ЛитМир - Электронная Библиотека

Регенерационный блок оказался крохотным: раза в два меньше нашего. Узкий коридорчик, три одноместные камеры, комната оператора. При моем появлении элианин, в ней сидящий, оторвался от проектора и шагнул навстречу. Лицо его приняло удивленно-страдальческое выражение. Появления радорианина он не ждал. И хотя понимал, что раз я здесь, то имею на это право, мое присутствие было для него неприятно.

Это то, что должна была выразить его гримаса. Но чужак не был профессионалом. И искусственность его мимики я заметил сразу. Топографическую проекцию элианин тоже свернул чересчур поспешно. Сумасшествие продолжалось.

Из трех камер регенератора была занята только одна. К ней я и попытался пройти. Куда там. Элианин встал преградой на моем пути. У меня мелькнула мысль: что будет, если вместо пустых пререканий я поступлю нестандартно? Возьму чужака за длинный зеленый пучок волос и стукну об стену. А потом скажу: «Препятствовал исполнению обязанностей координатора». Мысль мелькнула и исчезла. Я качнулся влево, словно намереваясь пройти в операторную. Элианин довольно неуклюже попытался скопировать мое движение. Точно непрофессионал. Я чуть развернул корпус и проскользнул в образовавшуюся щель.

Однако мой визави и не думал сдаваться. Потерпев поражение в противостоянии физическом, он перешел на вербальное. Хотел перейти.

– Назовите, пожалуйста, ваш статус и цель пребывания.

Я остановился напротив работающей камеры, мимоходом подумав, что ситуация вполне соответствует элианскому представлению о смешном: «Поединок представителей высокоразвитых рас в коридоре медблока». Активировав терминал камеры, я уставился на полупустой экран. Понятно. Гипотеза об умственной болезни, распространяемой землянином, отпадает. Все логично… Плохо. Очень плохо.

– Статус – координатор. Точное время доставки организма в этот блок?

Элианин помедлил.

– Шесть сорок семь тактов назад.

– Длительность курса восстановления?

– От семи до восьми тактов.

– Почему полный отчет об изменении параметров организма недоступен?

– В работе систем обслуживания возникли незначительные Сбои. Утеряна часть данных терминалов один-три.

Я выдержал паузу, словно обдумывая следующий вопрос. Вся надежда на отсутствие у чужака должной подготовки. И не ошибиться бы с интонацией…

– Все данные должны дублироваться. Копия отчета должна сохраняться в центральном комп-модуле, это так?

– Да. Желаете ее просмотреть?

Чуть быстрее, чуть тверже, чем следовало. Элианин ждал этого вопроса, и подобное развитие ситуации его устраивало. Предложение о просмотре тоже прозвучало мягче, чем предыдущие реплики. Все правильно… Плохо.

– Позже. Скопируйте ее на комп-модуль. – Я продиктовал номер. – Вкратце, что произошло с организмом?

Необходимость тянуть время отпала, и уровень моего допуска элианин больше не спрашивал.

– С организмом… Землянином? Общая перегрузка. Во время диагностики у меня создалось впечатление, что в течение короткого периода его организм работал выше своих «штатных» возможностей. Как результат – многочисленные внутренние кровоизлияния, мышечные повреждения, нарушение гормонального баланса. Плюс общее истощение нервной системы. Поскольку повреждения не носили локального характера, лечение в стационарной камере было признано оптимальным.

– Что говорил сам землянин?

– Перетрудился на тренировке. Мы почти не общались, я сразу поместил его в регенератор.

– Поместил?

– Уложил. Он потерял сознание.

– Я подожду окончания восстановительных процедур здесь.

– Вы имеете право. – Элианин ушел в операторную.

До деактивации регенератора оставался почти такт – уйма времени. Итак, суммируем полученную информацию. Ту, что стоит за словами.

Во время тренировки землянин получает достаточно специфические повреждения. После чего попадает в элианский медблок, где его пропускают через стационарный диагност. И вот тут случается непредвиденное. Диагност выдает неожиданный результат. Настолько необычный, что элиане решают его скрыть. Они устраивают сбой в собственных системах, под предлогом которого уничтожают часть данных. Копия на центральном комп-модуле чужаков никакой ценности не представляет. Хотя бы потому, что в отличие от данных с терминалов ее можно редактировать.

Все это выглядело бы просто и объяснимо, если б не два «но». Во-первых, вывести здешние системы из строя – задача почти невыполнимая. Во всяком случае, мы способа так и не нашли. Во-вторых, элиане прекрасно понимали, что подобный трюк может быть использован лишь однажды. Да и реакция со стороны Корректоров неизбежна.

Тем не менее элиане на это пошли, а значит, ценность открытия окупала возможные издержки. Значительные издержки.

Какой смысл препятствовать моему продвижению – тоже ясно. Либо чужакам не хватало времени на внесение изменений в данные, либо они пытались максимально выправить состояние землянина. Второе вероятнее, поскольку информация на терминал начала поступать примерно в то же время, как я вошел в комнату. Это картина в целом. В деталях же еще долго предстоит разбираться: слишком нетривиально произошедшее.

А начнем мы разбирательство с землянина.

Синий огонек на панели регенератора сменился белым. Терминал резюмировал: «Курс восстановления завершен. Состояние объекта близко к нормальному. Рекомендуется дополнительный профилактический курс длительностью от одного до трех тактов».

Странно. Почему эти такты не были включены в стартовую программу?

Я вызвал параметры запуска регенератора. Все стандартно. Типовой режим работы… Одобрен аналитическим блоком. Незначительные коррективы предложены… Внесены. Выходит, и анализатор допустил ошибку.

Саркофаг камеры раскрылся, оттуда выглянул землянин. Насколько я разбирался в его физиологии, выглядел он неважно, несмотря на восстановительные процедуры. Наши взгляды встретились, и чужак вздрогнул. Примитивный организм, не способный себя контролировать! Впрочем, собственная реакция землянина смутила, и он счел необходимым сгладить произведенное впечатление. Выдавил полуулыбку.

– Приветствую вновь, координатор. Не ожидал. Какими судьбами?

Невероятное существо! Первое время меня развлекали его попытки переводить собственные единицы измерения в наши. Развлекали тем, что чужак вспоминал о необходимости перевода через два раза на третий. Хотя на радорианском разговаривал почти безупречно. Как он умудрялся сочетать эти два качества, для меня осталось загадкой.

Другой особенностью землянина была привычка переводить идиомы своего языка на радорианский. Он никак не хотел верить, что этого делать нельзя. Что звучит это глупо, поскольку радорианские идиомы строятся по другим принципам. Мотивировал же свое упорство землянин тем, что вы, дескать, мою мысль понимаете? Значит, переводимо. Вот и сейчас я услышал бессмысленное: «Какими судьбами?»

– Контролировать состояние подчиненных – обязанность координатора.

При этих словах чужак едва заметно дернулся. Не понравилось. У землянина странная эмоциональная реакция на слова о необходимости контроля над личностью. Не то чтобы он отрицал необходимость такого контроля, но реагировал на него крайне болезненно. Очередное противоречие. Я продолжил:

– И потом, ты первый, кто после тренировки угодил в регенератор.

– Ага, антирекорд поставил, значит. Кстати, я уже считаюсь исцеленным? А то что-то окружающий мир по-прежнему не очень радует.

За спиной у меня возник элианин.

– Лечебный курс не завершен. Вам придется вернуться в восстановитель еще на несколько минут.

Надо же! И тут с землянином возятся как с ребенком. Минут… Минута – шесть седьмых такта, это я понял на второй день общения с чужаком. А некоторое время спустя мне намекнули, чтобы я был снисходителен к чужому несовершенству и при разговорах с землянином использовал его единицы измерения. По возможности. Оказывается, намекнули не одному мне…

Я повернулся к элианину.

10
{"b":"462","o":1}