1
2
3
...
60
61
62
63

Чейз с трудом поднялся на ноги:

– Маркус, это и в самом деле ты?

Вошедший шагнул вперед и схватил Чейза за руку:

– Тысяча чертей, что с тобой и что ты вообще здесь делаешь?

Чейз ухмыльнулся:

– Послушай, брат, не ты ли всегда говорил, что мне следует заняться делом? Вот я и занялся... стрижкой овец.

– Похоже, это очень опасное занятие, так что лучше тебе сесть, пока ты не упал.

Чейз послушно опустился на место и снова усадил Харриет рядом с собой.

Заметив, что оценивающий взгляд Маркуса остановился на ней, Харриет покраснела. К ее удивлению, гость, прежде чем снова обратиться к Чейзу, послал ей ободряющую улыбку.

– Прости, что я так задержался: нам потребовалось некоторое время, чтобы обнаружить твое местонахождение.

– Нам? – удивился Чейз, и в тот же момент в комнату ввалился молодой человек с характерными черными волосами и смеющимися голубыми глазами.

– А, так вот ты где, мерзавец!

– Девон! – Чейз ухмыльнулся. – Маркус держит тебя на посылках, не так ли?

– Черт возьми, нет – для этого есть Энтони.

– Вы привезли и нашего кузена тоже?

– Разумеется. Он сейчас в карете вместе с подарком для тебя.

– Подарок? О чем ты?

– Кое-что на день рождения. – Осматривая гостиную, Девон равнодушно скользнул глазами по банкирам и остановил взгляд на Софии. – Ба! А что мы имеем здесь?

София смущенно улыбнулась, и на ее щеках появились восхитительные ямочки.

– Ей всего шестнадцать, братишка. – Лицо Чейза стало серьезным.

– О, какая жалость! – Девон пожал плечами. – Ну почему я такой невезучий?!

– Послушай, Чейз, – мягко обратился Маркус к брату. – Может, ты представишь нас?

– С удовольствием. Это, – он крепче обнял Харриет, – мисс Харриет Уорд. Харриет, любовь моя, это мои братья, маркиз Треймонт и Девон Сент-Джон.

Харриет скромно кивнула, поскольку Чейз так крепко прижимал ее, что она не могла подняться.

– Мое почтение, мисс Уорд. – Маркус церемонно поклонился.

– И мое тоже, – галантно произнес Девон.

Затем Маркус перевел взгляд на Гауэра, который все так же неподвижно стоял посреди комнаты.

– Ну а эти джентльмены?

– Мистер Пикнард и мистер Силверстоун – банкиры, а мистер Гауэр их помощник.

В этот момент Гауэр наконец пришел в себя.

– Рад видеть вас, милорд, но, боюсь, я не слишком понимаю, что здесь происходит...

– Как и я, – холодно улыбнулся Маркус. – Уверен, мой брат нам все сейчас объяснит.

– Брат? – Мистер Силверстоун удивленно воззрился на Чейза. – Так, значит, капитан ваш брат?

– Ну уж нет, – хмыкнул Чейз, – я вовсе не капитан. Мое имя – Чейз Сент-Джон.

– Постой, постой... Капитан? – Девон не желал упустить возможность повеселиться. – И когда же это ты стал капитаном?

– Не сейчас! Я все объясню позже. – Чейз бросил на брата умоляющий взгляд.

– Нет уж, объясни сейчас. – Маркус нахмурился. – И пожалуйста, будь краток.

Чейз обреченно вздохнул:

– Ну ладно, ладно! Все началось с того, что на дороге на меня напали грабители – это здесь, неподалеку. Я был вдрызг пьян и представлял собой отличную цель. Потом, когда я очнулся, то...

– ...любезно согласился притвориться моим женихом. – Харриет встретилась взглядом с Маркусом и мило зарделась. – Объявленного мной жениха, так называемого капитана Фрекенхема, на самом деле не существует. Мы придумали его, чтобы защититься от давления банка.

Девон громко расхохотался:

– Так, значит, Чейз притворился капитаном? Святый Боже, дорого бы я заплатил, чтобы увидеть его на капитанском мостике!

– Сент-Джон? – вдруг забормотал Гауэр. – Погодите! Я же видел это имя в книге Дебретта! Так это вы... Нет, я просто не могу поверить.

– Вам и не надо так напрягаться. – Чейз достал из кармана кольцо-талисман и с улыбкой посмотрел на Маркуса. – Хотя грабители обчистили меня, к счастью, кольцо сохранилось.

– Ну и слава Богу. – Маркус некоторое время внимательно смотрел на кольцо. – Я думаю, это хороший знак.

Внезапно Девон нахмурился:

– Чейз, это, конечно, не мое дело, но ты ужасно выглядишь.

– Я укладывал шерсть в амбаре, когда кто-то подкрался сзади и ударил меня по голове, а потом поджег амбар.

На какой-то момент в комнате повисло напряженное молчание, затем Девон хмыкнул:

– Ты, как всегда, шутишь, не так ли?

– Отнюдь. На этот раз я нисколько не шучу.

Харриет успокаивающе положила руку Чейзу на плечо и тут же была вознаграждена его мягким ласкающим взглядом.

Однако Девона ответ явно не удовлетворил.

– Ладно, я еще могу поверить, что на тебя напали и даже что тебя едва не сожгли... но чтобы ты укладывал шерсть... Ты правда надеешься, что мы поверим в это?

– А почему бы и нет?

– Как напали? – озабоченно спросил мистер Силверстоун. – На вас действительно напали?

– И еще связали, чтобы сгорел заживо... – мрачно уточнил Стивен.

Деррик удивленно взглянул на Гауэра:

– А разве вы не рассказали вашим коллегам о пожаре?

Силверстоун нахмурился:

– Мистер Гауэр сказал мне только, что ваш амбар сгорел до основания, и вы не сможете сделать последний платеж.

Гауэр небрежно помахал рукой:

– Откуда мне было знать, кого и где связали и оставили сгорать?..

– О, вы отлично знали, что живой человек оставался в амбаре, пока тот горел, – зло заявил Деррик, – но когда мы попросили помочь нам, вы просто развернулись и ускакали прочь.

Кустистые брови Силверстоуна опустились еще ниже.

– То есть вы полюбовались на несчастье этих людей, а потом просто повернулись и уехали?

Гауэр густо покраснел:

– Я не видел необходимости оставаться...

– Да вы просто... – Силверстоун с трудом заставил себя сделать паузу. – Послушайте, Гауэр, уже несколько раз у меня возникали сомнения насчет ваших моральных качеств, теперь я окончательно убедился, что мои опасения вполне обоснованны. Вы жаждали, чтобы Уорды разорились, с того самого момента, когда переступили порог банка.

Мистер Пикнард кивнул в знак согласия:

– Я полагаю, Силверстоун, в данный момент мы уже знаем вполне достаточно.

– Более чем достаточно. Мистер Гауэр, по возвращении в банк вы немедленно освободите рабочее место для более достойного сотрудника.

Изображая недоумение, Гауэр развел руками, а затем снова сложил их на груди.

– Но как же насчет Уордов? Их неоплаченный счет?

– А это уже не ваша забота, – отрезал Силверстоун. – Вы уволены, и точка.

– Но я...

– Уходите! И не сомневайтесь, я позабочусь о том, чтобы вы никогда больше не работали в банковском деле.

Какое-то мгновение Гауэр, казалось, пытался справиться со своим раздражением, но, наконец сглотнул и произнес:

– Да, сэр. – Бросив последний взгляд на Харриет, Гауэр нахлобучил шляпу, резко повернулся и вышел.

Чейз угрюмо посмотрел ему вслед. Если бы на его руке не лежала маленькая рука Харриет, он непременно растолковал бы этому негодяю значение слова «честь».

Миссис Уорд смущенно повернулась к банкиру:

– Большое спасибо, мистер Силверстоун; вести дела с мистером Гауэром было чрезвычайно неприятно для всех нас. И все же в одном он оказался прав – без шерсти мы не сможем сделать последний платеж.

У Харриет упало сердце. Это было так несправедливо – ведь они все так много работали! Неожиданно она почувствовала, как Чейз чуть сжал ее руку, и повернулась к нему.

– Тсс! – Он поднес палец к губам.

Мистер Силверстоун вздохнул:

– Если правление банка одобрит отсрочку еще на месяц, тогда, возможно...

– Нет, из этого ничего не выйдет. – Эльвира отрицательно покачала головой. – Чтобы раздобыть деньги, у нас уйдет не меньше года.

– Не меньше года? – Мистер Силверстоун огорченно развел руками. – Боюсь, нам ни за что не удастся убедить правление...

– А как насчет двух месяцев? – поинтересовался Чейз. – Это действительно возможно?

– Полагаю, что да. – Силверстоун кивнул. – Я уверен, что мы с Пикнардом смогли бы добиться такой отсрочки.

61
{"b":"46","o":1}