ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счет
Восхождение Луны
Истории жизни (сборник)
Когда говорит сердце
Если любишь – отпусти
Золотая Орда
Возвращение
Крушение пирса (сборник)
Стеклянная магия

– И что тогда?

– В прошлом все решалось очень просто. Султан дожидался, пока его воины приводили красивых пленниц. Как правило, христианок, но не обязательно. Лишь бы не мусульманок. А затем евнухи обучали пленниц всему, что необходимо знать любовницам султана. Однако в наши дни султан получает женщин либо в подарок от своих влиятельных подданных, либо от иностранцев, которым хочется угодить восточному владыке.

Шарлотта содрогнулась.

– Господи, вот ужасная жизнь! Но как же бедные женщины, выросшие на свободе, могут вынести рабство?

Лейтенант Хей посмотрел на нее с красноречивым сожалением. Крошка явно даже не подозревала о судьбе, которую, по всей вероятности, уготовил ей сэр Клайв.

– С наложницами султана обычно обращаются очень хорошо, мисс Риппон, а первые четыре женщины, которым удается родить ему сыновей, вообще занимают весьма почетное положение.

– Я тоже хорошо обращаюсь с моими собачками, лейтенант Хей. И когда какая-нибудь из них производит на свет потомство, мы бываем довольны. Однако женщины – не домашние животные, пусть даже пользующиеся почетом.

Лейтенант смущенно заерзал.

– Теория и практика не всегда идут рука об руку, мисс Риппон. Теоретически женщины в гареме султана – рабыни. Но в действительности они занимают весьма завидное положение. Оно ничуть не ниже положения министров. Главный придворный евнух по рангу почти равен нашему премьер-министру, а ведь он тоже в начале жизни был рабом.

Ветер подул сильнее, развевая юбку Шарлотты. По ее спине вдруг пробежали мурашки.

– Лейтенант Хей, на что вы намекаете? Почему рассказываете мне о положении рабынь в Оттоманской империи?

Хей посмотрел на прелестную девушку и увидел, что в ее глазах зарождается страх. Слабый человек, он не смог сказать Шарлотте горькую правду и пошел на попятную.

– Да Бог с вами! Я ни на что не намекаю, мисс Риппон. Мне просто казалось, что вам будет интересно узнать кое-какие подробности о стране, в которую мы приплываем. Советую вам завтра встать пораньше. Босфорский пролив на рассвете изумительно красив, вы запомните его на всю жизнь.

Вскоре Шарлотта убедилась, что хотя бы в этом лейтенант не кривил душой. Стоя на палубе рядом с неотступно следовавшим за ней Сэмом, она глядела, как солнце поднимается из-за холмов и его яркий, лучезарный свет озаряет расписные мечети и остроконечные минареты. Несмотря на ранний час, гавань бороздило множество лодок. Рыбаки на своих суденышках сновали вдоль залива и порой, подплывая к большим кораблям, предлагали различные товары.

– Это Босфорский пролив, – гордясь своими знаниями, пояснял Сэм. – Пролив – это вода, которая соединяет два моря. Босфорский пролив соединяет Мраморное и Черное моря, на одной стороне его Европа, на другой – Азия. – Он указал на горизонт. – Вот там Россия, а вон там, на другой стороне, Азия. Так что Босфорский пролив – очень важное место.

– Гавань изумительно красива, не правда ли? А что за башни высятся по обеим сторонам пролива? Это, наверное, крепость?

– Нет, там сторожа, которые смотрят, нет ли где пожара. В городе страшно боятся пожаров, у них ведь тут почти все дома деревянные. Поэтому, если сторож заметит дымок, он начинает бить в большой барабан, чтобы предупредить всех об опасности.

– Вероятно, большая часть древних зданий погибла от пожаров. Какая жалость! В старину Стамбул назывался Константинополем и был столицей Греции. А еще раньше Константинополь был столицей Византии, Восточной империи.

На Сэма сей краткий курс истории не произвел никакого впечатления. Он лишь презрительно фыркнул.

– Не знаю, не знаю. На моей памяти, а я сюда сорок лет подряд плаваю, тут всегда жили турки. С воды город смотрится неплохо, но на самом деле место дрянное. И к еде местной надо привыкнуть. Рис с медом – вот и вся их еда. Я, например, раньше рис в рот не брал, а сюда поездил – привык. Хотя, честно говоря, мне куда больше нравятся кусок хорошего мяса и пудинг.

– В городе много голодных?

– Пожалуй, немного. Мусульманам по их религии положено заботиться о бедных, а то они не попадут в рай. Но жить тут все равно опасно. Говорят, посмотришь в глаза султану – и голова с плеч. Я тут стараюсь вести себя потише.

Неожиданно с корабля спустили небольшую шлюпку. На веслах сидел один из моряков.

– Зачем это? – поинтересовалась Шарлотта.

– Капитан послал на берег гонца. На таком мелководье лодка оказывается проворнее, чем большая посудина вроде нашей. Должно быть, капитан дал матросу какое-то срочное поручение.

Шарлотта глядела на шлюпку, стремительно летевшую по водной глади залива, и ею все больше овладевали дурные предчувствия. Даже великолепие четко выделявшихся семи холмов, на которых раскинулся город, не радовало ее взор. Мечети и минареты, так завораживавшие девушку всего несколько мгновений назад, теперь казались ей грозными, зловещими. Все, что было дорого ее сердцу, в этом городе не ценилось. Шарлотта без труда догадалась, что моряк, ставший уже малюсенькой точкой, которая двигалась к берегу, везет важное послание и что это послание изменит ее судьбу. Девушка все больше и больше укреплялась в мысли, что сэр Клайв, будучи человеком бесчестным и жестоким, не отпустит ее на свободу.

И словно в подтверждение недобрых предчувствий, к Шарлотте внезапно подошел лейтенант Хей.

Он вымученно улыбнулся.

– Капитан хочет поговорить с вами, мисс Риппон. Проводи даму до каюты капитана, Сэм.

– Но я хотела заглянуть к себе! Надо сказать тетушке, что мы скоро будем в Стамбуле.

– Леди Аделина уже у капитана, – необычайно задушевным тоном сказал лейтенант. – Я сам проводил ее туда, мисс Риппон. Теперь, когда на море штиль и пункт нашего назначения близок, леди Аделина чувствует себя гораздо лучше.

– Не заставляйте капитана ждать, – вмешался Сэм. – Нам надо поспешить, мисс.

Шарлотта не была в каюте сэра Клайва с первого дня путешествия и не испытывала ни малейшего желания вновь увидеть всю эту чрезмерную роскошь. Однако ей пришлось покорно направиться вслед за Сэмом, нервно разглаживая на ходу мятое, потрепанное дорожное платье. Проведя много часов в размышлениях, она так и не поняла, что же задумал сэр Клайв. Однако была готова встретить любое испытание с гордо поднятой головой. Бедняжка могла утешаться только тем, что, если бы негодяй хотел убить их с тетушкой Аделиной, он давно бы это сделал.

Леди Аделина, уже далеко не такая пухленькая и розовощекая, как раньше, сидела напротив сэра Клайва. Их разделял письменный стол. Принц Карим, судя по всему, вежливо справлялся о ее здоровье, однако, завидев Шарлотту, поспешил отойти в сторону, ограничившись легким кивком.

Наивная Шарлотта приняла его наигранное равнодушие за чистую монету. Зато сэра Клайва принцу провести не удалось. Он моментально почувствовал волнение, охватившее Карима, и довольно усмехнулся. Что ж, он вот-вот получит двойное вознаграждение за возвращение принца в Стамбул, а наглый принц Карим Александр получит хороший урок: у него из-под носа уведут желанную женщину. Что же касается леди Аделины, то безмозглая болтушка, вероятно, в очередной раз упадет в обморок, но с этим ничего не поделаешь. Никто не должен становиться на пути у сэра Клайва! Вообще-то, пока посторонние не суются в его дела, он склонен проявлять великодушие. Да что там! Он даже к наглецам необычайно терпим… Чем больше сэр Клайв думал о происходящем, тем больше ему казалось, что Шарлотта Риппон и ее тетка должны быть благодарны ему по гроб жизни. Ведь он решил не убивать их!

Сэр Клайв встал из-за стола.

– Добро пожаловать в Стамбул! Я не сомневаюсь, что для вас прибытие сюда – великая радость.

Леди Аделина нахмурилась.

– Напротив, голубчик. Я мечтаю лишь о том, чтобы поскорее очутиться в Лондоне, у моего племянника.

– Увы, это невозможно! Вы сунули свой нос в дела, которые вас не касаются, и я не могу допустить вашего возвращения в Англию.

У Шарлотты перехватило дыхание.

28
{"b":"461","o":1}