ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какую, например?

– Например, она может попытаться пробраться на территорию поселка, чтобы встретиться с братом Гэбриэлом. Дело в том, шериф, что она пытается самостоятельно найти ответы на те же вопросы, что и мы, – пояснил Лоусон.

– Все мы – вы, я и детектив Лоусон – вынуждены действовать в рамках установленной процедуры, – добавил агент Тобиас. – Мисс Ллойд, к сожалению, не считает, что она должна подчиняться требованиям закона. Она уже проявила себя как человек достаточно изобретательный и инициативный, на что, в частности, указывает то прискорбное обстоятельство, что нам пока не удалось ни задержать ее, ни хотя бы установить ее примерное местонахождение. К тому же ею движет месть – один из сильнейших побудительных мотивов, поэтому мы считаем – она может быть достаточно опасна.

– Похоже, у нее тоже крыша поехала, – заметил шериф. – Как у Дейла Гордона.

Агент Тобиас решительно покачал головой:

– Она действует достаточно импульсивно, но это только на первый взгляд. В ее действиях просматривается логика, которую мы только начинаем постигать. Так, Мелина Ллойд встретилась с сотрудницей клиники «Уотерс», а через несколько часов эта женщина была убита!

Ритчи ничего не сказал, но его лицо, должно быть, выразило все его чувства, так как агент Тобиас заметил:

– Я вижу, шериф, вы потрясены. И мне понятны ваши чувства. Мелина Ллойд, несомненно, напала на какой-то след и не успокоится до тех пор, пока не получит ответы на свои вопросы. Она будет продолжать поиски, пока не будет знать точно, кто виноват в смерти ее сестры. Ее нужно остановить, а у нас с мистером Лоусоном есть веские основания полагать, что мисс Ллойд может появиться в ваших краях.

– И в самое ближайшее время, – добавил детектив.

Ритчи перевел дух.

– Хорошо, я сообщу в Храм немедленно – пусть примут меры. Думаю, пока Мелина не появлялась. Если бы она попыталась проникнуть на территорию поселка, я бы об этом знал – Храм охраняется надежно, через их системы и мышь не проскочит.

– А зачем нужно охранять брата Гэбриэла? – как бы между прочим поинтересовался Лоусон.

– Спросите об этом у Джона Леннона. Или у того парня из Флориды, который шил модную одежду, – забыл, как его фамилия. Брат Гэбриэл тоже знаменитость. Такие люди, как он, чаще всего становятся мишенью для всяких психов, которым не терпится прославиться.

Агент Тобиас прищурил глаза:

– Вы уверены, что это единственная причина?

– Разве этого не достаточно? – удивился шериф.

Хэнк Тобиас наклонился вперед, и шериф заметил, что вместо пуговиц манжеты его рубашки застегивались крошечными серебряными запонками, на которых была выгравирована монограмма агента.

– Скажите, шериф, вы сами бывали в поселке?

– Только два раза. В последний раз я ездил туда три дня назад, когда по вашей просьбе говорил с братом Гэбриэлом о Гордоне.

– Ну и как?

– Что-то я вас не понимаю, мистер Тобиас. Что вы имеете в виду?

Тобиас досадливо сморщился, детектив Лоусон пошевелил могучими плечами, словно готов был вытрясти из шерифа интересующую их информацию.

– То есть я хотел сказать – что вас интересует? Мои впечатления? – поспешно сказал Ритчи. – В поселке очень чисто, все дома – новенькие, дорожки проложены как по линейке…

– А люди? – нетерпеливо перебил Лоусон. – Они довольны? Не сложилось ли у вас впечатления, что кого-то из жителей поселка могут удерживать там насильно?

Ритчи хохотнул:

– Вы что, шутите, детектив?

Гости переглянулись.

– Отнюдь, – ответил вместо Лоусона агент Тобиас. – Мы серьезны, как никогда.

Имеется в виду убийство Джанни Версаче, совершенное в Майами, Флорида.

Шериф Ритчи нервно откашлялся.

– Насколько мне известно, последователи брата Гэбриэла считают жизнь в поселке при Храме большой честью, – сказал он. – Чтобы попасть туда, необходимо подать специальное прошение, которое рассматривает специальная комиссия во главе с самим братом Гэбриэлом. Если заявление одобрено, кандидату поручается какое-нибудь важное дело, которое он должен исполнить. И если он удовлетворительно с ним справится, ему разрешается переехать в поселок. Что-то вроде этого…

– Какое, например, дело?

– Что-что?

– Вы только что сказали, что просителю поручается какое-то важное дело, выполнив которое он может получить место в Храме.

– Доброе дело на благо Церкви Благовещения, конечно.

Кто-то собирает средства, кто-то вербует новых членов… Разве не этим занимаются все церкви?..

– Знаете ли вы кого-нибудь, кто жил при Храме, но потом уехал? – спросил Тобиас, и шериф ненадолго задумался.

– Нет, – сказал он честно. – Не скажу, что такого совсем не было, но я лично ни разу не слышал, чтобы кто-то покинул поселок. – Он удивленно посмотрел на фэбээровца. – Но, с другой стороны, сами посудите: с чего бы человеку, который много работал, чтобы быть принятым в общину, вдруг вздумалось уехать? По-моему, это все равно что по собственной воле отказаться от местечка в раю.

Выйдя из офиса шерифа, Тобиас и детектив сели в новенькую мощную машину, которую агент затребовал в местном отделении ФБР. Лоусон был поражен тем, как было организовано дело у федералов. Агенту Тобиасу достаточно было набрать номер и сказать всего пару слов, чтобы им зарезервировали билеты на ближайший рейс до Альбукерке. В аэропорту их уже ждала эта машина, на которой они и добрались до административного центра округа Ламиза. Лоусону же, чтобы получить со склада простую шариковую ручку и блокнот, нужно было заполнить не меньше трех официальных требований и стандартных форм.

– Как вам шериф Ритчи? – спросил Лоусон, когда Тобиас завел мотор и тронул машину с места.

– Не могу сказать определенно, – ответил агент. – Все, что шериф сказал, безусловно, правда. К сожалению, многого он нам не сказал.

– Мне тоже так показалось. Все, что говорил Ритчи, было тщательно отсортировано, словно он боялся сболтнуть лишнее.

– Быть может, виновато самолюбие? Кому понравится, когда посторонние начинают вмешиваться в твою работу да еще указывают на ошибки? Ведь мы фактически сказали ему, что он плохо справляется со своими обязанностями. У него под носом происходит что-то весьма подозрительное, а он – ни сном ни духом. Но с другой стороны…

– Что?

– Не исключено, что шериф говорит чистую правду, а мы с вами просто два параноика.

– Возможно, вы правы, – согласился Лоусон, без особого, впрочем, воодушевления. – Лично мне уже за каждым пустяком начинает мерещиться злой умысел. – Он немного помолчал и добавил: – Есть еще и третий вариант, мистер Тобиас. Шериф Ритчи может быть приверженцем Церкви Благовещения. В таком случае интересы брата Гэбриэла будут для него на первом месте.

– Вы хотите сказать, что брат Гэбриэл мог скупить местную полицию и шерифскую службу?

Лоусон пожал плечами:

–Кто знает, на что он способен… По-моему, брат Гэбриэл – тот еще сукин сын. Во всяком случае, в Далласе он пользуется большим влиянием.

– И в Южной Дакоте тоже. Ведь это там произошло тройное убийство, к которому, похоже, причастен покойный Хеннингс.

– Так вы действительно считаете, что Джем Хеннингс и его младшая сестра были обращены школьной медсестрой, а когда их родители подняли шум, их просто убрали?

– Не инопланетяне же их похитили!

– А вы считаете – это был брат Гэбриэл?

– Или кто-то из его наиболее фанатичных последователей.

– Действовавший по его указанию?

– Страшненькая картина вырисовывается, не правда ли, детектив?

– Раз у брата Гэбриэла есть прихожане, готовые убивать ради него, тогда… – Лоусон повернулся к Тобиасу. – Тогда Дейл Гордон мог убить Джиллиан Ллойд по прямому приказу из Храма!

– Я тоже об этом подумал.

Лицо детектива потемнело от гнева.

– Хотел бы я встретиться с этой белокурой бестией – братом Гэбриэлом – лицом к лицу и без свидетелей. Мы должны как можно скорее узнать, что он затеял. Готов поставить бутылку виски против бифштекса с кровью, что у нашего святоши за душой водятся кое-какие грешки.

102
{"b":"4624","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Под сенью кактуса в цвету
Добрее одиночества
Бастард императора
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Навигаторы Дюны
Ценовое преимущество: Сколько должен стоить ваш товар?
Новая Зона. Крадущийся во тьме
Эта свирепая песня
«Я всегда на стороне слабого». Дневники, беседы