1
2
3
...
69
70
71

– Так… Обойдемся без выкройки… Шарлотта! Быстренько раздевайся. Я сниму с тебя мерку. Медлить нельзя, нужно сейчас же браться за дело.

Итальянский берег еще еле виднелся на горизонте, когда мистер Вардл, самый младший из офицеров, плававших на «Американке», привел Шарлотту на палубу. Капитан Баррет, обходившийся уже без палки, стоял на капитанском мостике в парадном мундире, и вид у него был очень внушительный. Эдвин, правая рука которого все еще была на перевязи, держал левой рукой молитвенник, раскрытый в нужном месте. Александр, леди Аделина и несколько офицеров окружали капитана.

Когда Шарлотта пошла по палубе, на которой выстроились в два ряда матросы, трубач и скрипач заиграли веселый свадебный марш. Новое шелковое платье Шарлотты тихо шелестело, а сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди, туго обтянутой лифом платья, над которым целых два дня корпела тетушка Аделина.

Мистер Вардл крепко сжал руку Шарлотты и, благополучно лавируя между горами корабельных снастей, лежавшими на палубе, подвел ее к капитану Баррету. Музыканты завершили марш на громкой, радостной ноте, и на палубе воцарилась тишина.

– Я счастлив, – Хенк расплылся в улыбке и водрузил на нос очки. Потом полез в карман за платком и высморкался. – Если бы вы знали, какая для меня радость, что Алекс наконец женится! Вы созданы для него, моя дорогая. Да-да, поверьте старику!

Он старательно откашлялся и начал читать молитву.

Шарлотта украдкой взглянула на Александра. Он смотрел прямо перед собой, и вид у него был ужасно серьезный, даже мрачноватый. Она улыбнулась, гордясь своим женским могуществом. Как все-таки чудесно, что она может сорвать с принца эту бесстрастную маску и обнаружить под ней нежного, пылкого, любящего мужа! Посторонние люди, конечно, не могли читать мысли Александра, но Шарлотту даже издалека окатывали волны его обожания.

Александр снял с руки массивный перстень с печаткой и надел его на палец Шарлотты. Любовь красноречиво сквозила в его взоре. Шарлотта трепетала от волнения и жаждала выказать Александру ответную любовь.

Венчание вскоре закончилось. Торжественно объявив Александра и Шарлотту мужем и женой, капитан Баррет лукаво поглядел на принца.

– Можешь поцеловать супругу! Ты же знаешь, такая у нас, неверных, традиция.

– Даже у неверных порой бывают очень дельные правила, – пробормотал Александр, поднес руки Шарлотты к губам и медленно привлек ее к себе. – Добро пожаловать в мое сердце и мою жизнь, любимая, – прошептал он, когда их губы почти соприкоснулись.

Шарлотта пылко ответила на поцелуй мужа, нисколько не смущаясь тем, что это происходит на виду у заинтересованных зрителей. Поцелуй длился долго, пока матросы не начали отпускать шуточки, которые вернули Шарлотту с небес на землю.

– Капитан предложил нам свою каюту, – прошептал ей на ухо Александр, когда губы их наконец разомкнулись. – Надеюсь, ты не собираешься долго засиживаться за свадебным столом?

– Почему? Я вообще-то проголодалась.

– Я утолю твой голод, – нежно пообещал Александр. – А ты – мой.

В этот момент матросы как раз начали раскладывать на палубе столики. Леди Аделина слегка скривилась, но возражать не стала. Она пожала руку Александру, сказала ему, что он счастливчик, а потом тепло обняла племянницу. Однако у Шарлотты, как ни странно, сложилось впечатление, что мысли тетушки заняты чем-то другим.

Впрочем, вскоре Хенк Баррет разрешил ее недоумение. Когда все уселись за праздничным столом, он поднял тост за здоровье и счастье молодых. Моряки одобрительно загудели и налегли на ром. Офицеры и леди Аделина тоже присоединились к капитанскому тосту, но предпочли более изысканный напиток – хорошее, дорогое вино. Шарлотта смущенно улыбнулась, как и подобает невесте, а Александр встал и грациозно поклонился.

Однако капитан Баррет не спешил сесть на свое место. На глазах у изумленной Шарлотты он обнял за талию тетушку Аделину и заставил ее встать рядом с ним.

– У меня есть для вас еще один тост! – зычно гаркнул Хенк Баррет. – Давайте пожелаем доброго здоровья и счастья леди Аделине Спенсер, которая оказала мне великую честь, согласившись стать моей женой.

Матросы загомонили еще громче – то ли от радости, то ли от очередной порции рома. Шарлотта молча сидела и смотрела на тетушку, забыв закрыть рот.

Александр наклонился к ее уху и прошептал:

– Дорогая, закрой, пожалуйста, свой прелестный ротик, а то, боюсь, мне не удержаться от соблазна.

Раскрасневшаяся, смеющаяся леди Аделина, которую сжимал в своих могучих объятиях капитан, нервно поглядела на племянницу.

– Надеюсь, ты не очень шокирована, Шарлотта?

– Нет, я сражена наповал, – пробормотала Шарлотта. – Но право же, я давно не слышала таких радостных известий. А как это все получилось, милая тетушка?

Леди Аделина смущенно потупила взор.

– Видишь ли… Генри говорит, что его еще в гареме эмира и потом, когда на корабль напали гадкие турки, поразила моя храбрость. Ну а после, когда его ранили, бедняжка страдал от боли, хотя из гордости никому в этом не признавался. По ночам он не мог заснуть, и мы подолгу разговаривали… ну и… как-то все так получилось. – Розовые щеки тетушки напоминали уже алые маки. – Капитан – очень мужественный человек, а я… это он так считает… воплощение женственности. После смерти жены Генри был ужасно одинок и совсем о себе не заботился. – Леди Аделина заговорщически улыбнулась племяннице. – Он говорит, его дому позарез нужна новая хозяйка; обещает, что я буду счастлива с ним в Америке. И я думаю, Генри прав. Джентльмены лучше нас, женщин, разбираются в таких вещах.

– Неужели капитан Баррет увезет вас в Америку? Тетушка Аделина, я не ослышалась? Вы собираетесь жить в Бостоне?

– А почему бы и нет? Ты меня, конечно, извини, Шарлотта, но тебе надо шире смотреть на вещи. Это все проявления ограниченности, национализма. Англия ведь не центр Вселенной. Генри говорит, Бостон – шикарный город, и жить там не опасней, чем в Сент-Леонардсе. Да и чего мне бояться в Америке? Снежных метелей, медведей и краснокожих? Но, ей-Богу, это все сущие пустяки, они ни в какое сравнение не идут с похищением, заточением в гареме и битвой с турецкими разбойниками! Хенк говорит, дом у него очень уютный и мне там понравится.

Александр ласково улыбнулся.

– А когда вам надоедят медведи и метели, вы упросите Хенка снарядить корабль и приплывете к нам в Грецию.

– Да, а мы уж постараемся вас как следует развлечь, – пошутила Шарлотта. – Турецких разбойников, правда, не обещаем, но парочку греческих Александр для вас раздобудет.

– О нет, я вполне удовлетворюсь внучатыми племянниками! – живо возразила леди Аделина.

– Кстати о племянниках, – сказал Александр, не обращая внимания на смущение Шарлотты. – Пожалуй, нам с женой пора пожелать вам всем спокойной ночи.

– Уже глазки слипаются, да? – хохотнул Хенк.

– Да, что-то в этом роде, – невозмутимо ответил Александр.

Он предложил жене руку, и они дошли до дальнего конца палубы. Когда пирующие матросы скрылись из виду, супруги остановились и оперлись о поручень. Александр обнимал Шарлотту за талию. Заходящее солнце отбрасывало косые красные лучи на итальянское побережье, а небо над головами молодоженов постепенно темнело.

– Ты довольна, что скоро вернешься домой? – спросил Александр.

– Мне не терпится увидеть братьев, продемонстрировать им, что я жива и здорова, – Шарлотта улыбнулась. – А еще я мечтаю накупить в Лондоне новых нарядов. Тетушка Аделина придет в восторг, когда узнает, что я, наконец, проявляю интерес к моде. Но, право же, когда два месяца подряд одеваешься во что попало, постепенно начинаешь ценить возможность выбрать одежду по своему вкусу.

– А мне кажется, ты умалчиваешь о главном, Шарлотта. Ты всю жизнь прожила в Англии и наверняка скучаешь по друзьям. Тоскуешь по белым скалам Дувра и по серым небесам, затянутым пеленой теплого летнего дождя.

Шарлотта провела пальцем по резко очерченной скуле принца.

70
{"b":"461","o":1}