ЛитМир - Электронная Библиотека

Александр сел на постели, с удовлетворением отметив, что движения уже не причиняют ему боли. Шарлотта услышала шелест простыней, поднялась и, отложив шитье, подошла к маленькому столику, стоявшему возле кровати Александра. Она протянула своему подопечному стакан с ячменным отваром и дернула за шнурок звонка, вызывая служанку.

– Вы наверняка проголодались, ведь уже среда, вы проспали больше суток. Вчера к вам приезжал сэр Клайв Коллинз, но вас как раз сморил сон.

Александр залпом выпил отвар. Сэр Клайв Коллинз… Разве он знает такого? Он протянул стакан Шарлотте, а в следующий момент в комнате уже появилась экономка.

– Я принесла чужестранцу завтрак, – заявила она, ставя на колени Александра большой деревянный поднос. – Так… ну-ка посмотрим, что у нас тут есть?

Под салфеткой оказались вареное яйцо, два ломтика хлеба с маслом и чашка горячего чая. Александру, просидевшему столько дней на каше и молоке, этот завтрак показался почти таким же прекрасным, как Шарлотта.

– Зпазибо, – с искренней благодарностью произнес он, обращаясь к миссис Стабс.

– А он, ей-богу, говорит все лучше и лучше! – воскликнула экономка, по-хозяйски оглядывая Александра, который принялся деловито отколупывать скорлупу яйца.

– Да, его запас слов расширяется с каждым днем.

– Ладно, я, пожалуй, пойду, если вам больше ничего не нужно, мисс Шарлотта. А за подносом чуть погодя зайдет Пегги. Леди Аделина хочет, чтобы я до вашего отъезда в Лондон произвела ревизию в кладовке.

Александр откусил большой кусок хлеба и рассеянно поглядел на Шарлотту, которая села возле его кровати на низенький пуфик. С наслаждением пережевывая свежий хлеб с хрустящей корочкой, вкуснее которого он, казалось, ничего не едал, Александр пропустил мимо ушей слова экономки об отъезде в Лондон и уж тем более позабыл о сэре Клайве.

– Вы поняли, что я сказала? – резко спросила Шарлотта. – Вчера к вам приходил ваш друг сэр Клайв Коллинз. Он приехал из Лондона. Все то время, пока он был у нас, вы проспали, но мы с тетушкой пообещали привезти вас к нему в Лондон, как только вы поправитесь.

Александр с непритворным недоумением воззрился на Шарлотту. Черт побери, кто такой сэр Клайв Коллинз?.. Александр напряженно вспоминал, нет ли в министерстве иностранных дел человека с таким именем. Пожалуй, нет… Разве что мелкий чиновник сэр Клайв Боттомли… Но мог ли его прислать сюда мистер Каннинг? Вероятно, мог, ведь это дело жизненно важно не только для Греции, но и для Англии. Да, сэр Клайв вполне годится на роль официального посланника. А с другой стороны, он легко может оказаться шпионом, который попытается расстроить планы министерства иностранных дел и помешать борьбе греков. В Оттоманской империи множество людей, которые готовы лечь костьми, но не отдать ни пяди земли. И денег для того, чтобы нанять любых шпионов, у них хватит.

Александр подавил вздох нетерпения. Его страшно бесило, что он не может как следует расспросить Шарлотту, поскольку надо притворяться, будто он не говорит по-английски. Но в то же время если он хочет оградить свою спасительницу и ее близких от неприятностей, придется ломать комедию, пока к нему окончательно не вернутся силы и он не сможет удрать из усадьбы Риппонов. Хорошо, что ждать осталось недолго – пару дней, не больше.

– Зер Клайв? – медленно переспросил Александр, надеясь услышать от Шарлотты еще какие-нибудь подробности. – Зер Клайв Коллинз, Лондон?

– Да. Сэр Клайв пожелал вам скорого выздоровления и добавил, что будет с нетерпением ждать вашего приезда. Он рассказал нам про вашу семью в Валахии и объяснил, что вы знаете только турецкий язык. Он с радостью оставил бы вам записку, но не умеет писать по-турецки, потому что овладеть арабской письменностью очень трудно.

Услышав это, Александр сразу понял, что сэр Клайв не имеет к министерству никакого отношения. Человек Каннинга наверняка черкнул бы ему пару строк. Да кто же такой этот сэр Клайв?.. Александр мысленно проклинал миссис Стабс и отвар с опиумом, из-за которого он проспал визит баронета. Конечно, экономка хотела как лучше, но все равно… Если б он хоть одним глазком увидел этого сэра Клайва, то все вопросы отпали бы сами собой.

Александру не терпелось покинуть свое ложе. Он прикован к постели, а в мире, между тем, происходит столько важных событий!.. И не успела Шарлотта сообразить, что затевает ее пациент, как он уже поставил подкос на тумбочку и откинул одеяло. Спустив ноги с кровати, Александр с трудом встал, но, продержавшись на ногах с полминуты, пошатнулся. Колени его подкосились, и, чтобы не свалиться на пол, как куль муки, он ухватился за деревянную спинку кровати. Увы, Александр был еще так слаб, что даже не смог лечь обратно на постель. Он лишь обессилено привалился к кровати спиной и весьма изощренно выругался по-гречески.

Шарлотта мигом подскочила к нему и, сердито отчитав Александра за непослушание, попыталась уложить его на кровать. Она напрочь позабыла, что перед ней мужчина, и видела в Александре только немощного больного, которого надо поскорее уложить в постель. Зато Александр особенно обостренно чувствовал близость ее манящего тела. У бедняги дух захватывало, когда шелковистые, ароматные волосы Шарлотты касались его подбородка. То, что она совершенно не воспринимала его как мужчину, еще сильнее распалило гнев Александра. Видит Бог, он не собирается больше играть идиотскую роль беспомощного калеки!

– Нет! – воскликнул Александр, отстраняя руки Шарлотты, и усилием воли заставил себя говорить по-английски с жутким акцентом. – Нет, кровать, Шарлотта! Я ходить!

Шарлотта уставилась на него в полном изумлении. Александр не мог точно определить, чем оно вызвано: то ли его неожиданно гневным тоном, то ли столь быстрыми успехами в английском. Отстранив девушку, Александр глубоко вздохнул и на шаг отступил от кровати. Ноги дрожали, но, слава Богу, не подкашивались, и в несколько шагов он добрался до окна. Привалившись к стене, Александр минутку постоял, отдышался и пошел назад. Он даже себе самому не захотел признаваться в том, каким облегчением было для него рухнуть на матрас, однако покорно разрешил Шарлотте взбить подушки и подоткнуть одеяло.

– Вы молодец, – ласково улыбнулась Шарлотта, – но не нужно усердствовать, мистер Александр. Отдохните немножко, и, может быть, после обеда вам удастся повторить свой подвиг.

Александр дал себе слово дойти вечером до конца коридора, а через два дня и вовсе покинуть усадьбу Риппонов. Он, разумеется, понимал, что столь скорым выздоровлением обязан преданно ухаживавшей за ним Шарлотте, и его не покидала мысль о том, какая горькая ирония заключена во всей этой истории. Наилучшим способом выразить свою благодарность Шарлотте было – оставить девушку в полном неведении относительно его особы и того, что он делал в Гастингсе. Однако сбежать от Риппонов, даже не сказав «спасибо»? Нет, такая мысль невыносима!..

Александр протянул руку и крепко сжал изящные пальчики девушки.

– Спасибо, Шарлотта, – смущенно пробормотал он. – Спасибо за все.

Глаза Шарлотты округлились от удивления (Александру невольно пришло на ум, что он никогда в жизни не видел таких голубых глаз).

– Мистер Александр, – шепотом спросила девушка, – так вы все-таки знаете наш язык? Да?

Он посмотрел на нее долгим взглядом и тихо сказал:

– До свидания, Шарлотта.

После чего, как последний сумасброд, нарушил все правила приличия – поднес к губам ее руку и поцеловал сперва кончики пальцев, а затем жилку, пульсировавшую на хрупком запястье.

Шарлотта замерла и сидела неподвижно, как изваяние, а когда Александр поднял голову, еле слышно выдохнула:

– Вам не следовало этого делать, мистер Александр.

Но тут к Александру, к счастью, вернулись остатки здравого смысла. Он удержался от ответа, закрыл глаза и, решительно уткнувшись лицом в подушку, прикинулся спящим, хотя и не надеялся ввести Шарлотту в заблуждение.

«Может быть, – мелькнула у него смутная мысль, – если я и дальше буду притворяться, что не знаю английского, мне удастся уберечь Шарлотту от опасности? Слишком много знать обо мне для нее гибельно…»

12
{"b":"461","o":1}