ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем весь город говорит
Бросить Word, увидеть World. Офисное рабство или красота мира
Маленькая книга BIG похудения
Свидание напоказ
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
Синдром Е
Глиняный колосс
#Сказки чужого дома

– Почему ты ждал моего прихода?

– Мне сообщили, что землянин помещен в медблок и ему необходимо пройти восстановительный курс. Я подумал, – элианин снова улыбнулся, – что его координатор должен заинтересоваться состоянием подопечного. Разобраться в случившемся, сделать выводы. Потому и ждал.

– Что необычного произошло во время второй части тренировки?

– Ничего. Тренинг проводился по варианту «волна». Ваш аналог…

– Я знаю. Дальше.

– А что дальше? Землянин показал свой средний результат. Потерпел поражение. Отключился. Разбора ошибок мы не устраивали. Да и нет у него технических ошибок. Только действует примитивно, как по учебнику. Никакого творчества. И скорость невысокая.

– Как изменялся рисунок боя во время спарринга?

– В течение первого поединка – никак. Второго – тоже. В третьем мне пришлось драться в полную силу. Про технику и скорость землянина я уже говорил. Достать противника такого уровня обычным способом невозможно. Пришлось выстраивать сеть замыкания. Я ее выстроил. Затем землянину стало плохо, тренировку пришлось прервать. Все.

– Были ли изменения в психосфере землянина по окончании тренировки?

– Ты же знаешь, мы не сканируем иных.

– Телепаты не сканируют. Ты – сенс.

– Это не важно. Для нас разницы нет.

Я наконец расслабился. Замечательно. С начала разговора элианин последовательно скармливал мне дезу. Видимо, он давно не занимался оперативной работой, а потому ловить его на едва заметных колебаниях удавалось. Правда, не совсем понятно, почему мой собеседник решил, что ложь останется незамеченной. Недооценил меня?

Однако сейчас это было не столь существенно. Вопрос – что делать? Уйти, оставив элианина с мыслью, что его затея удалась, или вступить в область гипотез и предположений?

Не нравилось мне балансировать за гранью фактов. Хотя что я терял? Запись беседы наверняка ведется. Позже ее просмотрят элианские аналитики. Увидят ошибки соотечественника. Сделают вывод о том, что удалось понять мне… Пожалуй, стоило рискнуть.

– Кто составлял программу для первой фазы сегодняшней тренировки?

– Программы тренировок составляю я.

– Всегда?

– Да.

Я поднялся. Неприятная для элианина ситуация: прямая ложь, которой он так старательно избегал. Любопытно, он пытается меня сканировать? Скорее всего – да. Но ничего у него не выйдет.

Возможно, мне не следовало прерывать разговор так резко, но главное я уже узнал. И чужаки это в любом случае поймут.

– Мне бы хотелось получить записи тренировок за последние…

– Это не в сфере вашей компетенции, координатор.

Элианин тоже встал.

– Все, что касается членов моего звена, – в моей компетенции.

– Запрос пошлете? Я вам не подчиняюсь. У моих занятий особый статус. Вы это знаете.

– Это ваш выбор. Жаль. До встречи.

– Маловероятно, координатор. Прощайте.

Я вышел в коридор, направился к лифту и в этот момент почувствовал укол, почти болезненный. Экстренный вызов: требуется мое присутствие в радорианском центре.

Занятный день. Богатый на неординарные события. А ведь все только начинается…

Я вызвал оператора.

– Координатор. Мне нужна вся информация по изменению состояния землянина во время тренировок по фериям за последние пять арков. Прямого доступа к ней нет, но копии записей должны быть на центральном модуле. Еще: найдите последние отчеты о работе медицинского диагноста в помещении девять три двадцать один. Это элианский тренажерный зал. Разрыв.

Так. Теперь остается ждать, пока все данные будут доставлены… Я вызвал лифт.

Реттор выглядел озадаченным. Кэррет – эксперт-аналитик первой категории – расстроенным и раздраженным. Я же до сих пор не мог понять его яростной убежденности.

– Координатор, я не могу отказаться от своих выводов. – В голосе Кэррета звучало напряжение. – Вы вольны согласиться с моей оценкой или предпочесть заключение аналитического модуля.

– Никто не заставляет тебя отказываться. – Я замолчал, формулируя вопрос.

С самого начала я не очень-то наделся на успех аналитиков. И ошибся. Порадовать они не смогли, но удивить сумели.

Первыми закончили эксперт-оценщики поединков. Изложенное ими прекрасно согласовывалось со словами и землянина, и его тренера. Отработки боев с абстрактным противником, серии дуэлей в варианте «цепь», спарринги… На протяжении нескольких арков коэффициент эффективности у землянина был средний. Ощутимо ниже, чем у элианина. До последнего занятия…

Кэррет не вбежал – ворвался в комнату совещаний.

– Кэлеон, мне пока не ясно, как они добились такого эффекта, но запись – подделка.

– Мы получили твое сообщение. – Реттор остановил стереограмму.

– Кэр, ты можешь сказать что-то конкретное? – Я развернул кресло к вошедшему. – Где именно были внесены изменения? В чем они выражались?

– Не получается их локализовать, – аналитик неожиданно успокоился, – но они есть. Не могу установить, как элианам удается так хитро обманывать наши системы. Вообще не вижу способа, с помощью которого можно добиться такого эффекта!

– Стоп. Еще раз. Изложи все спокойно.

Аналитик буквально упал в кресло, развернул к себе аналитический модуль.

– Итак, смотрим по порядку. Первый этап. Условный противник.

Над столом замерцала проекция красного зала. Колонна, камни, кристаллы и маленькая фигурка землянина в центре. Фигурка пришла в движение. И одновременно от стен отделился десяток небольших пульсирующих белых шаров. Инопланетник шагнул вперед, нанес удар…

– Пауза, – Кэррет заморозил картинку, – возврат на одну тридцатую. Пауза. Проиграть фрагмент.

Выплывающие сгустки, шаг, удар.

– Повтор.

Сгустки, шаг, удар.

– Повтор!

– Режим анализа, – вмешался Реттор. – Оценщик, какова достоверность выделенного фрагмента?

– Я проверял на центральном модуле, точность его оценки на порядок превосходит…

– Подожди, на моем анализаторе специфические настройки. – Мне показалось, или в голосе Реттора проскользнула заинтересованность. – Я их для другого выставлял, но интересно будет проверить.

«Анализ закончен, достоверность записи близка к единице. Увеличить глубину анализа?»

– Заинтересовала задачка? – Я хлопнул Ретта по предплечью.

– Кэл, тут и вправду что-то не так. – Вид у Реттора был такой, словно он сам не до конца понимал то, о чем говорил. – Ты посмотри внимательнее. Расслабься, не думай ни о чем, просто смотри.

В некотором недоумении я вернулся к записи. Сгустки, шаг, удар. Сгустки, шаг, удар. Сгустки… Меня словно током прошило.

– Пауза! – Я резко повернулся к аналитику. – Почему… Что с ними не так?!

– Не знаю! – Вся сдержанность Кэррета испарилась мгновенно. – Но что-то с шариками явно не в порядке. Просто вижу, и все! А анализатор не видит, не знаю, как это объяснить. Я пробовал модели строить, крутил разными способами. Физика правильная, геометрия тоже. Здесь же… – Кэррет запнулся. – Здесь словно наше восприятие на что-то влияет. Мне кажется, не в самих шариках дело. – Кэррет замолчал, будто подбирая нужные слова. – Когда они из стен появляются, это как-то… неправильно, что ли. Не могу описать. Да ты и сам же почувствовал! А вот в чем именно состоит эта неправильность, не разберешь. Аналитический модуль вообще ее не фиксирует, и мне сформулировать не удается. – Теперь Кэррет выглядел растерянным.

– Но это абсурд! – едва ли не выплюнул Реттор. – Какой смысл подделывать внешний вид искусственного противника? Шарики, кубики, пирамидки. Да хоть элианин чешуйчатый!

– Возможно, скрыть пытались нечто иное, – я вопросительно посмотрел на Кэррета, – а видимые нами искажения лишь следствие каких-то более серьезных изменений.

– Нет у меня своей версии. Нет! – Кэррет откинулся на спинку кресла и принялся массировать лицо. – Сейчас я готов предположить что угодно. Может, против землянина Корректора выставили. В неведомых нам целях.

12
{"b":"462","o":1}