ЛитМир - Электронная Библиотека

Чейз не был уверен, где кончается сон и начинается реальность – в какой-то момент ему даже показалось, что он плавает в морской пучине. Глаза его застилала боль, а сам он изо всех сил боролся, чтобы выбраться на поверхность.

К жизни его возвратил поцелуй нежных женских губ. Полные и влажные, эти губы украшали довольно приятное лицо, которое в любом другом случае показалось бы ему обыкновенным. Наверное, какая-нибудь горничная или служанка, подумал Чейз. На его вкус, она была слишком худой – никакой тебе пикантной пухлости или соблазнительных округлостей, к которым он питал слабость. У девушки были карие глаза, каштановые волосы и даже кожа выглядела загорелой; это сразу подсказало ему, что она проводит много времени на открытом воздухе. В общем, ничего привлекательного, и все же... Она была слишком близко – только руку протяни.

Он положил ей руки на плечи, затем продвинул ниже... Рукава ее льняного платья хрустели под его пальцами, сладкий лимонный запах дразнил ноздри. Больше Чейз не колебался – несмотря на резкую боль в голове, он привлек девушку к себе на колени. Глядя на него широко раскрытыми от удивления глазами, она попыталась было сопротивляться, но он продолжал крепко удерживать ее, как вдруг...

Черт побери, он целовал девственницу! Как только у него в голове возникла эта мысль, пыл его мгновенно остыл. Ему не было до конца ясно, откуда взялась эта уверенность, но он мог бы держать пари – эту девушку еще никто не целовал.

Чейз поднял голову и некоторое время смотрел на незнакомку. Ему было приятно обнаружить, что она оказалась вовсе не такой уж безликой, как ему показалось вначале; при ближайшем рассмотрении у нее оказалась точеная фигурка и тонко вырезанный нос, а глаза обрамляли густые ресницы. Да нет же, она была просто очень привлекательна! Какая жалость, что ему подвернулась девственница – Чейз избегал невинных девушек, как черт ладана, поскольку, на его взгляд, они были слишком нервными, и склонными к истерикам.

Как только Чейз ослабил объятия, красавица тут же выскользнула из его рук и соскочила с постели, но едва ее ноги коснулись пола, она развернулась и оказалась с ним лицом к лицу. При этом ее глаза пылали возмущением, их темно-карие глубины искрились золотом, загорелое лицо пошло розовыми пятнами. Чейз беспричинно усмехнулся.

– Что ж, на сегодня шуток достаточно, – слабым голосом произнес он. – Ведь в конечном счете я ранен.

– Шутки? – Казалось, девушка была на грани шока. – Вы называете это шутками?

– А разве нет? – Чейз с трудом повернул голову. – Настала пора представиться. Кто вы?

– Я собиралась задать вам тот же вопрос...

– Но я спросил первым, – мягко парировал Чейз. – Поэтому вам отвечать.

Харриет расправила юбки поразительно спокойным жестом, с учетом того, что она была девственницей и только что сидела у него на коленях. По расчетам Чейза, она должна как минимум смутиться; вместо этого девушка с любопытством разглядывала его, хотя ее губы еще не остыли от поцелуев.

– Меня зовут мисс Харриет Уорд, и вы, сэр, находитесь в Гаррет-Парке, в моем доме.

Так, значит, не служанка. Что за Гаррет-Парк? Название ничего не говорило ему.

– Где он находится?

– Норт-Уолтон. На побережье.

Побережье. Память мгновенно вернула Чейза в прошлое. Кажется, он собирался, бросив дом и семью, сесть на корабль – не потому, что ему так хотелось, а потому, что он вынужден был так поступить. Он утратил право носить имя Сент-Джон.

При этой мысли у Чейза комок подступил к горлу, и он с трудом спросил:

– Ну и как я оказался здесь?

– Не знаю. Мы нашли вас в лесу. – Девушка нахмурилась. – Неужели вы ничего не помните?

Чейз осторожно потрогал лоб и нащупал тугую повязку. Он закрыл глаза и попытался восстановить происшедшее. Ограбление. Кольцо матери падает на землю...

Он поднял глаза. Его собеседница пристально смотрела на него. Как же ее зовут? Ах да, Харриет. Мисс Харриет Уорд.

– Ну что, вспоминаете? – спросила девушка с мягкой настойчивостью.

Чейз собрался ответить, но вдруг замер: он вспомнил, что у его брата Девона дом где-то в этой местности, а если так, слух о нем быстро разнесется вокруг. Увидеть братьев, которые немедленно примчатся сюда, чтобы вернуть его обратно в Лондон, ему хотелось меньше всего; он принял решение и не собирался ни на йоту отступать от него.

Он краем глаза посмотрел на Харриет – девушка стояла, высоко вскинув подбородок, скрестив руки на груди, и выглядела так, что хоть сейчас бери ее в расстрельную команду. Несомненно, особа с характером.

– Так как же вас зовут? Я назвала свое имя.

Вдруг осознав, что, кроме боли в голове и общей усталости, он в общем-то не ощущает особого нездоровья, Чейз откинулся на подушки.

– Мисс Уорд, я бы сказал вам, как меня зовут, если бы мог.

На ее лице промелькнуло удивление.

– Вы не знаете, как вас зовут?

– Я не помню этого.

– А-а! Но вы хотя бы помните, откуда вы приехали?

Чейз ненадолго задумался, а затем сокрушенно развел руками:

– Нет, этого я тоже не помню. Харриет прищурилась:

– А куда вы направлялись, вы помните?

Чейз поджал губы, затем покачал головой: – Нет.

– Вы женаты?

– Нет! Я хотел сказать, – поспешно добавил он, – мне кажется, что нет.

Харриет буркнула себе под нос нечто очень похожее на «черт побери».

– Простите?

– Ничего. Я просто размышляю. – Она скрестила руки на груди, рассматривая его, словно он был вредным жучком, которого пора пришпилить и выставить напоказ. – Вы помните, как на вас напали?

Чейз задумался. Стоит притвориться, что он помнит это, или все же нет? Может, лучше уйти от ответа?

– Я полагаю... Я думаю... Вы сказали, что нашли меня в лесу?

– Да, неподалеку отсюда. Кстати, с вашим конем все в порядке.

Чейз просиял, но тут же, поймав ее взгляд, понял, что допустил промах, и наморщил лоб:

– Конь? Значит, я ехал верхом.

– И еще пили на ходу.

Конечно же, он пил, потому что отчаянно хотел заглушить боль расставания с домом. И все же... Чейз удивленно поднял брови:

– А вы уверены, что я выпивал?

– От вас разило коньяком, а рядом с вами валялась пустая бутылка.

– Может быть, эта бутылка была в моей седельной сумке и из нее вылилось содержимое? – мягко подсказал он.

– Хм... Неубедительно. Абсолютно неубедительно.

Веселость быстро покинула Чейза, сменившись невольным уважением: мисс Харриет было не так легко одурачить. Неожиданно для себя Чейз понял, что в гневе, с пылающим от негодования лицом эта девушка не отталкивала, а, наоборот, становилась еще привлекательнее. Она ему определенно нравилась, причем настолько, что он с трудом удерживался, чтобы не сгрести ее в охапку и не зацеловать до потери памяти.

Чейз дотронулся рукой до головы, гадая, насколько серьезной была его рана.

– Мне нужен врач.

Отвернувшись, Харриет взяла полотенце и опустила его в таз с водой, от которой шел густой пар.

– Доктор Блэкторн уже ушел. Он сказал, что вы поправитесь.

Чейз не сомневался, что этот Блэкторн был всего лишь каким-нибудь деревенским коновалом, который имел смутное представление о том, как лечить людей.

– И какой же диагноз поставил наш любезный доктор?

Почувствовав сарказм в голосе Чейза, Харриет внимательно посмотрела в его сторону карими, окруженными густыми ресницами глазами, затем выжала полотенце, подошла к кровати и положила полотенце на лоб больного.

– В следующий раз, когда придет доктор, вы сами сможете побеседовать с ним.

Горячее полотенце произвело на Чейза магический эффект: он сразу же закрыл глаза, и им овладела странная апатия. Боль, раскалывавшая голову, начала медленно отступать.

В свою очередь, Харриет стоически старалась оставаться безучастной. Незнакомец, лежавший на белых подушках, смущал ее своей откровенной красотой. Особенно ее поражали его глаза – ярко-голубые и такие ясные, что девушке казалось, будто она видит в них его душу.

9
{"b":"46","o":1}