ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"А с тобою когда-нибудь было такое?" -- вопрошал он, обращаясь к черному зонтику, забытому кем-то в передней у калошной стойки: один, в пустой канцелярии, в конце еще одного, пролетевшаго, словно во сне, присутственного дня. "Ты стоишь у прикрытого жалюзями окна мансарды. Осенний свет лежит на паркете, на стене. Этот свет неслышно и немолчно говорит с кронами вязов в опустевшем дворе. Выйди из дома. Сегодня сентябрь. В бездонно-высоком, прозрачном куполе неба летит клин диких гусей."

"Ты заметил, что осенью небо звенит? К вечеру соберутся тучи, и на изломе своего горнего пути солнце пронзит сизые их нагорья ослепительно чистым лучом. Воздух тонок и робко-застенчив: он здесь. Он словно не здесь. Сполохи рябины окаймляют сады. От влажной земли веет ароматом грибов и палой листвы. Налетевший порыв доносит стук далеких колес. Даль..."

Он не мог не понимать того, что теперь в нем смеркалось очень скоро, словно зимой. Янтарный свет на глазах сменялся индиговой синью, седели виски, и с ними в сенях души по утрам седел и суровел жесткий щетинистый иней. Однажды ночью одиночество пролилось каплями холодного пота. Впервые за сорок восемь лет Хаузер пробудился совершенно беззвучно и с немым ужасом сел на белой и гладкой, точно заснеженное поле, постели. В давно налаженной, отлично смазанной машине пыток случился сбой. Стая кончилась. Накануне, по-видимому, издох последний -- седой вожак. Каспар был один, без привычной и осмысленной, медленной смертной казни, а иная жизнь, которую он, не читая, пролистывал, словно неусердный ученик, готовящий постылый урок -- эта иная еще даже и не начиналась.

Держась за сердце, он подошел к окну. Недавно было новолуние, и над предраcсветными, морозными полями тонко звенел острый серебряный серп.

LA, MMI

(1) Выдержки из стенограммы заседания сейма цитируются по изданию И.Ф.Шиллера и Л.А.Мея, том 3, стр. 440. М., ГИХЛ, 1956 г.

(2) Добровольческих отрядов.

(3) Через десять месяцев в Кракове при посредничестве Республики был подписан мирный договор. Статус Мемеля остался неизменным. (Прим. издателя)

(4) Женщины образованных классов герцогства были допущены к государственной службе -- с тем, однако, чтобы оне не смели получать бльшего жалованья, чем их чиновные же супруги; в тех редких случаях, когда это условие нарушали, Священным Синодом дозволялись разводы. Утверждалось, впрочем, что Его Высочеству было благоугодно издать сие уложение единственно вследствие великой убыли мужескoго пола в прошлую войну.

3
{"b":"46163","o":1}