ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это некий мистер Генри Баррет, – своим бесстрастным, похоронным тоном сказал слуга. – По-моему, он из Америки.

– Из Америки?! – воскликнула леди Аделина. – Боже правый! Ну почему, скажите на милость, нас вдруг стали одолевать иностранцы?

Шарлотту же нисколько не раздосадовало, что неизвестный мистер Баррет решил наведаться в усадьбу Риппонов. С чем бы он ни пожаловал, это наверняка будет интересней, чем вязать чепчики и обсуждать проповедь архидиакона.

– Пожалуйста, проводите мистера Баррета в гостиную, – попросила Шарлотта лакея. – И скажите миссис Стабс, пусть приготовит нам чай.

Через несколько минут незваный гость предстал перед хозяевами дома. При виде его леди Аделина испытала тайное разочарование, ибо выглядел он как совершенно заурядный пожилой английский сквайр. Ни в его внешности, ни в одежде не было никакой экзотики. Светлые волосы, карие глаза, рост средний, ладно сшитые серые брюки, строгий, хорошо скроенный сюртук… Однако акцент выдавал заморское происхождение гостя.

– Леди Аделина, мисс Риппон, простите за вторжение, – промолвил мистер Баррет, аккуратно положив шляпу и перчатки на пол возле кресла, как полагалось по правилам этикета. – Я никогда бы не осмелился свалиться вам, будто снег на голову, но у меня неотложное дело, и мы должны его поскорее обсудить.

Леди Аделина любезно улыбнулась.

– Ничего страшного, сэр. Мы с племянницей всегда рады гостям, тем более в такой дождливый день. Надеюсь, вам нравится в Англии, мистер Баррет?

– О да, очень, миледи! И я весьма признателен вам за то, что вы соблаговолили меня принять, – откликнулся гость, вежливо выжидая, пока лакей внесет в гостиную поднос и поставит его перед леди Аделиной.

Хозяйка взяла в руки тяжелый серебряный чайник. При взгляде на ее хрупкие запястья невозможно было предположить, что она способна поднять увесистый чайник с такой легкостью и изяществом.

– Вам с молоком и сахаром, мистер Баррет?

– Да, благодарю вас, сударыня, – Гость с поклоном принял из ее рук чашку. От миндального пирожного он отказался. Пока тетя Аделина наливала чай себе и племяннице, мистер Баррет непринужденно болтал о погоде, но Шарлотта видела, что ему не терпится вырваться за рамки пустого светского разговора.

Ей тоже очень хотелось поскорее подвести черту под обсуждением неудобств, причиняемых дождем.

– Вы сказали, у вас имелись особые причины искать встречи с нами, – напомнила Шарлотта гостю, как только он отдал дань вежливости и поговорил про лужи, холодный ветер и грязные дороги.

Мистер Баррет благодарно улыбнулся.

– О да, мисс Риппон! Не буду ходить вокруг да около, милые дамы. Видите ли, я сам из Бостона, это штат Массачусетс. В Англии я уже три месяца, меня привели сюда дела, связанные с дедовской усадьбой. На прошлой неделе мне предстояла встреча в Кенте с одним моим другом, однако, к несчастью, на встречу он не явился и никакой записки, отменяющей наше свидание, не прислал. Как вы понимаете, я очень встревожился и повременил возвращаться в Лондон, надеясь хоть что-то услышать о друге. Все это время я жил в Гастингсе, в гостинице «Белый лебедь», а сегодня утром мне стало известно о том, что вы выхаживаете какого-то молодого человека, на которого напали разбойники. И вполне естественно, мне пришло в голову: не мой ли это друг?

– Ах, я надеюсь, так оно и есть! – вскричала Шарлотта. – Мы попросили доктора Макфарлейна рассказать о нем как можно большему числу людей, думали, вдруг кто-то сможет его опознать?

Мистер Баррет вскинул голову.

– Вы хотите сказать, ваш пациент в таком тяжелом состоянии, что даже не может говорить?

– О нет, говорить-то он говорит, – мрачно откликнулась леди Аделина, – но, увы, не по-английски.

Мистер Баррет выдержал небольшую паузу, неторопливо поднес к губам чашку, отхлебнул глоток чая и осторожно переспросил:

– Ваш подопечный не знает английского?

– Совершенно! – заявила леди Аделина. – И французского с немецким тоже. Ну а мы не можем понять ни слова из того, что он говорит на своем языке.

– Так-так… – задумчиво протянул мистер Баррет. – Выходит, вам неизвестно, что делал ваш пациент в Кенте?

– Да мы понятия не имеем! – подтвердила леди Аделина. – Он четыре дня подряд бредил, и доктор даже сомневался, что бедняга выживет. Но Шарлотта не отходила от него целыми сутками, и в субботу утром жар, наконец, спал. Ну а вчера раненый почти целый день проспал, так что нам не представилось бы возможности расспросить его, даже если бы он мог говорить вообще. Хотите еще чаю, мистер Баррет?

– Нет, благодарю вас, хотя чай превосходен. – Гость поставил чашку на поднос. – Стало быть, милые дамы, имя вашего пациента вам тоже неизвестно?

– Почему же? – возразила Шарлотта. – Это нам все-таки удалось выяснить. Его имя – Александр. – Она задумчиво посмотрела на мистера Баррета. – Вашего друга так зовут, да?

– Александр? – медленно произнес американец. – Вы уверены, мисс Риппон, что раненый назвался мистером Александром?

– Честно говоря, мы ни в чем не можем быть полностью уверены. Тетушка ведь сказала вам, мистер Баррет, наш пациент был совсем плох. Да и английским он не владеет. Поэтому нам приходится лишь догадываться, что он хочет сказать. И, естественно, мы не застрахованы от ошибок.

Вымолвив последние слова, Шарлотта вспомнила, как накануне ей удалось немного пообщаться с раненым. Да, они говорили с мистером Александром на разных языках, это правда. Однако у нее возникло странное ощущение, будто они прекрасно понимают друг друга. Порой даже казалось, что они смеются над шутками, которые понятны только им и никому больше. Хотя, конечно, это чистейший вздор, такого просто не может быть! Разве можно найти общий язык с человеком, который способен произнести по-английски только «суп», «лимонад», «сорочка» и «бритва», да и эти слова коверкает до неузнаваемости?

– Поверьте, мисс Риппон, я понимаю ваши чувства, – вежливо кивнул мистер Баррет. – Скажите, а нельзя ли мне хоть на минутку заглянуть к вашему подопечному? Не волнуйтесь, если он спит, я не потревожу его сон. Мне просто хочется понять, кто он.

– Ну, разумеется, вы должны на него посмотреть, – откликнулась Шарлотта, вставая из-за стола. – Он еще слаб, и перевозить его нельзя, но мы с тетей будем очень рады, если окажется, что у него здесь есть друг.

Они провели гостя по коридору в комнату больного. Возле спящего Александра на этот раз дежурила кухарка. Мистер Баррет молча подошел к кровати и бесстрастно вгляделся в заострившиеся черты мистера Александра. Лицо раненого было бледно, иссиня-черные волосы резко выделялись на фоне белой льняной наволочки.

У Шарлотты промелькнула мысль, что мистер Баррет отличается завидной выдержкой. С того самого момента, как гость вошел в комнату, он не выказал никаких чувств. На его лице застыла лишь маска вежливого сочувствия. А еще Шарлотта подумала, что мистер Баррет не сообщил ни имени, ни национальности своего пропавшего друга. И может быть, это не случайно? Законы светской беседы таковы, что мистеру Баррету не составило труда уклониться от ответов на ее прямые вопросы…

Шарлотта повернулась к американцу. Она не желает больше довольствоваться уклончивыми полунамеками!

– Это тот человек, которого вы искали, сэр?

Девушка говорила вполголоса, однако даже столь тихие звуки потревожили сон мистера Александра. Он перевернулся на спину, веки его дрогнули, глаза приоткрылись… Увидев у своей постели мистера Баррета, мистер Александр посмотрел на него в упор и мгновенно смежил ресницы, так что Шарлотте не удалось разглядеть выражения его глаз. Когда же раненый вновь открыл глаза, он смотрел не на американца, а на Шарлотту, и, как всегда, бормотал что-то совершенно нечленораздельное и непонятное.

– Теперь вы видите, сэр, – сказала Шарлотта мистеру Баррету, – кого мы с тетушкой подобрали на дороге. Вы, наверное, тоже не понимаете его языка?

– Что-что? Нет, конечно! Я не понял ни слова и даже ума не приложу, на каком языке говорит бедный малый. Я вообще ни одним языком, кроме английского, не владею. В Бостоне мне это совершенно ни к чему. Я вполне довольствуюсь родным языком и обществом соотечественников.

6
{"b":"461","o":1}