ЛитМир - Электронная Библиотека

И с каждой минутой, которую они проводили вместе, положение усложнялось все больше. Харт не мог контролировать свои чувства к Мелине; хуже того, он не мог даже разобраться в них. Каждый раз, когда он пытался предпринять что-то, положившись на удачу – а иного способа узнать, что правильно, а что нет, кроме как подбросить монетку, у него, пожалуй, и не было, – Харт непременно попадал впросак. А мириться с этим ему было нелегко, так как Харт привык решать все свои проблемы быстро и рационально. Он знал: если существует проблема, нужно добраться до ее причин и устранить их. Вот и все, что требуется. И никаких терзаний.

Но трудности, с которыми он столкнулся теперь, были иного рода.

Впрочем, стоп! Сначала нужно разобраться с братом Гэбриэлом, который засел в своем Храме, как в неприступной крепости. – НАСА не освещает так ракету-носитель во время ночного запуска, как брат Гэбриэл – свой поселок, – заметил он, выбрасывая пустые пакеты и стаканы в мусорный бак. Потом Харт развернул пикап и направил машину к центру города.

Если он и Мелина, рассуждал Харт, решат пойти нормальным путем и попробуют добиться официальной аудиенции у брата Гэбриэла, на это уйдет время, за которое их смогут настичь люди Лоусона или ФБР. Но даже если им удастся провернуть дело достаточно быстро, вряд ли им позволят спокойно расхаживать по самому поселку и тем более – по Храму, задавая вопросы и заглядывая в темные углы и стенные шкафы, где, быть может, пылится не один скелет. Они увидят только то, что брат Гэбриэл позволит им увидеть, а их это не могло устроить.

Если же они предпочтут другой, тайный путь и если им даже удастся перебраться через ограду незамеченными… Даже не закрывая глаз, Харт представлял себе набранные огромными буквами заголовки газет: «ЗНАМЕНИТЫЙ АСТРОНАВТ ЗАДЕРЖАН ЗА НАРУШЕНИЕ ГРАНИЦ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ! НАСА ОТРЕКАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ЛУЧШЕГО КОМАНДИРА! ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ КОМАНДИРА КОСМИЧЕСКОГО „ЧЕЛНОКА“ ПОД ВОПРОСОМ!»

Именно так, а может быть, и похлеще, будет написано в газетах, и репортеры, безусловно, будут правы. Попытка пробраться в поселок незамеченными будет чистым сумасшествием, и Харт даже испытал облегчение, когда ему в голову закралась предательская мыслишка, что, дескать, еще не поздно умыть руки. И вовсе не обязательно бросать Мелину на произвол судьбы – достаточно только позвонить агенту Тобиасу, и федералы доведут дело до конца уже без их участия. В этом случае его имя скорее всего даже не будет упомянуто.

Если он сам не захочет…

Нет, черт возьми, он так не поступит, решил Харт еще до того, как мысль эта успела окончательно оформиться. Он должен досмотреть пьесу до конца, пусть даже в последнем акте на партер, где было его место, обрушится балкон и крыша в придачу!

Офис шерифа, который они заметили несколько ранее, представлял собой отдельно стоящее одноэтажное кирпичное здание. Свернув к нему, Харт загнал пикап на стоянку перед главным входом и вырубил двигатель.

– Ну, а теперь что? – спросил он.

Мелина нервно закусила губу.

– Не знаю. Наверное, надо войти, поговорить с шерифом по душам и посмотреть, как он будет себя вести.

– Это и есть твой план?

– Предложи что-нибудь получше, – огрызнулась она.

Харт толкнул дверцу, спрыгнул на землю и двинулся вокруг пикапа, чтобы помочь ей выйти, но, когда он обогнул машину, Мелина уже стояла у крыла, зябко потирая руки. Городок располагался на небольшой возвышенности, и здесь было заметно холоднее, чем в долине.

– Хочешь, дам куртку? – спросил он.

– Не стоит, я думаю – внутри будет теплее.

Но к дверям офиса была скотчем прилеплена записка, в которой сообщалось, что шериф «скоро будет». О том, как именно «скоро» и как давно он ушел, шериф благоразумно умалчивал.

– Ну и что должно означать это «скоро»? – недовольно спросил Харт.

– Что же это за шериф, который бросает свою контору и исчезает неизвестно куда?! – поддержала его Мелина, вставая на цыпочки и заглядывая в окно. Внутри шерифского офиса было темно и пусто. – У него что, нет помощников? – спросила она уже несколько растерянно.

– Они могли поехать на вызов или с обходом, – сказал Харт, но Мелину эта непредвиденная задержка явно раздосадовала.

– Значит, у нас нет другого выхода, кроме как подождать внутри, – сказала она, недовольно скривив губы.

Дверь оказалась не заперта, и они вошли. Шериф, очевидно, предвидел, что ночь будет холодной, так как оставил центральное отопление включенным.

– Что ж, по крайней мере, не замерзнем, – пожал плечами Харт, вешая куртку на крючок возле двери. – Здесь как в духовке – пироги можно печь!

Офис шерифа представлял собой просторную квадратную комнату, от которой уходил в глубь дома длинный темный коридор. Стены комнаты были завешаны стандартными листовками «Разыскивается…»; одну из них почти целиком занимала подробная карта округа, а в углу стояли три металлических Ишкафа-картотеки, однако, судя по тому, что стол Ритчи был Шдевственно чист, сотрудники шерифской службы не особенно утруждали себя бумажной работой.

Заметив это, Харт поспешил поделиться своим открытием с Мелиной, но обнаружил, что ее нет в комнате. Оказалось, она пошла в коридор, чтобы осмотреть остальные комнаты.

– Эй, что там? – окликнул ее Харт.

– Маленькая комнатка с включенной кофеваркой и туалет, – отозвалась Мелина и вдруг громко вскрикнула: – О, Вождь, нет!…

Не раздумывая, Харт ринулся на выручку. Впопыхах он задел локтем о дверной косяк, да так сильно, что из глаз у него посыпались искры, а рука онемела, однако это не остановило его. В три прыжка преодолев коридор, он оказался перед зарешеченной камерой, в которой на полу лежала Мелина.

Харт так разогнался, что не сумел остановиться вовремя и по инерции влетел в камеру. Каблуки его ботинок пронзительно скрипнули по кафельному полу, когда, с трудом затормозив, он опустился на колени рядом с Мелиной. Она прижимала что-то к груди и негромко скулила.

– Что за черт?! – Харт обнял ее за плечи. – Что случилось, Мелли?

– О, Вождь, мне так жаль! – всхлипнула она. – Прости меня, пожалуйста!

И с этими словами она широко размахнулась и с силой ударила его по голове чем-то тяжелым и твердым, что она сжимала в руке. Удар пришелся ему по скуле, рана на которой только начинала заживать.

От неожиданности, и от удара тоже, Харт покачнулся и сел на пол, широко разбросав ноги. Прижимая руку к скуле, он воскликнул:

– Что за…

Мелина проворно вскочила на ноги и бросилась вон из камеры. Лязгнула закрываемая дверь, звонко щелкнул замок. Прижимаясь спиной к противоположной стене коридора, Мелина выпустила из рук тяжелое бронзовое пресс-папье, которое она, очевидно, незаметно взяла с шерифского стола.

В голове у Харта гудело, но он ухитрился подняться на ноги. По лицу его текла кровь, но он не замечал этого до тех пор, пока не схватился за прутья решетки и не увидел, что рука испачкана красным.

– Что ты задумала, Мелли?! – проревел он.

Мелина часто дышала сквозь полуоткрытые губы, широко раскрытые глаза смотрели на него с отчаянием и ужасом.

– Прости, – снова повторила она, – но… я иду туда. В Храм…

Харт с такой силой затряс решетку, что язычки замка заходили в пазах.

– Открой немедленно!

Мелина отрицательно покачала головой и, не отрываясь от стены, начала медленно отступать к выходу.

– Двоих они ни за что не впустят! – объяснила она и прикусила губу, стараясь сдержать подступившее к горлу рыдание. – Прости, что мне пришлось ударить тебя. Прости меня за все, Вождь!

Харт еще крепче ухватился за прутья решетки и прижался к ней лицом.

– Мелина…

– Нет. – Она крепко зажмурилась, словно это помогло бы ей не слышать обращенные к ней слова. – Я должна сделать это одна. Она… Джиллиан была моей сестрой, поэтому я должна отомстить за нее сама, без… без твоей помощи. Я не хочу, чтобы ты пострадал, в том числе и от последствий. Ты этого не заслужил, а последствия будут – я в этом не сомневаюсь.

112
{"b":"4624","o":1}