1
2
3
...
39
40
41
...
71

«Ты стал на старости лет актером», – насмешливо сказал он себе и сурово нахмурился, скрывая довольную улыбку. Может, он и доживет до появления внуков…

Эмир насладился тишиной, воцарившейся в большом зале, и торжественно произнес:

– Принц Карим Александр! Я даю тебе свое отцовское благословение. Свадьбу сыграем через три дня. С завтрашнего утра начинайте приготовления.

Александр учтиво поклонился.

– Будет исполнено, досточтимый отец. Ваше благословение для меня великая честь.

– Завтра явись в полдень в мои покои. Мы поговорим о предстоящей свадьбе и о прочих вещах.

Александр поднял голову и с некоторым вызовом встретил взгляд отца.

– Досточтимый отец, я горю желанием рассказать вам о том, чем мне довелось заниматься в последние три года, когда я был вдали от родины.

Эмир резко отвернулся и направился к дверям, не обращая внимания на мальчика-слугу и на полдюжины телохранителей, следовавших за ним по пятам. Уже скрывшись за шторой, которая отделяла личные покои от зала для аудиенций, эмир услышал визгливый голос сэра Клайва. Англичанин требовал перевести ему разговор принца с отцом. Эмир улыбнулся и подумал: «Интересно, что бы сказал этот напыщенный болван, если бы узнал, что я неплохо говорю по-английски?»

Глава 13

– О Господи! Он ушел, а я даже не успела завести речь о британском после! – жалобно захныкала леди Аделина. – Этот надутый господин то лежит, развалившись на подушках, и дремлет, то вскакивает и куда-то исчезает!

– Не переживайте, тетушка, – устало промолвила Шарлотта. – Все равно вам бы не удалось повидаться с послом, даже если бы вы и смогли поговорить с эмиром.

– Принц Карим! Я требую перевести мне слова вашего отца! – По лицу сэра Клайва разлился багровый румянец. – Этих женщин отведут в его гарем? А меня он выпустит из дворца или нет? Мне совершенно необходимо уйти отсюда! Причем сегодня же!

– Терпение, сэр Клайв, терпение. Разве вы не этому учили мисс Риппон? Эмир желает, чтобы вы спокойно наслаждались его гостеприимством.

– А я не желаю, черт побери!

В голосе Александра все отчетливей звучала ирония.

– Сэр Клайв, собираясь совершить предательство, мудрый человек всегда помнит, что войти в клетку ко львам гораздо легче, чем из нее выйти.

– Господи, да разве я по своей воле вошел в этот дворец? – взвизгнул сэр Клайв. – Великий визирь ждал меня во дворце султана, но ваш отец меня похитил! Послал на корабль своих проклятых слуг, и они насильно притащили меня сюда. Это произвол! Полный произвол! Я непременно доведу это до сведения великого визиря, предупреждаю вас!

– Ну, разумеется, как же иначе? Это ведь так подло похитить кого-нибудь. У вас никогда ничего подобного и в мыслях не было, не правда ли?

Сэр Клайв завопил, брызгая слюной. Казалось, его вот-вот хватит удар. Шарлотта не выдержала, хихикнула и тут же ощутила на себе осуждающие взгляды. По-видимому, она опять нарушила правила поведения, предписанного женщинам Оттоманской империи. Главный евнух грозно сверкнул глазами и сделал шаг в ее сторону, но принц еле заметным жестом остановил его.

Вдохновленная мыслью, что в надменном, величественном принце Кариме остался хоть какой-то намек на «мистера Александра», Шарлотта набралась мужества и обратилась к нему со словами:

– Сэр… Ваше высочество… Вы не могли бы объяснить нам, что произошло? Ваш отец приказал освободить нас с тетушкой, да?

Александр медленно обернулся, все еще не решаясь посмотреть Шарлотте в глаза. Она изо всех сил старалась не подать виду, как ей страшно, а он… он безумно боялся ее обидеть. В глазах Шарлотты светилась надежда. Она смотрела на него так доверчиво… и была столь желанной! Это сводило Александра с ума. Он жадно впился взглядом в соблазнительную фигурку, с ног до головы укутанную шелковым покрывалом, и решительно подавил зарождавшуюся в душе нежность. В его гареме полно манящих женских тел, Шарлотта ничем не лучше их. Тем более что до нее он даже не дотронется. Этот брак будет чистой условностью. Он поможет девушке поскорее выбраться на свободу, и они отправятся каждый своей дорогой. Шарлотта уплывет на корабле в Англию, а он – в Бриндизи, разыскивать Хенка Баррета.

Да, но как объяснить Шарлотте, что ей придется выйти за него замуж, ибо другого выхода нет? Покои отца отделены от приемного зала всего лишь занавеской из камки. Не дай Бог Шарлотта его выдаст, заявив, что они вовсе не собирались жениться и обручения никакого не было…

Но сколько бы ни ломал Александр голову, он не мог придумать, как лучше сообщить Шарлотте о том, что через три дня им предстоит пожениться. Принц посмотрел на леди Аделину. Вдруг она упадет в обморок при этом известии? Впрочем, может, оно и к лучшему? Ладно, что толку откладывать неизбежное?..

Принц глубоко вздохнул и осторожно сказал:

– Вы интересовались своим будущим, мисс Риппон… Видите ли, я объяснил моему отцу-эмиру, что он не может забрать вас с тетушкой в свой гарем.

– О, это прекрасно, сэр! – воскликнула леди Аделина. – Я всегда знала, что на вас можно положиться! Стало быть, британский посол поможет нам вернуться в Англию?

– Э-э… не совсем, – Александр лихорадочно соображал, как передать в двух-трех коротких английских фразах изощренную восточную логику, объяснить женщинам сложность и запутанность их положения. В конце концов, отчаявшись, он предпочел бесстрастно сообщить Шарлотте и леди Аделине слова своего отца. – Эмир согласился отпустить вас из своего гарема при условии, что через три дня мы с мисс Риппон поженимся. Я сказал ему, что мы оба с нетерпением ждем свадьбы.

– Поженимся?! – дрожащим голосом пролепетала Шарлотта. Александр помрачнел, предположив, что ее голос дрожит от ужаса. – Но как мы можем пожениться? Мы ведь еще даже не обру…

Александр поспешил вмешаться и, не дав девушке договорить, бодро произнес:

– Приготовление к турецкой свадьбе длятся порой больше недели. Однако отец велел закончить их через три дня. Он милостиво согласился присутствовать на брачной церемонии, которая состоится в пятницу. Этот день считается у нас самым благоприятным для свадеб.

– В пятницу! – в один голос воскликнули Шарлотта и леди Аделина.

Тут и сэр Клайв обрел дар речи.

– Да это же чушь! – запротестовал он. – Полная чушь! Господи, я о такой глупости в жизни не слышал! Шарлотта Риппон – ваша жена! Что за нелепая мысль?

Александру надоело церемониться с сэром Клайвом. Со временем он позволит негодяю «удрать», чтобы тот передал фальшивые документы великому визирю, но надо выждать несколько дней, иначе побег не будет выглядеть убедительно. А пока… пока расчетливому, чванливому баронету не повредит самому испить из чаши, которую он уготовил другим.

– Сэр Клайв, вы перешли границы приличия, – холодно промолвил Александр.

Он щелкнул пальцами, и к сэру Клайву, грозно подняв кривые ятаганы, подскочили два отцовских телохранителя. Александр задумчиво провел пальцем по сверкающей поверхности сабли и вполголоса отдал какие-то приказания.

В одну секунду лицо сэра Клайва стало из багрового смертельно-бледным.

– Ч-что… ч-что вы им сказали, принц Карим? Я… я не хотел быть невежливым! Я… вы… вы прекрасно делаете, что женитесь на мисс Риппон. Она с-само совершенство!

– Не смейте произносить ее имя! – рявкнул Александр, еле скрывая улыбку. – Сэр Клайв, ваше присутствие здесь отнюдь не обязательно.

И он кивнул двум стражам. Взмахнув ятаганами, они схватили дрожащего сэра Клайва за руки, низко поклонились принцу, потом заставили сделать то же самое сэра Клайва и вывели его из зала.

Шарлотта, побледнев, смотрела им вслед.

– Боже мой! Что же с ним будет?

– А как вы думаете, мисс Риппон? Шарлотта ахнула.

– Вы… вы приказали отрубить ему голову? Александр натянуто улыбнулся.

– Не совсем. Он проведет вечер в своей комнате, слуги будут угощать его лучшими яствами, имеющимися во дворце, а отцовские танцовщицы развлекут восточными танцами. Не тревожьтесь за него, мисс Риппон. Я сажаю в темные подвалы, кишащие крысами, только достойных врагов. А этот недостоин даже стать пищей для крыс.

40
{"b":"461","o":1}