1
2
3
...
63
64
65
...
71

– Я пригожусь вам. Я ухаживала за ранеными.

– Уходите, мисс. Вы никому не поможете, а осколок может ранить вас.

– Но ведь турецкий корабль уходит! Доктор, направлявшийся к капитанскому мостику, даже не приостановился.

– Нет, мисс. Он просто хочет зайти с подветренной стороны и атаковать нас с другого борта.

Шарлотта и врач уже дошли до мостика, в который угодил по меньшей мере один снаряд. Паруса были разодраны в клочья, вокруг валялось множество обломков, так что пробираться по палубе приходилось с огромным трудом. На мостике стояло двое: Александр и мистер Вардл, младший из офицеров. Их лица почернели от сажи.

Какое-то удивительное чутье подсказало доктору, где лежат раненые, и он прямиком пошел к топмачте, под которой действительно обнаружил капитана Баррета, лейтенанта Фицроя и юнгу Эдвина. Окровавленные, перепачканные сажей люди были без сознания.

Что-то пробормотав, доктор склонился над лейтенантом и пощупал его пульс.

А когда пушечная пальба на мгновение стихла, сказал Шарлотте:

– Вы все еще здесь? Ладно, если вы так уж хотите помочь, сбегайте за матросами. Пусть перенесут этих людей вниз.

Шарлотте очень хотелось поинтересоваться, как он себе мыслит поиски матросов. Ведь палубу окутал густой дым, и в двух футах уже ничего не было видно. Однако доктор и так был о ней явно невысокого мнения. Она предпочла не давать ему лишнего повода и, упрямо поджав губы, на ощупь пошла назад. После того как капитана ранили, кораблем управлял Александр. Он стоял на юте и следил в подзорную трубу за турецким фрегатом.

– Из пятого орудия – пли! – громогласно приказал он, обернулся к артиллеристам и… заметил Шарлотту.

На мгновение принц замер, будто окаменев, но затем орудийный залп и торжествующий вопль моряков привели его в чувство.

– Сию же секунду отправляйтесь в трюм. Это приказ, мисс Риппон! – задыхаясь от ярости, ледяным тоном заявил Александр.

– Не могу. Прости, Александр, но врачу нужна моя помощь. Если я тебя послушаюсь, то погублю людей, – сказала Шарлотта и, не дав ему возможности возразить, начала спускаться по лестнице.

Проклиная длинную юбку, стеснявшую движения, она металась по палубе в поисках матросов. Наконец ей попался на глаза пожилой мужчина. Это был кок. Шарлотта обрадованно схватила его за руку.

– Доктор просил, чтобы кто-нибудь поднялся на мостик. Трое человек ранены. Нам нужно двое-трое мужчин, чтобы перенести раненых вниз. Это минутное дело.

– Сейчас! – откликнулся кок. – Подождите тут, мисс.

Когда Шарлотта появилась на мостике вместе с тремя моряками, дым от очередных залпов как раз начал рассеиваться.

– Я смотрю, вы не очень-то спешили, – раздраженно буркнул доктор.

– Там люди тоже не сидят сложа руки.

Доктор в ответ недовольно хмыкнул и, указав на лейтенанта Фицроя, тихо сказал корабельному повару:

– Помогите мне отнести его в камбуз. Я должен ампутировать ему ногу. Бедро у бедняги совсем раздроблено.

Когда матросы положили искалеченного лейтенанта Фицроя на кусок парусины, и Шарлотта заметила, что из окровавленной раны торчит кость, она чуть не упала в обморок. К горлу подкатила тошнота. Шарлотта с трудом проглотила слюну и, если бы не холодный, презрительный взгляд Александра, наверняка не удержалась бы на ногах. Но этот взгляд задел ее за живое. Стиснув зубы, она постаралась сохранить хотя бы внешнее спокойствие.

– А что с капитаном Барретом и с юнгой? – спросила Шарлотта.

– Капитан и юнга без сознания, они потеряли много крови, – ответил доктор. – Не волнуйтесь, они не умрут. Во всяком случае, в ближайшие полчаса. А парнишка уже приходил в чувство, но потом опять впал в забытье. Проследите, чтобы раненых отнесли вниз, и устройте их там поудобнее. Им нужно лежать неподвижно. Я уже вынул из руки капитана осколок и, как только прооперирую лейтенанта, зашью рану. А у парнишки сломано запястье.

Турецкий фрегат наконец отступил, его грот-мачту лизали языки пламени. Однако моряки по-прежнему были заняты и наотрез отказались помочь Шарлотте, когда она попросила их отнести раненых в трюм.

– Нам надо убраться отсюда подальше, мисс, пока турки не послали за подкреплением! – на бегу объяснил матрос. – Принц уводит корабль в потайную бухту.

Пришлось Шарлотте и коку самим переносить раненых. Она даже не подозревала, что худенький тринадцатилетний мальчик может быть таким тяжелым. А когда тащила капитана, у нее вообще чуть не отвалились руки.

Наконец они внесли раненых в каюту и, не обращая внимания на взволнованно раскудахтавшуюся тетушку Аделину, положили юнгу на ее постель, а капитана – на койку Шарлотты. После чего Шарлотта, не в силах пошевелиться, привалилась к стене.

Когда голова Эдвина коснулась прохладной подушки, мальчик на миг приоткрыл глаза. Кок с видом знатока пощупал его череп.

– На затылке у паренька шишка величиной с голубиное яйцо и запястье сломано. Но это все пустяки. Крови он потерял немного. А одежда его перепачкана, потому что парень лежал рядом с лейтенантом – у того из раны кровища так и хлестала.

Шарлотта смочила тряпочку водой из графина, стоявшего на тумбочке, и обтерла грязное, окровавленное лицо Эдвина. К ее удивлению, вся кровь действительно смылась. Шарлотта воспряла духом. Слава Богу, жизнь мальчика была вне опасности!

– Если вы принесете горячей воды, – сказала она коку, – я думаю, мы с тетушкой сможем сами позаботиться об этих раненых.

– Воды? Сейчас! – Кок посмотрел на Шарлотту с уважением. – Вы очень поможете всем нам, если займетесь ранеными до прихода доктора Граймеса.

Леди Аделина молча обмахивалась носовым платком, а когда кок вышел из каюты, предупредила:

– Шарлотта! Я никем заниматься не в состоянии. Я сейчас, сию же минуту упаду в обморок.

– Пожалуйста, не надо, тетушка. У меня нет времени заниматься еще и вами. Почему бы вам не снять с капитана башмаки? А хорошо бы еще и мундир. Врач обрезал рукав, когда вынимал из раны осколок, но, наверное, в одной рубашке капитану будет удобней.

Леди Аделина грозно поднялась на ноги.

– Шарлотта! Ты пытаешься превратить меня в прислугу? В сиделку? Не выйдет! Перед лицом смерти, в минуту несчастья леди должна биться в истерике. Таково ее предназначение! Тогда джентльмены чувствуют себя настоящими мужчинами.

– Но, тетя, здесь же нет джентльменов, так что некого и подбадривать. Здесь только я, а мне нужна ваша помощь. Мы должны подготовить капитана Баррета к операции. О, благодарю вас! – Она улыбнулась коку, притащившему бадью теплой воды. – Я вижу, вы и мыло не забыли. Это чудесно!

– Да, и чистые простыни принес – вы забинтуйте капитану руку до прихода доктора. А я пошел, если вы не возражаете, мисс. Тут у меня еще раненые просили попить, они тоже дожидаются дока Граймеса.

– Тогда катись к ним, чего стоишь? – донесся с постели угрюмый голос капитана. – Что с турками? Мы им как следует врезали?

– Как следует, сэр. Турки бросились наутек – только пятки засверкали.

– «Американка» сильно пострадала?

– Нет, ничего серьезного, сэр. Принц ведет ее сейчас в бухту.

– Потери есть?

– Два человека убиты, сэр. Док Граймес оперирует сейчас лейтенанта Фицроя.

– Да, снаряд попал ему прямо в бедро. Я видел, как он летел, и крикнул, чтобы предупредить Фицроя, но лейтенант меня не услышал. Он потеряет ногу?

– Мы не знаем, – поспешно вмешалась Шарлотта, – но зато нам твердо известно другое: если доктор Граймес придет и увидит, что вы сидите, он мне такое устроит… – Она подала знак коку, и тот выскользнул из каюты. – Ну что, капитан Баррет? Вы изволите лечь или вам хочется, чтобы корабельный врач излил на меня свой праведный гнев?

– Капитан сейчас ляжет, – неожиданно для себя подала голос леди Аделина.

Решительно подойдя к Баррету, она налила в миску горячей воды и намылила тряпку. Правда, рассмотрев вблизи окровавленные руки и ноги капитана, тетушка чуть не уронила миску на пол, но каким-то чудом все же сохранила самообладание.

64
{"b":"461","o":1}