ЛитМир - Электронная Библиотека

– Никого… Ладно, выкладывайте, что там у вас. Ни одна живая душа нас здесь не услышит.

Сэр Клайв чуть не рассмеялся в лицо капитану. Господи, да о чем думал принц Карим, связываясь с этим тупоголовым пьяницей! Удивительно, как такой капитан вообще смог добраться до Средиземного моря! Если все борцы за свободу Греции такие болваны, война кончится уже к лету.

– Ну, и что говорит принц?

– Что в Стамбуле вас подстерегает грозная опасность, – театрально прошептал сэр Клайв.

Вряд ли капитану известно что-нибудь существенное, но все равно принцу Кариму лучше этого не знать.

– Принц просил вас предупредить: ни в коем случае не ходите к эмиру Ибрагиму и не пытайтесь связаться с принцем. У великого визиря повсюду шпионы, даже во дворце эмира. Если вы туда сунетесь, вас тут же схватят.

Капитан Баррет поспешил ослабить узел на галстуке. Ему вдруг стало трудно дышать, он побелел как полотно.

– Может, нам лучше сразу повернуть назад? На кой черт мне сдался этот Стамбул? – Он дрожащей рукой попытался налить в стакан еще бренди, а когда не удалось, покорно вздохнул и приложился к горлышку бутылки.

– Я знал, что нам не надо сюда приходить. Очень нам нужно, чтобы проклятые му… мусуль… короче, проклятые турки совали сюда свой нос.

Сэр Клайв встрепенулся, но постарался напустить на себя равнодушный вид.

– Конечно, вы правы, капитан Баррет. Хотя я не совсем понимаю, почему вам не хочется пускать на корабль турок.

Генри Баррет усмехнулся и игриво ткнул сэра Клайва пальцем в бок.

– А нечего нехристям накладывать лапу на оружие, предназначенное для православных греческих христиан.

– Вы совершенно правы, – пробормотал сэр Клайв, еле скрывая ликование.

Значит, трюмы «Прекрасной американки» начинены оружием для греческих революционеров! Да, за эти сведения великий визирь заплатит щедро! Ну а теперь надо как-то помешать этому дураку-капитану уйти из порта… Сэр Клайв встал со стула. Ему не терпелось побежать к великому визирю.

– Капитан Баррет, не забывайте: принц Карим на вас рассчитывает. Что бы ни случилось, не покидайте Стамбул, пока принц не свяжется с вами снова.

Генри Баррет, пьяно пошатываясь, побрел к письменному столу.

– Надо найти секстант, – бормотал он. – Лучше сразу унести ноги. Я лучше отдам приказ держать курс на Корфу. Там английский флот, они меня защитят.

– Нет! – в ужасе воскликнул сэр Клайв, но тут же взял себя в руки и добавил с милой улыбкой: – Вам не следует сниматься с якоря, капитан Баррет. Вы нужны принцу здесь. Он особенно подчеркнул в разговоре со мной, что вы не должны покидать Стамбул. Вспомните, принц хотел, чтобы «Прекрасная американка» оставалась здесь на всякий случай: вдруг ему придется спешно покинуть город?

– О да… теперь я припоминаю. – Капитан поскреб голову под париком, и тот еще больше скособочился. – Бегство… Да, нельзя бросать принца. – Он сгреб в одну кучу карты, валявшиеся на столе, и чуть не опрокинул при этом бутылку бренди. – Да, пожалуй, придется торчать тут, раз уж я нужен принцу.

– Еще как нужны! – поддакнул сэр Клайв. – О, вы хороший друг! Я уверен, принц Карим наградит вас за верную службу.

– Вообще-то я должен был бы… – проворчал капитан Баррет.

– Не стоит меня провожать, я сам найду дорогу.

– А ваш провожатый уже здесь, – сказал капитан Баррет, и не будь сэр Клайв так поглощен своими успехами, его бы удивило, что язык капитана вдруг перестал заплетаться.

Капитан еле заметно кивнул матросу, тот в ответ наклонил голову и вежливо обратился к баронету:

– Пожалуйста, следуйте за мной, сэр. Я проведу вас самым коротким путем.

Отношение великого визиря и его приближенных к иностранцам было вполне определенным. Иностранцы были для них бельмом на глазу. Послы, важные сановники и шпионы – все, независимо от ранга и звания, часами торчали в приемной, а великий визирь решал, стоит ли прервать более важные занятия и снизойти до встречи с неверными.

Поэтому к просьбе сэра Клайва Боттомли во дворце визиря отнеслись с должным презрением. Великий визирь битый час листал бумаги, в которых говорилось о сэре Клайве, потом не спеша читал их, куря кальян. Слабый интерес промелькнул в его глазах лишь тогда, когда он узнал, что сэр Клайв вернул в Стамбул принца Карима Александра, сына эмира Ибрагима. Ибрагим, будучи румелийским Дефтердаром и главным казначеем Оттоманской империи, постоянно мешал великому визирю, и тому страшно хотелось его опорочить. Но, увы, эмир Ибрагим не только пользовался благосклонностью султана, но и прославился своим неподкупным служением империи.

А вот принц Карим не был столь безупречен. Шпионы донесли визирю, что Принц участвовал в сражениях на греческой земле. Было известно и то, что он пускает доходы от своих поместий на закупку продовольствия для мятежных крестьянских войск, скрывающихся в горах Морей.

Великий визирь запыхтел кальяном, вполуха прислушиваясь к бульканью воды и думая о своем. Пару месяцев назад сэр Клайв Боттомли сообщил ему о том, что принц Карим ведет в Англии переговоры с мистером Каннингом, британским министром иностранных дел. Визирь надеялся получить доказательства причастности эмира Ибрагима к преступным деяниям его сына. Именно для этого визирь велел устроить покушение на принца. Но, насколько ему было известно, покушение ничего не дало.

Следует соблюдать предельную осторожность. Султан явно симпатизирует взглядам пылкого, бредящего заграницей принца Карима. Но если удастся доказать, что принц не просто благосклонен к мятежным грекам, но и помогает им, и что эмир Ибрагим знает об измене принца и, более того, поощряет ее, пожалуй…

Великий визирь хлопнул в ладоши и приказал рабу, даже не удостоив его взглядом:

– Приведи сюда этого англичанина. Я побеседую с ним.

Глава 17

С трудом дождавшись, когда сэр Клайв выйдет из каюты, Хенк Баррет поспешил поправить парик, который он вообще-то надевал только в редчайших случаях, и правильно застегнуть мундир. Затем подтянул чулки и, выглянув в коридор, позвал юнгу.

Эдвин уже два раза побывал с капитаном в дальнем плавании, и у них установились дружеские отношения. Ухмыльнувшись, Эдвин сообщил:

– Капитан, сделано все, как вы приказали, Доугел пошел за этим типом по пятам.

Капитан возился с подвязкой и в ответ лишь довольно хмыкнул. Вернув себе идеально опрятный вид, в каком он, собственно говоря, обычно и пребывал, Хенк Баррет подозвал Эдвина к столу, и они принялись наводить там порядок.

– Это выбросить, сэр? – кивнул Эдвин на батарею пустых бутылок.

– Да, и не говори коку, что мы опустошили кладовку, а то он устроит мне бойкот.

– Парни благодарят вас за бренди, капитан, и говорят, что они не против хлебать его из горшка для жаркого. Не обязательно же пить из бутылок! А сэр Клайв-то даже не задумался: как это вы в дребодан пьяны, а на корабле такая чистота? Не мешало бы ему и знать, что при капитане-пьянице на корабле не бывает порядка.

– Сэр Клайв слишком восхищался своим умом. Ему было некогда думать, – Хенк Баррет ласково потрепал юнгу по плечу. – Смотри, не прикладывайся к бутылкам, мошенник. А Доугел пусть явится ко мне, едва вернется на корабль. Как только я выясню, куда отправился этот самовлюбленный, чванливый баронет, я поеду во дворец эмира Ибрагима.

– А можно мне с вами, сэр? Я еще ни разу не был в настоящем дворце.

Хенк Баррет проворчал, стараясь напустить на себя грозный вид:

– Да чего там особенного? Просто большой дом, и все. Ты же американец, мальчик, а американцы не преклоняются перед аристократами. Не забывай об этом.

– Да, но мне все равно интересно поглядеть на дворец.

– Ты еще не все дела сделал. Куда тебе на берег? И потом… это может оказаться опасным. Вдруг эмир решил бросить нас в темницу?

Глаза Эдвина восторженно засияли.

– Вот здорово, сэр! Я возьму шпагу и помогу вам сражаться.

Капитан Баррет недовольно хмыкнул.

53
{"b":"461","o":1}