ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да нет, они вкусные, просто… понимаешь…

Она слушала его так внимательно, что, только когда Харт вдруг замолчал, она осознала, что старательно облизывает пальцы. А он на это смотрел. Именно на этом процессе Харт сосредоточился целиком и полностью. О космической пище он, по всей видимости, совершенно забыл. Смутившись, она поспешно спрятала руку под стол.

– Должно быть, я порезалась о край пакета, палец щиплет, – объяснила она.

Мелина смолкла, потому что вдруг увидела, что Харт ее не слушает. Он смотрел, как движутся ее губы, но смысл слов не/ достигал его сознания. Да и сама Мелина едва слышала себя. Она смотрела на него и ощущала гулкую пустоту внутри себя, которую ничем, казалось, невозможно было заполнить.

Наконец Харт оторвал свой, взгляд от ее губ и посмотрел ей прямо в глаза.

– Так о чем мы говорили?..

Торопясь к своей машине, Дейл Гордон швырнул пакет с тако в мусорный бак. Он был слишком встревожен, чтобы есть.

Скорее всего он действительно не смог бы проглотить ни кусочка. Борясь с тошнотой, он забрался в салон и скорчился на сиденье. Сложив руки на руле, Гордон уткнулся в них лбом, покрытым липкой испариной. Через неплотно закрытую дверцу сочился прохладный вечерний воздух, и он жадно глотал его, стараясь подавить рвотный рефлекс. Из-под его крепко сжатых век текли слезы, но он их даже не замечал.

Наконец Дейл Гордон выпрямился и открыл глаза. Его футболка насквозь пропиталась потом и прилипла к спине, но сейчас он об этом не думал. Как завороженный он следил за входом в ресторан, ожидая, когда покажутся Джиллиан Ллойд и ее спутник. Наконец они вышли и, болтая и смеясь, направились к стоящему на стоянке «Лексусу». Хлопнули дверцы, заурчал мотор, и машина отъехала.

Дейл Гордон нащупал на приборной панели ключ зажигания и тоже запустил двигатель. Отель, куда поехали Джиллиан и ее спутник, находился совсем недалеко – Дейл Гордон слышал о нем, но никогда не бывал внутри. «Мансон» был почти скрыт мощными кронами деревьев, в которых перемигивались электрические гирлянды, хотя до Рождества было еще больше месяца. В фонтане перед входом плескалась вода.

«Лексус» свернул на круговую подъездную дорожку. Дейл Гордон не посмел последовать за ним, а проехал мимо. Добравшись до конца квартала, он развернулся и поехал в обратную сторону. Он успел увидеть, как Джиллиан и ее спутник выходят из машины и направляются к дверям отеля.

Джиллиан Ллойд шла в отель с мужчиной! С мужчиной, который обнимал ее так, словно она была его собственностью! И она позволяла ему это. И не просто позволяла – похоже, ей это даже нравилось!

И Дейл Гордон почувствовал, как рушится его мир.

– Хотел бы я знать, на что это похоже… – Кристофер Харт доел последнюю лепешку и, вытерев руки салфеткой, откинулся на спинку дивана. Он закинул ногу на ногу, непринужденно обхватив одной рукой колено. В другой руке он держал стакан с виски. У него были красивой формы руки – сильные, с длинными пальцами и овальными ногтями.

– Что именно? – уточнила Мелина.

– Иметь сестру-близнеца, которая похожа на тебя как две капли воды.

Она собрала со стола обрывки бумаги, пластиковые тарелочки и смятые салфетки и засунула их обратно в пакет.

– Надеюсь, – спокойно проговорила она, – ты хорошо помнишь, что чувствуешь, когда тебя в тысячный раз спрашивают, как оно там в космосе?

– Да. – Харт кивнул: – Тебе уже надоело отвечать на этот вопрос, но ты продолжаешь пытаться… Очевидно, ты чувствуешь то же самое.

– Примерно. – Мелина улыбнулась.

– В таком случае – извини.

– Извиняю. Не ты первый… – Она вздохнула.

– Я рад, что ты не сердишься. Я бы хотел, чтобы ты подольше смотрела на меня так…

– А как я на тебя смотрю? – спросила Мелина едва слышно, вторя почти интимному шепоту Харта.

– Так же, как ты смотрела на меня, когда на банкете я произносил свой спич.

– Я просто внимательно тебя слушала.

– Ну уж нет, ты пыталась меня загипнотизировать. Чтобы завлечь в свои сети…

– В какие сети?! О чем ты говоришь?

– Ну, может быть, и не в сети… Но ты определенно пыталась меня завлечь. Ты и села специально напротив меня.

– Я не сама села за этот стол. Меня усадили туда распорядители банкета. Вряд ли они специально сделали так, чтобы я находилась в поле твоего зрения. Я, во всяком случае, их об этом не просила.

– Но ты воспользовалась этим обстоятельством на полную катушку. Соблазнила меня своими ножками.

Мелина пожала плечами:

– Я люблю сидеть, скрестив ноги.

– И любишь носить туфли на высоком каблуке?

– Как правило – да, хотя в них не очень удобно водить машину.

– И обожаешь короткие черные платья?

– Оно не такое уж короткое.

– Достаточно короткое, чтобы воспламенить мое воображение и заставить его унестись выше – туда, где оно… больше всего любит почивать.

Мелина притворилась оскорбленной:

– Не забывайтесь, полковник! Вы говорите с леди, а не с кем-нибудь!

– Я никогда не сомневался, что передо мной – самая настоящая леди.

– Тогда почему вы смотрите на меня так, что я не чувствую себя порядочной женщиной?

– Что такого ты нашла в моем взгляде, что он не дает тебе ощущать себя стопроцентной леди? Может быть, ты как-то по-особенному себя чувствуешь, или…

– Я чувствую себя как стаканчик с мороженым знойным летним вечером.

На несколько секунд воцарилась напряженная тишина – густая, до предела заряженная сексуальным электричеством. Наконец Харт наклонился вперед и с легким стуком опустил свой стакан на журнальный столик.

– Мелина…

– Что?

– Что ты скажешь, если я предложу тебе переспать со мной?

Вопрос попал точно в цель, и она почувствовала, как по ее телу разливается жаркая волна возбуждения и восторга.

– Я готова поддержать любое разумное предложение. – Она негромко рассмеялась: – Хотя, судя по слухам, ты жуткий бабник!

– Зато у тебя репутация недотроги. Я, например, точно знаю, что ты способна дать от ворот поворот каждому, кто попробует дать волю рукам. Это так?

– Я бы не сказала, что я такая уж недотрога, – сказала она и, медленно поднявшись со своего места, обогнула столик и встала прямо перед ним. – Дело не в этом… Каждый, кто со мной знаком, скажет тебе, что Мелина Ллойд – порывиста, импульсивна, непредсказуема. От себя могу добавить, что она всегда поступает так, как ей кажется наиболее правильным в данных обстоятельствах.

Харт остался сидеть на полу, но его взгляд пропутешествовал по ее фигуре снизу вверх.

– И что кажется тебе наиболее правильным сейчас? – поинтересовался он глухим голосом.

– То же, что и тебе, – просто ответила она.

В квартире Дейла Гордона всегда было ненамного теплее, чем на улице, но сегодня небольшая полутемная комната показалась ему особенно промозглой и сырой.

Отдельно стоящий гараж на одну машину был переоборудован под жилое помещение лет за десять до Перл-Харбора и с тех пор ни разу не ремонтировался. Единственной уступкой современным веяниям был оконный кондиционер, который летом гнал в комнату влажный холодный воздух, а зимой – влажный и теплый. Кондиционер был вмонтирован в единственный оконный проем, и в комнате постоянно не хватало света. Открыть же окно тоже было невозможно, что являлось грубым нарушением правил пожарной безопасности. Сейчас кондиционер не работал, что случалось довольно часто из-за того, что идущая к гаражу проводка была ветхой и нередко замыкала, заставляя срабатывать предохранительный автомат. С улицы не проникало ни малейшего ветерка, и воздух, который Дейл Гордон со свистом втягивал сквозь нездоровые редкие зубы, был затхлым и застоявшимся.

Стащив через голову влажную от пота футболку, он бросил ее на незаправленную кровать в углу и провел ладонями по своей впалой груди, стараясь избавиться от проступившей испарины. Кожа у него была болезненно бледной и гладкой, и лишь на груди курчавилось несколько редких светлых волосков. От холода ярко-красные соски Гордона напряглись и торчали в разные стороны, причем левый был намного меньше правого.

12
{"b":"4624","o":1}