ЛитМир - Электронная Библиотека

«Ничего, это не помешает Шарлотте выйти замуж за респектабельного англичанина, – убеждал он сам себя. – Что изменится, если мы проведем одну-единственную ночь в объятиях друг друга? Клянусь, я доставлю ей блаженство, о котором она даже не подозревает. Это будет не ночь, а сказка…»

– Александр! – прервал размышления принца робкий голос Шарлотты. – Что будет со мной и с моей тетушкой?

– Не беспокойтесь, я обо всем позабочусь, – великодушно пообещал Александр. – Верьте мне, милая Шарлотта.

На губах девушки засияла улыбка.

– Ваш вид будет внушать мне гораздо больше доверия, если вы снимете этот странный головной убор.

Александр притворился возмущенным.

– Неужели вам не нравится мой роскошный тюрбан?

Шарлотта покачала головой. Александр рассмеялся и небрежно бросил тюрбан на кресло.

– Так лучше?

– Да, спасибо, намного лучше. – Она застенчиво улыбнулась. – Теперь вы больше похожи на прежнего мистера Александра.

– И это вас радует?

Шарлотта боязливо прижалась щекой к его груди и прошептала:

– Да.

– Вот как? А я и не подозревал, что такой скучный тип способен вам понравиться. Но раз ему это удалось, я клянусь, что буду отныне появляться перед вами только больным, грязным и окровавленным. И бормотать буду только нечто нечленораздельное! О, как жаль, что, когда я здоров, мое общество вам неинтересно!

Шарлотта рассмеялась. Память принца, словно великую драгоценность, хранила этот смех, напоминавший звон серебряного колокольчика.

– Со временем я, пожалуй, привыкну и к обществу здорового мистера Александра.

– Я буду жить надеждой.

Шарлотта улыбнулась, явно не подозревая, что он сходит с ума, когда по ее телу пробегает мелкая дрожь. Слава Богу (или хвала Аллаху?), что турецкий свадебный наряд не облегает фигуру, иначе даже от ее невинных глаз не укрылось бы, насколько он возбужден. Надо набраться терпения… Шарлотта наверняка наивнее самой молодой и неопытной восточной невесты. Ведь турецкие девушки вырастают в гареме, где они не только узнают, как рождаются дети, но и получают перед свадьбой наставления, как надо любить мужчину. Англичане же ужасные ханжи в любовных делах, и ему, вероятно, придется шаг за шагом объяснять ей свои действия… А это непростая задача даже для такого опытного мужчины, как он.

– Вы молчите, – тихо сказала Шарлотта. – О чем вы думаете, Александр?

Он посмотрел на нее, уже не в силах скрыть свое желание.

– О том, что я хочу вас поцеловать.

– Как странно! – прошептала девушка. – Мы оба думаем об одном и том же.

– И правда, удивительное совпадение! – усмехнулся Александр, впиваясь в ее губы долгим, страстным поцелуем.

«Я гибну!» – словно во сне подумала Шарлотта. Она медленно тонула в волнах неизъяснимого блаженства. Удержаться на поверхности можно было лишь в объятиях Александра. Удивительно: чем крепче она к нему прижималась, тем больше волны захлестывали ее тело, и тем отчаяннее ей нужна была поддержка Александра. Она обхватила его за шею. Пальцы лихорадочно ерошили его густые, темные волосы, а тело медленно пожирал огонь страсти. Шарлотта надеялась лишь, что оно сгорит не очень скоро.

Она запоздало вспомнила, что добродетельные женщины не должны получать удовольствие от исполнения супружеского долга. И ужаснулась. Наверное, Александр догадался, как ей нравится целоваться! Зажмурившись, Шарлотта попыталась отвлечься, подумать о чем-нибудь другом. Но, увы, вместо того чтобы представлять себе безмятежные летние закаты, она упорно думала о том, как ей приятно, когда язык Александра медленно ласкает ее губы. И вдобавок захотела, чтобы принц поцеловал ее грудь! Это желание было таким жгучим и порочным, что Шарлотта тихонько ахнула и похолодела от ужаса. Александр отпрянул.

– Прости, Шарлотта. Я сделал тебе больно?

– Нет-нет… Просто… мы не должны… я… я не могу…

Александр улыбнулся.

– Не думай ни о чем, милая. Просто слушай свое тело – и все.

Голос принца был мягким, нежным; он навевал на Шарлотту блаженный сон. Александр провел пальцем по губам девушки и осторожно погладил ее белоснежную шею.

– Разве тебе не нравится?

Шарлотте не просто нравилось – она трепетала от восторга, уже понимая безуспешность своих попыток сохранить хладнокровие. Однако, когда Александр подхватил ее на руки и понес к кровати, девушка в последний раз робко воспротивилась:

– Александр! Пожалуйста, послушай меня. Мы не должны этого делать… Это… это нехорошо…

– Почему? Мы ведь женаты, Шарлотта, и имеем полное право провести эту ночь вместе. Верь мне, любимая, тебе нечего бояться. Я позабочусь о тебе. Обещаю!

Опять эти слова! «Верь мне…» Разум Шарлотты вяло возразил, что до сих пор Александр не оправдывал ее доверия. Однако вслух она возразить не успела, потому что принц осыпал жгучими поцелуями ее шею, и Шарлотте стало не до логики. Александр погрузил пальцы в ее волосы и принялся осторожно раскладывать золотистые пряди по подушке. Тело Шарлотты инстинктивно откликалось на каждое его движение.

Александр неторопливо поцеловал девушку и начал потихоньку расстегивать ее свадебный наряд, перемежая это нежными поцелуями. Он гак умело соблазнял девушку, что вскоре она совершенно потеряла голову. Опьяненная желанием Шарлотта вглядывалась в лицо Александра. Мужская страсть завораживала ее, Шарлотта и не подозревала, что это настолько сильное чувство.

Глаза Александра были полны сладострастной истомы. Он стянул с плеч девушки кафтан, под которым показалась белая муслиновая сорочка.

– Господи! Да ты еще прекрасней, чем я думал! – пробормотал Александр, легонько прикасаясь к ее груди. А потом нагнул голову и медленно взял в рот ее сосок, целуя его через тонкую ткань.

Шарлотта чуть не задохнулась. Даже в самых смелых мечтах она не представляла себе такого блаженства. Не в силах больше сдерживаться, она задышала часто и тяжело. Александр снял с нее сорочку и припал губами к обнаженной груди. Когда пальцы принца погладили ее бедра, Шарлотта затрепетала и судорожно вцепилась в шелковые простыни. Весь мир свелся для нее в ту минуту к этой кровати под балдахином и к чуду, которое Александр сотворил с ее телом. Она уже не стыдилась мужа и даже слегка рассердилась за промедление, когда он встал, чтобы раздеться.

Пояс, усыпанный драгоценностями, и роскошный шелковый кафтан упали на пол.

Шарлотта, не помня себя, потянулась к Александру, подставила губы для поцелуя. Ей нравилось, что его поцелуи становятся все более жадными, а когда по рукам принца, ласкавшим ее грудь, пробежала дрожь, Шарлотта почему-то испытала непонятную радость.

Однако Александр не позволял своей страсти выплеснуться наружу. В совершенстве владея искусством соблазнения, он хотел еще больше разгорячить девушку, чтобы она уже не думала ни о чем. Ее тело уже жаждало чего-то большего, и, почувствовав прикосновение мускулистой груди и бедер Александра к своей нежной, атласной коже, Шарлотта блаженно застонала. Она судорожно прижалась к мужу, пытаясь избавиться от странной ноющей боли в низу живота, и страшной, и сладкой одновременно. Эта сладостная мука становилась все сильнее, и Шарлотта еле сдерживалась, чтобы не закричать.

Ощутив ее готовность, Александр опустил руку ниже… Девушка моментально напряглась, но страх явно боролся в ее душе с желанием.

– Не бойся, милая Шарлотта, – хрипло прошептал Александр. – Не закрывайся от меня. Я сделаю так, что ты познаешь блаженство. Позволь потрогать тебя там…

Шарлотта не могла признаться себе, что ей этого хочется. Наверное, даже в Турции женщины не позволяют мужьям так дерзко обращаться с собой… Она уткнулась лицом в подушку, не смея глядеть на Александра, но, в то же время, сгорая от стыда, раздвинула ноги.

Едва ощутив прикосновение его пальцев, Шарлотта потеряла остатки разума. Напряжение все росло; казалось, вот-вот произойдет взрыв. Бедра Шарлотты заходили ходуном под рукой Александра.

Он всегда подозревал, что под внешней холодностью Шарлотты скрывается горячий темперамент. И оказался прав. Целуя сладострастно набухшие губы и чувствуя, как ее тело откликается на каждое его прикосновение, принц ликовал. Соблазн овладеть Шарлоттой был велик, Александру все труднее становилось бороться с ним, но впервые в жизни ему было важнее удовлетворить в постели женщину, чем самому получить удовлетворение.

47
{"b":"461","o":1}