ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фея с островов
Мое сокровище
На краю всего
Что скрывают красные маки
Когда зацветет абелия
Uber. Инсайдерская история мирового господства
Тенеграф
Мифы о нашем теле. Научный подход к примитивным вопросам
Мы были лжецами

– Я подъеду туда, как только узнаю, что мальчик на свободе, – ответил Хойт. – И передай Гриффину – у меня есть то, что ему нужно. Мы можем решить давнюю проблему, не задевая ни меня, ни моей семьи.

Гэндл сказал еще что-то и отсоединился. Паркер вернул телефон.

– А я – часть вашей семьи, Хойт?

Он снова наставил на меня пистолет.

– Медленно вытащи свой «глок», Дэвид. На два пальца.

Пришлось послушаться. Он приоткрыл окно.

– Выброси.

Я заколебался. Хойт ткнул стволом мне в глаз. Я кинул оружие в щель и даже не услышал, как оно упало.

Дальше мы ехали молча, ожидая очередного звонка. Наконец запищал телефон. Я нажал кнопку и услышал голос Тириза:

– С ним все в порядке.

Я отключился с чувством облегчения.

– Куда вы меня везете?

– Сам знаешь.

– Гриффин Скоуп прикончит нас обоих.

– Нет, – ответил тесть, не отводя от меня пистолета. – Не обоих.

45

Мы свернули с шоссе на проселок. Фонари остались позади, и скоро дорогу освещали лишь фары нашей машины. Хойт потянулся к заднему сиденью и взял какой-то коричневый конверт.

– Здесь все, Бек. Абсолютно все.

– Что – все?

– То, что твой отец накопал против Брэндона Скоупа. И Элизабет тоже.

На секунду я просто обалдел. Все это время он хранил у себя такую бомбу? А машина? Почему, когда я пришел, он сидел в машине?

– Где копии? – спросил я.

Хойт ухмыльнулся на удивление весело.

– Нету никаких копий. Все здесь.

– Ничего не понимаю.

– Поймешь, Дэвид. Прости, но на сегодня ты – козел отпущения. Это единственный выход.

– Скоуп это не проглотит, – сказал я.

– Еще как проглотит. Как ты сам говорил, я работал на него много лет и точно знаю, что он хочет услышать. Сегодня всему конец.

– И мне тоже?

Он промолчал.

– И как же вы объясните мою смерть Элизабет?

– Наверное, она возненавидит меня, – ответил тесть. – Зато останется жива.

Впереди показались задние ворота усадьбы Скоупов. «Конец игры», – подумал я. Охранник в форме махнул, показывая, чтобы мы проезжали. Машина проползла в ворота, и вдруг Хойт безо всякого предупреждения ударил по тормозам и повернулся ко мне:

– А нет ли на тебе «жучков», Бек?

– Что? Нет…

– Дай-ка посмотреть.

Хойт хлопнул ладонью по моей груди, я отшатнулся. Он угрожающе взмахнул пистолетом, потом ощупал меня с головы до ног и удовлетворенно сказал:

– Повезло тебе.

Машина снова тронулась. Даже в темноте я заметил, какая пышная растительность окружает конюшни Скоупов. В лунном свете чернели силуэты деревьев, они, казалось, машут ветвями, хотя ветра не было. Вдалеке засияли огни, Хойт направил машину в ту сторону. Выцветший знак поведал нам, что мы въехали на территорию конюшен «Вольный скакун». Хойт припарковался на первом же подходящем пятачке слева от дороги. Я выглянул из окна.

Не очень-то разбираюсь во всем, что касается лошадей, но здешние сооружения меня просто ошеломили. Неподалеку возвышалось что-то вроде ангара, такого огромного, что он вполне мог накрыть собой дюжину теннисных кортов. Сами же конюшни были построены в форме буквы «V», и конца краю им не было видно. Посреди двора бил фонтан. Вокруг находились площадки для тренировок и скачек с препятствиями.

И, несомненно, люди, ожидающие нас.

Не отводя нацеленного на меня пистолета, Хойт приказал:

– Выходи.

Я повиновался. Дверца машины хлопнула, взорвав тишину, эхо разнесло звук по окрестностям. Хойт тоже вышел и, приблизившись сзади, ткнул пистолетом в поясницу. Свежий воздух и сельские запахи на мгновение притупили чувство опасности. Но когда я рассмотрел четверых встречающих, двух из которых узнал без всякого удовольствия, ощущение настороженности вернулось.

Еще двое – никогда их раньше не видел – были вооружены полуавтоматическими винтовками. Они тут же взяли нас на мушку. Я почти не вздрогнул. Думаю, привык за последние дни, что в меня все время кто-то целится. Один из незнакомцев торчал справа, возле входа в конюшни, другой – слева, привалившись к машине.

Те двое, которых я узнал, стояли плечом к плечу в круге света. Ларри Гэндл и Гриффин Скоуп. Хойт подтолкнул меня пистолетом. Мы двинулись к ним, и я заметил, что дверь большого здания открыта.

Оттуда вышел Эрик Ву.

Я почувствовал, как сердце забилось о ребра, пульс застучал в ушах, ноги стали ватными. Несмотря на появившийся иммунитет к выстрелам, тело мое хорошо запомнило пальцы азиата. Я неосознанно замедлил шаг. Даже не взглянув в мою сторону, Ву подошел к Скоупу и что-то ему протянул.

Хойт остановил меня за несколько десятков метров до встречающих.

– Хорошие новости! – крикнул он.

Все немедленно посмотрели на Скоупа. В том числе и я. Я неплохо знал этого человека – в конце концов, я был сыном его старого друга и братом его же преданной служащей. Как и многие другие, я благоговел перед крупным, добродушным человеком с дружелюбными искорками в глазах. Каждому хотелось, чтобы Гриффин его заметил – похлопал по спине, угостил за свой счет, в общем, повел себя, как старый знакомый, удачно балансирующий на шаткой грани, что разделяет работу и дружбу. Это редко кому удается. Боссы часто теряют авторитет, заигрывая с подчиненными, а рядовые работники забывают друзей, выбиваясь в начальство. Только не Гриффин. Он был похож на динамо-машину, приводившую в движение все вокруг себя.

Правда, сейчас Скоуп выглядел озадаченным.

– Хорошие новости? – переспросил он.

Хойт криво улыбнулся.

– Очень хорошие, я бы сказал.

– Прекрасно, – отозвался Скоуп и посмотрел на Ву.

Ву кивнул, не двигаясь с места.

– Тогда расскажи мне эти новости, Хойт. Я весь внимание.

Хойт откашлялся.

– Во-первых, вы должны поверить, что я никогда не пытался причинить вам вред. Более того, я принял меры, чтобы сведения, порочащие вашего сына, никогда не выплыли наружу. С другой стороны, я хотел защитить свою дочь. Вы можете это понять?

Тень пробежала по лицу Гриффина.

– Могу ли я понять желание защитить своего ребенка? – спросил он с ноткой угрозы в голосе. – Да, мне кажется, я могу это понять.

Откуда-то послышалось лошадиное ржание. Больше ничто не нарушало тишину. Хойт нервно облизнул пересохшие губы и поднял вверх коричневый конверт.

– Что это?

– Все, – ответил Хойт. – Все, что моя дочь и Стивен Бек разузнали про вашего сына.

– А копии?

– Только одна.

– Где?

– В надежном месте. У адвоката. Если я не позвоню ему в течение часа и не назову условленный пароль, он даст информации ход. Это не угроза, мистер Скоуп. Я бы никогда не стал разглашать то, что я знаю. У меня есть что терять.

– Да, – согласился Скоуп. – Как и у всех нас.

– Теперь вы можете быть спокойны. Сейчас я передам вам все, что имею, а позже вышлю копию. Вам не придется преследовать меня и мою семью.

Гриффин Скоуп посмотрел на Ларри Гэндла и Эрика Ву. Типы, прикрывающие их по бокам, казалось, напряглись.

– А как же мой сын, Хойт? Кто-то пристрелил его, как собаку. Ты хочешь, чтобы я оставил этого человека в покое?

– Дело в том, – сказал Хойт, – что Элизабет его не убивала.

Гриффин прищурился, изображая живой интерес, хотя по его глазам я заметил, что он ошеломлен.

– Предположим, – проговорил он. – Тогда кто же это сделал?

Хойт шумно сглотнул, повернулся и посмотрел на меня.

– Дэвид Бек.

Я не удивился. И не рассердился.

– Он убил вашего сына, – торопливо продолжил Паркер. – Узнал, что случилось с женой, и решил отомстить.

Скоуп сдавленно застонал и прижал руку к груди. Потом наконец-то посмотрел на меня. Гэндл и Ву последовали его примеру. Глядя мне в глаза, Скоуп спросил:

– Что вы можете сказать в свое оправдание, доктор Бек?

– А вы поверите, если я скажу, что он врет? – подумав, ответил я.

Скоуп, казалось, даже не слушал меня. Он повернулся к Ву и сказал:

59
{"b":"460","o":1}