ЛитМир - Электронная Библиотека

В конце концов Харт осознал: ему не остается ничего другого, кроме как смириться со своим положением узника. Нечего метаться по камере, трясти решетки, лучше поберечь силы до тех пор, пока не вернется шериф или кто-то из его помощников. Кстати, где он может пропадать, этот преданный служитель закона? Куда он запропастился?

Еще раз негромко выругавшись, Харт снова вытянулся на койке и прикрыл рукой глаза, стараясь не обращать внимания на пульсирующую боль в скуле, эхом отдававшуюся во всей голове. Мелина, похоже, пришла в ужас, увидев дело рук своих. Об этом свидетельствовал ее взгляд, полный раскаяния, который она бросила на него, прежде чем выбежать из офиса. Чтобы отомстить за Джиллиан, она совершила то, что при других условиях показалось бы ей немыслимым… И готова была совершать впредь, что не особенно утешало, учитывая, куда она отправилась теперь.

Но она умела быть нежной, подумал Харт, вспоминая их близость. Ему очень понравилось, что Мелина не скрывала своего желания. Она хотела его и не стыдилась этого. Она не разыгрывала из себя скромницу, не ломалась. Ведь это она первая протянула руку и коснулась его. Не Восхищаться такой женщиной, умевшей держаться столь свободно и раскованно и при этом оставаться мягкой и женственной, было просто невозможно. Он до сих пор очень хорошо помнил, как легко ее пальцы скользили по его лицу. Когда Мелина коснулась его губ, он едва не потерял контроль над собой. Еще приятнее ему было, когда она коснулась его груди и, высунув язычок…

– Проклятье!.. – простонал Харт. Похоже, они подходили друг другу по всем статьям. Им было хорошо вдвоем… нет, не просто хорошо, а великолепно! Так почему же все должно было кончиться так плохо?

И снова, в который уже раз, Харт задал себе вопрос, который мучил его все последние дни. Изменилось бы что-нибудь, если бы в тот, первый день его сопровождала не Джиллиан, а Мелина? Быть может, когда в ресторане они столкнулись с Дейлом Гордоном, она бы сказала: «К сожалению, вы ошиблись и приняли меня за мою сестру», – и тогда Джиллиан осталась бы жива.

Переспал бы он той ночью с Мединой? Кто знает… Может быть, да. Вероятно. Скорее всего, потому что Джиллиан и Мелина были слишком похожи – и не только внешне, но и, насколько он мог судить, по характеру тоже. Харт не сомневался: то, что когда-то понравилось в нем Джиллиан, теперь привлекло и Мелину. Она же, в свою очередь, по-прежнему напоминала ему Джиллиан буквально во всем. Даже в мелочах. Например, то, как Мелина…

Он внезапно вздрогнул и приподнялся на жесткой тюремной койке.

Перемотав воображаемую видеоленту воспоминаний на начало, Харт снова нажал на «воспроизведение».

Закрыв глаза, он снова и снова пересматривал памятный эпизод, пока не наткнулся на… Вот оно! Подсознательное, смутное. Естественное. Пустяковое внешне, но исполненное глубочайшего значения!

Харт сел на койке, моргая глазами. Его сердце билось неровно и часто, дыхание сделалось хриплым и громким.

– О, дьявол!..

Он знал, что не должен торопиться. Что должен успокоиться и сосчитать от десяти до нуля, как при старте космической ракеты. Нет, лучше от ста до нуля – так будет вернее.

Задержав дыхание, он усилием воли восстановил контроль над собой и снова обдумал то, что ему открылось. Харт был внимателен, беспристрастен, открыт для любых, самых безумных объяснений и гипотез, но не нашел ни одной.

Значит… значит, он не ошибся.

Вскочив на ноги, он бросился к решетке и вцепился в прутья.

– Выпустите меня отсюда! – взревел он.

В этот самый момент входная дверь офиса открылась – он услышал, как щелкнула пружинная ручка и кто-то громко кашлянул.

– Эй, кто там?! – снова заорал Харт. – Выпустите меня! Я здесь!

Послышался топот ботинок, и в коридоре показались чьи-то темные фигуры. Впереди бежал… Лоусон; агент Тобиас лишь немного отстал, но в отличие от детектива его одежда была в полном порядке.

Увидев Харта, Лоусон остановился как вкопанный.

– Вы знаете, где она, – сказал он уверенно.

– Да. И еще я знаю – она его убьет, – ответил Харт.

ГЛАВА 39

– Я очень рад, что вы выбрали время навестить меня, Мелина. Брат Гэбриэл был по-настоящему прекрасен, и ей стало ясно, почему людей так тянуло к нему. Даже тех, кто ни разу не слышал его проповедей. Он словно излучал жизненную силу, энергию, дружелюбие. Его правильное лицо будто светилось изнутри. Казалось, даже в совершенно темной комнате его лик будет сиять нездешним, божественным огнем.

Мелине вдруг пришло на ум, что самые красивые змеи – самые ядовитые. Поэтому когда брат Гэбриэл шагнул к ней, она невольно отпрянула. Это, впрочем, его только позабавило.

Улыбнувшись, брат Гэбриэл сказал, укоризненно покачивая головой:

– Мелина, Мелина… Разве я такой уж страшный?

– Просто я боюсь испачкаться, – тихо произнесла она.

Он снова покачал головой – на сей раз с нескрываемой грустью.

– Так-так… Значит, это правда. Вы хотели причинить мне вред с помощью этой ужасной шестизарядной штучки?..

Фактор внезапности был на его стороне. Она не успела рта открыть, а брат Гэбриэл уже сунул руку в карман куртки Харта и вытащил оттуда револьвер Лонгтри, который тут же перебросил Хенкоку.

– У нас здесь есть рентгеновский аппарат, – пояснил он, улыбаясь самодовольно. – Примерно такой же, какие стоят в аэропортах, только более чувствительный и совершенный. Он вделан в дверную раму, – добавил брат Гэбриэл, указывая на высокие двойные двери, сквозь которые они вошли. – Аппарат передает информацию на компьютер, который находится в моей спальне, а также на компьютер мистера Хенкока и в штаб моей службы безопасности. Поэтому у вас не было ни малейшей возможности пронести сюда оружие незаметно… Он снова улыбнулся и слегка потрепал ее по щеке.

– Вы действительно думали, что убить меня будет так просто, моя милая Мелина?

Решительным движением она оттолкнула его руку:

– Я пришла вовсе не для того, чтобы застрелить вас, брат Гэбриэл. Наоборот, я хочу, чтобы вы остались в живых и жили как можно дольше.

– В самом деле? Признаться, эта возможность как-то не приходила мне в голову. Не скрою, я даже удивлен…

– Ничего удивительного в этом нет. Я хочу, чтобы вас судили и чтобы все увидели, какое вы чудовище. Я хочу, чтобы за все ваши преступления вас приговорили к пожизненному заключению и чтобы до конца дней своих вы думали о тех ужасных вещах, которые совершили.

Усмехнувшись, брат Гэбриэл уселся на край стола и принялся по-детски беззаботно покачивать ногой.

– Не слишком ли жестокий приговор, Мелина? Что же я такого сделал, чтобы заслужить его?

– Вы приказали убить мою сестру.

– А-а, крошку Джиллиан – милую, сладкую Джиллиан!.. Признаться, я тоже считаю эту смерть большой потерей. Я видел ее фотографии…

– Несомненно, те грязные снимки, которые тайком делал для вас Дейл Гордон.

– …И те, которые делал Джем Хеннингс. Особенно мне понравились фотографии, на которых она кривлялась перед объективом камеры. Тогда на ней была только широкополая соломенная шляпка, которая ей очень шла, – невозмутимо ответил брат Гэбриэл.

– Вы убили ее! – крикнула она.

Его взгляд остался все таким же безмятежным, хотя он и поморщился от ее крика.

– Зачем же так громко, Мелина? Что касается Джиллиан, то я ее не убивал. Она сама выбрала свою судьбу.

– Вы хотите сказать, она сама захотела быть зарезанной в собственной постели?

– К нашему всеобщему сожалению, Мелли, при всей ее красоте и здоровье, у Джиллиан не было никаких моральных и нравственных принципов. Даже сдерживающие центры у нее, похоже, не работали…

То же самое она могла бы сказать и о брате Гэбриэле, но сейчас ей не хотелось отвлекаться от главного.

– Вы убили ее потому, что она провела вечер в обществе полковника Харта?

Брат Гэбриэл снова улыбнулся безмятежной улыбочкой, которая так ее раздражала.

– Как изящно вы умеете выражать свои мысли, Мелина! – сказал он. – Изящно и деликатно… И я, пожалуй, последую вашему примеру, хотя здесь были бы уместны совсем другие слова. – Улыбка неожиданно сбежала с его лица. – Ваша сестра сделала неправильный выбор, Мелина. И поплатилась.

116
{"b":"4624","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Хюгге. Датское искусство счастья
Фаворит. Сотник
Расправить крылья. Академия Магии Севера
Почему мы так поступаем? 76 стратегий для выявления наших истинных ценностей, убеждений и целей
Assassin's Creed. Ересь
Песнь Кваркозверя
Звездное небо Даркана
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Алекс Верус. Участь