся рядом с мистером Сент-Джоном, а я поговорю с этими типами.

– Я – с мистером Сент-Джоном? – Харриет удивленно заморгала.

Чейз ухмыльнулся и прижал ее к себе.

– Делай, как тебе сказано.

– Так и быть, я впущу джентльменов, – заявила Джейн с нескрываемой досадой, – но еду я им подавать не буду.

Доктор Блэкторн сунул ароматную соль обратно в свой саквояж.

– Вижу, мои услуги здесь больше не нужны, так что я, пожалуй, пойду и загляну к вам вечером, чтобы убедиться, что у вас все в порядке.

Миссис Уорд кивнула:

– Большое спасибо. Позвольте, я вас провожу...

Проходя мимо кушетки, Блэкторн чуть задержался:

– Боюсь, у вас будет чертовская головная боль.

– Придется как-нибудь это пережить. – Чейз пожал плечами.

Покидая комнату, доктор чуть не столкнулся с входящими в дверь банкирами. Стивен шагнул вперед:

– Джентльмены.

Гауэр кивнул:

– Да, это мы, Стивен. Мистер Силверстоун, мистер Пикнард и я только что осмотрели амбар. Остатки еще тлеют, но, похоже, он сгорел полностью.

– Все так, – коротко подтвердил Стивен, и Гауэр самодовольно усмехнулся:

– Нам хотелось бы лично оценить масштаб ущерба.

Услышав эти слова, Чейз почувствовал, что ему еще никогда в жизни так сильно не хотелось заехать кое-кому кулаком в физиономию.

– Мы сами могли бы сделать это. Мистер Силверстоун, мистер Пикнард, мы не можем оплатить закладную. – Стивен пожал плечами.

– Вот оно! Я же говорил вам... – Гауэр просиял.

– Погодите, мистер Гауэр! – Силверстоун сердито посмотрел на своего помощника. – Не следует так злорадствовать по поводу чужих бед: это дурно пахнет.

Чейз с сочувствием посмотрел на Уордов – их лица выражали уныние и безнадежность. Чтобы хоть как-то приободрить Харриет, он сжал ее руку:

– Прошу тебя, не отчаивайся.

Она улыбнулась в ответ, но улыбка получилась слишком робкой; и все равно Чейз знал, чего ей это стоило.

– А я и не отчаиваюсь. Мы выпутаемся из этого, так или иначе. Даже без Гаррет-Парка мы остаемся одной дружной семьей.

У него потеплело на душе. Он был растроган мужеством маленькой женщины, которую держал в своих объятиях.

– Ты самая решительная малышка в мире.

Харриет нежно коснулась его лица.

– Я люблю тебя, Чейз Сент-Джон, и важнее этого для меня нет ничего на свете.

Сердце Чейза замерло. Он на время потерял дар речи и не мог вымолвить ни слова. Его переполняла радость, душа хотела петь, но с губ не сорвалось ни слова. Зато в тот момент он осознал, что наконец обрел необходимые силы и готов достойно встретить любые испытания, которые выпадут на его долю.

Схватив ладонь Харриет, он прижался к ней губами.

– Харриет Уорд, я люблю тебя!

Глаза Харриет наполнились слезами, но их удерживала счастливая улыбка, осветившая ее лицо.

– Ну все, довольно уже! – Лицо Гауэра стало багровым. – Мы пришли обсудить серьезные банковские дела, и у меня нет ни малейшего желания смотреть...

– Великий Боже! – воскликнула Офелия, выскочив со своего места у окна. – Вы мне не поверите!

– Что там еще? – София быстро повернулась к сестре. – Что случилось?

– Там карета, запряженная восьмеркой лошадей! Да нет, их даже две! Смотрите-ка, гербы на дверях, ливрейные лакеи...

– Кто бы это мог быть? – Лицо Стивена выглядело совершенно растерянным.

Мистер Силверстоун громко кашлянул.

– Возможно, мистеру Пикнарду, мистеру Гауэру и мне лучше пока уйти...

– Нет-нет, пожалуйста, не спешите! – Приняв сидячее положение, Чейз притянул Харриет ближе и усадил ее на кушетку рядом с собой. – Посмотрим, дорогая, что у нас за гости.

Чувствуя, как сильно бьется ее сердце, Харриет устроилась рядом с Чейзом. Но прежде чем она смогла произнести хоть слово, дверь снова открылась и в комнату вошел высокого роста мужчина, вся фигура которого излучала такую силу и властность, что это заставило насторожиться даже мистера Силверстоуна. Незнакомец был одет по последней моде, в центре его элегантного галстука угнездился огромный голубой сапфир.

Пробежав взглядом по комнате, он остановил глаза на Чейзе, и Харриет поразилась их сходству. Те же черные волосы и светло-голубые глаза, тот же аристократический нос и врожденная гордая осанка...

60
{"b":"46","o":1}