1
2
3
...
118
119
120
...
126

– Хочешь узнать, что будет дальше, Мелина Ллойд? Когда сюда приедет агент Тобиас – а мы знаем, что он будет здесь довольно скоро и, возможно, с ним приедут также детектив Лоусон из Далласа и знаменитый астронавт Кристофер Харт, – он узнает, что на территорию поселка, обманув охрану, проникла некая неуравновешенная, вооруженная револьвером особа, которая почему-то решила, будто я могу быть причастен к смерти ее сестры. Агенту Тобиасу объяснят, что эта безумная женщина, проявив завидную изобретательность и хитрость, не только сумела прорваться в мой кабинет, но и угрожала мне револьвером, который оказался слишком велик и тяжел для ее маленьких ручек. Но безумная ярость придала несчастной женщине силы, так что на протяжении нескольких минут ей удавалось держать меня на мушке. Когда же подоспевшая охрана загнала ее в угол и приказала бросить оружие, она приставила оружие к своему виску…

Брат Гэбриэл выдержал небольшую паузу, не столько давая ей время осмыслить услышанное, сколько наслаждаясь произведенным эффектом.

– После того, как об этом прискорбном случае станет известно властям, представители правоохранительных органов получат беспрепятственный доступ на территорию поселка. Тебе, вероятно, будет интересно узнать, что все важные документы зашифрованы, и ключ к шифру знает только мистер Хенкок… – Он усмехнулся и, выпустив ее руку, прижал палец к губам. – Только, тс-с, Мелина, никому не говори!..

Она беспомощно оглянулась. Она была в безвыходном положении, и вокруг нее были безумцы.

– И у ФБР, и у любого, кто сумеет добраться до этих записей, – продолжал брат Гэбриэл, – они не вызовут ни малейшего подозрения. Мы даже не пользуемся положенной всем религиозным организациям налоговой льготой. Мы законопослушны, мы платим все налоги и не ведем никакой антигосударственной деятельности. Напротив, в нашей Церкви Благовещения поощряется патриотизм… – Он кивком указал на стоящий в углу американский флаг. – Разумеется, власти обнаружат на территории поселка молодых матерей с детьми, которые дружно и счастливо живут в одном большом общежитии-коммуне. Все они приехали сюда совершенно добровольно и так же добровольно остались жить при Храме, что не является нарушением закона. Наша школа прошла аккредитацию в департаменте образования штата, получила все необходимые лицензии и объективно является одной из лучших в Нью-Мексико. В поселке есть также больница, а в ней – самое современное оборудование и самые компетентные врачи.

Разумеется, я сожалею и о безумии, поразившем моего бывшего ученика Дейла Гордона, и о всей цепи трагических событий и совпадений, начало которым он положил своей смертью и которые – к моему несказанному ужасу – привели к тому, что несчастная женщина покончила с собой прямо в моем кабинете…

– И это при том, что вы ни к чему так не стремитесь, как к миру и любви, – негромко сказала она.

– Совершенно верно, Мелина.

По его губам снова скользнула уже знакомая самодовольная усмешка, и ей в очередной раз захотелось ударить его. Но вместо этого она отступила на шаг и убрала руки за спину.

– Ты кое о чем забыл.

– Не думаю, что хочу тебя слушать и дальше…

– Тобиас и Лоусон знают, что ты поддерживал постоянную связь с Дейлом Гордоном. Джем Хеннингс сам признался, что он и Дейл работали на тебя. Это слышала не только я, но и полковник Харт.

– Но ведь это очень легко объяснить, Мелина! Хеннингс и Гордон сами придумали этот план, неверно истолковав или извратив мои слова о новом мировом порядке. Они хотели выслужиться, и вот результат, печальный результат. Иешуа и его напарник…

– Иешуа?

– Человек, который выдавал себя за агента Тобиаса; он предпочитает называть себя Джошем… Хеннингс нанял его без моего ведома. Очевидно, они что-то не поделили или поссорились из-за оплаты. В результате Иешуа застрелил Хеннингса…

– Сам Иешуа может дать совсем другие показания, которые тебе не понравятся.

– Для этого его надо сначала поймать. Насколько мне известно, Иешуа умеет избегать полицейских ловушек. Не сомневаюсь, что ему удастся скрыться и на этот раз.

– Допустим, план был разработан Гордоном и Хеннингсом, но ты не мог об этом не знать. Ведь должны были они откуда-то брать твою сперму!

– Допустим, я послал Гордону несколько образцов для… рутинного анализа.

– Для… анализа?

– Да, для анализа. А что тут такого? Я хотел, чтобы он сделал подробную спермограмму и выяснил, все ли в порядке, нет ли у меня каких-либо генетических отклонений, которые мне бы не хотелось передать… гм-м… моим детям. По моей просьбе, Гордон занимался этим в свободное время. И, разумеется, я понятия не имел, как этот несчастный распорядится моим генным материалом. Мне и в голову не могло прийти, что он решит использовать его… таким образом.

Мелина прикусила до боли губу.

– Ты сам сказал – здесь у тебя дети.

– Их матери не станут скрывать, что я – отец абсолютного большинства из них. Некоторые, возможно, считают грехом деторождение вне брака, но для меня это – священная обязанность. В любом случае, дорогая моя Мелина, это не уголовное преступление, а нравственность – понятие относительное.

– Но когда исследуют других детей, анализ ДНК покажет, что они тоже от тебя.

– Каких это – других?

– Например, ребенка Андерсонов. И других малышей, которые были похищены и привезены сюда. Тех, которые… – Она внезапно осеклась, вспомнив одно очень важное обстоятельство, объяснить которое смогла только сейчас. – Тех, что в автобусах… – договорила она упавшим голосом.

Брат Гэбриэл бросил взгляд на мистера Хенкока:

– О чем она говорит? О нашей передвижной телестудии?

– Очевидно, да, брат Гэбриэл, поскольку никаких других автобусов у нас нет, – почтительно ответил секретарь, и проповедник посмотрел на нее с улыбкой, словно говоря: «Что-нибудь еще, милая?»

– Кстати, Мелина, я еще не поблагодарил тебя за то, что ты так быстро кремировала тело Джиллиан и тем самым лишила полицию возможности провести ДНК-анализ содержимого матки. Его результат, разумеется, ничего бы не значил – доказать, будто бы мне было известно, что Дейл Гордон провел искусственное оплодотворение Джиллиан моей спермой, невозможно даже таким способом, однако из-за этого расследование могло затянуться, а мое время слишком дорого, и я не могу позволить себе тратить его на пустяки. И без того я не успел сделать все, что запланировал. Впрочем, конец уже близок, и я рад, что очень скоро все волнения и тревоги останутся в прошлом и я смогу снова полностью отдаться моей работе.

– На твоем месте я бы не особенно радовалась. Помнишь ту женщину, которую ты приказал убить через несколько недель после зачатия? Агент Тобиас добьется эксгумации ее тела и отдаст ткани плода на исследование…

– И ДНК плода совпадет с моей. В свое время, Мелина, я пожертвовал свою сперму нескольким донорским банкам – в частности, тому, который поставляет образцы в ту самую клинику, где проходила процедуру искусственного оплодотворения женщина, о которой ты вспомнила. С моей точки зрения, этого должно быть достаточно, чтобы объяснить все подобные совпадения. – Он усмехнулся. – А я был очень активным донором, Мелина!

Несколько мгновений она смотрела ему прямо в глаза, все больше убеждаясь в том, что перед ней – безумец. Наконец она сказала:

– Похоже, ты все предусмотрел!

Брат Гэбриэл пожал плечами:

– Мы были очень осторожны и старались предвидеть каждую мелочь. Если бы не это, мы бы не достигли столь впечатляющих успехов. Мы…

Она начала смеяться, и брат Гэбриэл озадаченно замолк.

– В чем дело? – настороженно спросил он. Чем-то этот смех ему очень не понравился.

– Мне очень жаль, – ответила она, все еще смеясь, – но я вынуждена огорчить тебя, проповедник. Кое-что ты все-таки не предусмотрел!

Брат Гэбриэл нахмурился. Ее тон был слишком вызывающим, слишком уверенным, к тому же он терпеть не мог, когда его называли проповедником. Кивнув секретарю, он сказал:

119
{"b":"4624","o":1}