ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За поворотом Джек чуть не врезался в корову и едва успел нажать на тормоза. Остальные животные перешли дорогу и мирно паслись в придорожной канаве на другой стороне от шоссе.

– Смотри-ка, хитрые корбеттовские коровы нашли упавший участок изгороди.

С этими словами Джек вылез из грузовика. Крича и размахивая руками, он перегнал животных обратно на пастбище.

К счастью, он взял с собой инструменты и несколько запасных досок, так что смог наскоро залатать изгородь. К своему мысленному списку того, что надо приобрести, он сразу же добавил колючую проволоку.

– Дальше нам лучше пройти пешком, – сказал Джек, остановив грузовик возле ворот пастбища. – Не хочу пачкать машину.

На Анне были надеты башмаки Делрея. Хотя и чересчур просторные, они хорошо защищали от грязи и застоявшейся воды. На Дэвиде были его старые башмаки, но большую часть пути Джек нес его на руках.

Стадо от бури не пострадало. Насколько мог судить Джек, они не потеряли ни одной головы.

Он считал это почти что чудом, хотя и слышал, что такие бури подчас творят странные вещи, полностью разрушая одну сторону улицы и оставляя противоположную совершенно нетронутой.

Иногда они многие мили двигаются вдоль поверхности земли, сметая все на своем пути, а иногда скачут, как камень по воде, оставляя за собой лишь отдельные очаги разрушения.

Этот вихрь, видимо, прошел восточнее, миновав пастбище и сохранив в целости стадо.

Когда они возвращались к грузовику, Джек гадал, заметил ли Дэвид, что он держит Анну за руку. Даже если и заметил, то все равно ничего не сказал. Пожалуй, он пока еще не подозревал, что отношения мамы с Джеком стали совсем иными, но до сих пор у него и не было для этого оснований – утром Джек проскользнул вниз, на диван в гостиной, еще до того, как мальчик проснулся.

Для того чтобы устроить настоящий пикник, земля была слишком сырой, так что стол пришлось накрыть на сиденье пикапа. Обед состоял из бутербродов с арахисовым маслом, свежих фруктов и консервированного сока. Джек не отрывал взгляд от Анны, и она улыбалась ему так, как женщина улыбается своему мужчине после хорошо проведенной ночи.

Эта едва различимая улыбка говорила о многом. В частности, о том, что женщина знает все твои тайны – «тебе ведь хочется меня трахнуть, правда?». И каждый раз, когда Анна одаряла его подобной улыбкой, Джеку хотелось себя ущипнуть – не сон ли это.

Это был не сон. Это была реальность. Анна даже сказала ему, что любит его, и она не была при этом пьяной и не пыталась залезть в его кошелек. Она открыла ему свое сердце, и он ей поверил.

Они не представляли себе, что смотрят друг на друга уже очень долго. Но Дэвид это заметил.

– Почему вы молчите? Что-нибудь случилось? Вы сердитесь?

Джек взъерошил ему волосы.

– Ничего не случилось. Я просто смотрю на твою маму.

– Зачем?

Джек взглянул на Анну.

– Потому что она красивая, – сказал он, обращаясь не только к мальчику, но и к ней.

– Ты думаешь, она красивая?

– Гм!

Дэвид оценивающе посмотрел на Анну, как будто старался взглянуть на нее глазами Джека.

– Пожалуй, она ничего, – заключил он и вонзил зубы в сандвич.

– Дэвид! – помедлив, сказал Джек. – Ты не возражаешь, если мы с твоей мамой будем жить вместе?

Мальчик недоуменно наморщил лоб.

– Мы и так живем вместе, Джек.

– Я имею в виду, что твоя мама будет мне подружкой, а я буду ей дружком.

Дэвид нахмурился, но его лицо скорее выражало разочарование, нежели недовольство. Его идол рухнул с пьедестала.

– Я не знал, что тебе нравятся девочки, Джек, – чувствуя себя преданным, сказал он.

– Когда я был в твоем возрасте, они мне не нравились. Но со временем у меня появился к ним интерес.

– У меня не появится.

– Не зарекайся.

– Не появится! – решительно повторил Дэвид и с недоумением посмотрел на Джека. – Ты хочешь, чтобы моя мама была твоей подружкой?

– Я очень этого хочу.

– Чтобы ее целовать и все такое?

– Ну да.

Дэвид вытаращил глаза.

– Ну, если хочешь, то давай.

– Спасибо, – серьезно ответил Джек.

– Но меня ты тоже будешь любить?

– Конечно. Ты мой единственный мужчина. Успокоившись, Дэвид залез в пакет с томатными чипсами и вытащил оттуда целую пригоршню.

– А после обеда мы пойдем плавать?

Посмеявшись над столь небрежным отношением мальчика к их роману, Джек все-таки почувствовал облегчение. По выражению лица Анны он видел, что она тоже следила за их беседой и точно так же была довольна ее результатом. Если бы их взаимоотношения не понравились Дэвиду, все было бы плохо.

Он постарался убедить Дэвида, что, пока река не вернется в нормальное русло, плавать все-таки не стоит. Однако чтобы не доставлять мальчику разочарования и не омрачать самому себе первый день семейной жизни, он повез его и Анну в лесистую часть владений Корбетта.

– Дэвид, ты знаешь, какая твоя мама умная? Она решила продать часть леса и посадить новые саженцы.

– Классно! – воскликнул Дэвид. – А мне можно будет посмотреть, как рубят деревья?

– Наверно. А сейчас ты можешь некоторые пометить.

– Ура!

Ковер из подроста и сосновых иголок удерживал дождевую воду внизу, оставляя поверхность достаточно сухой, для того чтобы можно было спокойно ходить. При виде дерева, которое, по мысли Джека, могло заинтересовать лесопромышленную компанию, он вытаскивал нож из чехла, передавал его Дэвиду, и мальчик вырезал на коре знак «X».

В один из моментов, когда Дэвид был увлечен работой, Анна обняла Джека за талию и подставила губы для поцелуя. Джек с готовностью ее поцеловал и тут же почувствовал напряжение в паху.

– Извини, – прошептал он, когда они оторвались друг от друга, но, не удержавшись, тут же подался вперед и потерся чреслами между ее бедер. Анна ответила ему тем же, в глазах ее светилось обещание будущих ласк.

Во время прогулки она экспериментировала с фотоаппаратом и различными приспособлениями. Она заставляла Джека и Дэвида позировать до тех пор, пока Дэвид не пожаловался, что от фотовспышки у него рябит в глазах. Джек подозревал, что Анне удалось и при естественном освещении сделать несколько неплохих снимков, потому что, когда они с Дэвидом обследовали одно дупло, он заметил, как она опустила фотоаппарат и удовлетворенно улыбнулась.

После полудня вернулась жара. От сырой земли стал подниматься пар, и они решили, что пора возвращаться домой.

Джек опустил стекла в кабине грузовика. Анна села в середину, давая возможность Дэвиду выйти, чтобы открыть и закрыть ворота пастбища – работа, которая доставляла ему особое удовольствие.

В дороге Анна положила руку Джеку на бедро. Это был неосознанный жест, которого она даже и не заметила. А Джек заметил и оценил. Он накрыл ее руку своей, и тогда Анна придвинулась к нему еще ближе, так что ее грудь прижалась к его руке, а бедро – к его бедру. Такая близость с женщиной – единственной женщиной! – была для Джека чем-то новым.

Волосы Анны касались его щеки, ее запах напоминал Джеку о ночных ласках. Дэвид болтал без умолку, но эта болтовня не раздражала Джека, а, наоборот, доставляла удовольствие.

Он не знал, смеяться ему или плакать.

Он никогда не представлял себе, что жизнь может быть так прекрасна.

Все было слишком хорошо, и поэтому Джек не верил, что это надолго.

Так в жизни не бывает.

Хорошее скоро кончается.

Причем конец может быть очень плохим, и это пугало Джека.

44

Пикап замедлил ход и остановился.

– Сколько времени, Джек?

– Около трех.

– Боже мой, я пропустил «Остров Джиллигана»! – Открыв дверцу машины, Дэвид поспешно выскочил наружу и побежал к дому.

– Ты забыл, что света нет! – крикнул ему вслед Джек, но передняя дверь уже закрылась за мальчиком.

Джек помог Анне выбраться из грузовика.

– Он сегодня просто сгусток энергии. – Прижав ее к себе, он добавил: – В отличие от меня. После тех упражнений, что ты заставила меня проделать сегодня ночью, у меня энергии совсем не осталось.

72
{"b":"4623","o":1}