ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне необходимо поговорить с ним. Наедине. Если вы оставите нас, то нам не придется выходить из блока.

– Постарайтесь не затягивать беседу.

Элианин подождал ответа. Не дождался и вышел из отсека.

Землянин посмотрел на меня неодобрительно. Элиан он любил, считая их достижимым идеалом. Эталоном, к которому следует стремиться жителям его планеты. Несмотря на отсутствие у землян эмпатических и телепатических способностей, несмотря на принципиальные психологические и значительные физиологические различия.

Еще одна бездумная фантазия.

Я сделал вид, что внимательно изучаю землянина. Оттенки поведения он различал плохо, и зачастую приходилось переигрывать.

– Что произошло? Как ты здесь оказался? От элиан слова не добьешься.

– Еще бы, – землянин скрестил руки на груди, – ты к ним тоже относишься с прохладцей… Не знаю я, что произошло! Тренировка как тренировка. Под конец, во время спарринга с Ирейном, что-то случилось… Не знаю что! Как выяснилось позднее, я каким-то образом смог ускорить свои движения до уровня… близкого к ирейновскому. Ну и вот… – Землянин хлопнул по стенке камеры и скривил рот.

Замечательная гримаса. Аналогов нет ни у одной расы. Как объяснял землянин – «вроде негативной улыбки». На вопрос, как улыбка может быть негативной, он задумался, а потом признал: «Да, странно». Но сейчас меня беспокоила не столько его гримаска, сколько то, что он врал. Причем врал, сознавая, что врет, но пребывая в твердой уверенности, что я этого не пойму. Мне захотелось улыбнуться в ответ. Наши улыбки у чужаков едва ли не рвотные спазмы вызывают. Будь на его месте элианин, улыбнулся бы обязательно.

– Постарайся все вспомнить. Спарринг – заключительная часть тренировки. Было ли что-то необычное в ее начале?

– Нет. Я же говорю – тренировка как тренировка.

У землянина странная убежденность, что повтори он фразу дважды или сошлись на что-то сказанное ранее, слова приобретут больший вес.

Итак, нерядовые события произошли на тренировке минимум два раза. Причем после первого тренировка была продолжена…

– Ты перешел на более высокую скорость движения только во время спарринга с Ирейном? При работе с имитатором не было чего-то подобного?

– Нет. С имитатором отработал как обычно.

– А потом?

– Да понятия не имею, как это возможно! Начали мы спарринг. Сначала он меня вырубил. Быстро и чисто. Потом… опять. А в третий раз мы дрались… полноценно. Я думал, что Ирейн поддается, а оказалось – я прибавил. Ты это хотел услышать?

– Примерно.

Опять ложь. Но теперь я знаю, что второй случай произошел в конце «дуэли».

И все-таки интонации и мимика землянина меня несколько озадачили. Он врал, но при этом словно и сам недопонимал, что является правдой. Уникум.

– Как ты угодил в медблок?

– Плохо мне стало, как! – В голосе землянина появилось раздражение. – Голова кружилась, тошнило… Мышцы уже потом заболели. Слушай, может, отложим допрос на попозже?

Свет мой звездный, понимал бы ты ценность сказанного! Элиане вряд ли надеялись на твое молчание, но пространство для маневра ты им своей откровенностью сильно сузил. А нам сузил область поиска. Я похлопал землянина по плечу.

– Как скажешь. Давай долечивайся, а там поговорим.

Я махнул рукой – прощальный жест, как и похлопывание, перенятый у чужака. Землянин вяло помахал в ответ…

Я остановился на лифтовой площадке. Активировал уником. Линия два. Голос.

– Координатор. Установите контроль и защиту линии. Переадресуйте вызов мне.

– Принял. Связь через полтакта-такт. Разрыв?

– Разрыв.

Я подключился к информационным системам станции. Данные на Ирейна Лири… Поиск… Текущее местоположение… Расположение комнаты. Если объект начнет перемещаться – сообщить.

Руку защипало. Внутренний вызов.

– Оператор. Прикрытие активно. Линия максимально надежна.

– Элианский медотсек. Двенадцатый уровень, третий сектор, блок три. Установите все входящие и исходящие контакты с глобальной сетью за период минус двадцать – минус пять тактов. Выясните, каким образом были вызваны сбои в системах этого блока. Важна любая косвенная информация.

– Насколько важна?

– Никакого прямого вмешательства. Только пассивное наблюдение. Все данные по землянину на центральный аналитический модуль. Расчетные модели телепатов на центральный модуль. Анализатор для обработки записей боя на фериях на центральный модуль.

– Принял.

– Разрыв.

Я отключил уником. Так. Теперь посмотрим, что расскажет мастер ферий.

Тренер землянина проживал на девятом уровне, в глубине элианского сектора. Дорога туда заняла около двух тактов, и по пути я успел еще раз просмотреть его досье.

Немолодой – вдвое старше меня. Без органических модификаций, без имплантатов… Впрочем, у чужаков это норма.

Нетелепат. Надо же, почти у всех элиан минимум третий-четвертый уровень. Сенс. Редкое, бесполезное качество.

Работал в службе безопасности. Пятая категория… В общем, немало, но и немного. Середнячок. Далее: входит в двадцатку мастеров ферий. Приглашен на станцию в качестве инструктора двенадцать арков назад.

Дорогая игрушка. Интересно, чем Корректоры Элию отблагодарили? А анкета у этой игрушки мне не нравилась. Вытянуть из чужака что-то новое вряд ли удастся: все-таки сотрудник элианской СБ. Хотя попытаться стоит. Возможно, что-нибудь да промелькнет.

Я подошел к нужному блоку. Коснулся пластинки вызова. Терминал помедлил, затем выдал приглашение войти. Любопытно, меня ждали? Я тронул створки, заставив их втянуться в стены, шагнул в комнату и мысленно скривился.

С помещением явно работал художник. Или его хозяин сам владел пространственным дизайном. Минимум мебели – сплошь трансформеры. У некоторых элиан болезненное пристрастие к монофункциональным предметам, но владелец комнаты был не из их числа. И голограммы, голограммы… Все помещение затянуто туманом проекций. Сумасшедшие рисунки. Более сложные, чем на стенах коридоров, да еще и меняющиеся со временем. В сочетании с зеленой цветовой гаммой и концентрированными источниками света… Мерзость.

Элианин стоял на противоположном конце помещения и проглядывал какие-то записи. Возмущения моим вторжением он не выразил. Разыгрывать занятого хозяина тоже не стал. Отложил записи и указал рукой на кресло, мимоходом скользнув по мне взглядом. Улыбнулся. Не так, как землянин, но выражение лица в чем-то схожее.

– Я тебя ждал.

– Я польщен.

– Разговор затянется?

– Зависит от тебя.

Элианин присел на стул; помедлив, я поступил так же.

До сегодняшнего дня я видел инструктора лишь однажды. Когда землянин, отключив уником, заигрался на симуляторе. Мне тогда пришлось идти и вытаскивать его лично. Тренер за землянина извинился, пообещав впредь подобные вещи контролировать. На том и разошлись. Теперь я жалел, что мы не были знакомы дольше: придется отрабатывать одну из общих схем по вытягиванию информации.

– Изложи свою версию произошедшего.

– Ты о тренировке. – Скорее утверждение, чем вопрос. – Изволь. Структуру занятия ты знаешь. Сегодня она не менялась. Первая и вторая часть – тренажер. Третья – спарринг. Четвертая – разбор занятия. Между ними семитактовые перерывы. Землянин отработал первые две части в обычном для себя темпе. Задания выполнял стандартно. Ничего нового не продемонстрировал. Что произошло во время спарринга, я не знаю. В какой-то момент землянин начал двигаться существенно быстрее. Примерно как немодифицированный радорианин. Длилось это около такта, после чего началась защитная реакция организма. Я обследовал его стандартным диагностом. Обнаружил многочисленные мелкие повреждения, но ничего серьезного. Прервал тренировку, посоветовал посетить медблок. Он ушел. Что бы ты хотел уточнить?

– Чем сегодняшняя тренировка отличалась от предыдущих?

– Только набором тренировочных программ. По понятным причинам я регулярно меняю настройки имитаторов.

11
{"b":"462","o":1}