ЛитМир - Электронная Библиотека

Харт негромко выругался.

– Он что, продал собственную дочь в рабство этому подонку?

– Совершенно верно, – кивнул Тобиас. – Впрочем, когда Ритчи согласился на предложение брата Гэбриэла, он совершенно искренне считал, что для девочки так будет лучше, и я склонен ему верить. О том, чем занималась его дочь в Храме, он узнал буквально неделю назад. Брат Гэбриэл держал ее в заложницах – только так он мог принудить Ритчи к молчанию… и к сотрудничеству. Но глубокое чувство вины перед дочерью – в особенности после того, что он увидел и узнал, – лишило шерифа рассудка. Он нисколько не сожалеет о содеянном и готов подтвердить ваши показания, мисс Ллойд.

– Зовите меня Джиллиан. Пожалуйста.

Ответить Тобиас не успел. Снаружи послышалась какая-то возня, потом дверь распахнулась, и несколько копов в форме полиции резервации втолкнули в офис двух мужчин, скованных друг с другом наручниками. Харт и Джиллиан узнали их с первого взгляда.

Один из индейцев – несмотря на форму, его лицо было покрыто боевой раскраской – шагнул вперед.

– Кто здесь агент Тобиас? – спросил он громким, гортанным голосом.

– Это я. – Агент встал, протягивая руку для пожатия. – Я – агент Тобиас.

– Мои люди арестовали этих двоих по заявлению одного из местных жителей, который обвинил их в нарушении границ частного владения. Их машина оказалась настоящим арсеналом на колесах. Кроме автоматического оружия со спиленными номерами, мы обнаружили запрещенное к широкой продаже электронное оборудование для слежки и ящик контрабандных сильнодействующих наркотических средств мексиканского производства. – Индеец бросил быстрый взгляд в сторону Харта. – У нас есть основания считать, что эти двое как-то связаны с вашим делом.

– Вот этот пытался выдать себя за вас, – сказала Джиллиан Тобиасу, указывая на мужчину повыше. – Брат Гэбриэл называл его Иешуа, но это скорее всего просто псевдоним, кличка. Он и его напарник выслеживали меня и Харта, чтобы убить.

– …Выслеживали с помощью вот этой штуки. – Это сказал Декстер Лонгтри, появляясь в дверях. На его раскрытой ладони лежал украшенный рубинами золотой кулон в форме сердца и крошечный чип-передатчик.

– Благодарю вас, – с подобающим почтением ответил Тобиас, на которого гордая осанка и величественные манеры старого вождя произвели должное впечатление. Положив улики на стол, он повернулся к пленникам. – Ну и как тебя зовут на самом деле? – осведомился он у Джоша.

– Хрен тебе! – отозвался тот.

– А фамилия? – спросил Лоусон, и все рассмеялись.

– Ладно, с вами потом, – спокойно сказал Тобиас, но в его устах эти слова прозвучали как угроза. – Заберите их, – распорядился он, обращаясь к агентам ФБР, которые час назад прибыли из Санта-Фе.

Пленников тотчас вывели и посадили в разные машины, чтобы везти в город.

Поднявшись со стула, Харт приблизился к Лонгтри.

– Был рад помочь, – сказал Лонгтри, пожимая протянутую руку Харта. – Признаться, я даже получил удовольствие.

Они обменялись улыбками, и Харт сказал:

– Я был бы рад узнать побольше об АЗКА, вождь. И в самое ближайшее время.

Лонгтри долго рассматривал его.

– Ты ничего мне не должен, Харт.

– Может быть, и нет, зато я кое-что должен самому себе. В глазах старого вождя промелькнул какой-то огонек.

– Я буду рад встретиться с тобой, когда тебе будет удобно.

– Хорошо, я позвоню.

После того как мужчины снова обменялись рукопожатием, Джиллиан тоже взяла руку старого вождя в свои. Рука была грубой, сильной, теплой и надежной.

– Вы были очень добры к нам, вождь, – негромко сказала Джиллиан. – Ради меня вы рисковали жизнью, и я очень вам благодарна. – И она крепко обняла его. Впрочем, Лонгтри, похоже, не возражал и даже был тронут. Прежде чем отпустить Джиллиан, он похлопал ее по плечу. – Спасибо вам, вождь Длинное Дерево.

– Не за что, детка. Прощай, Джиллиан.

Лонгтри вышел, индейские полицейские последовали за ним. Только после того, как дверь за последним из них Закрылась, Джиллиан сообразила, что Лонгтри назвал ее настоящим именем. В недоумении, она повернулась к Харту:

– Когда ты успел сказать ему про меня?

– Я не говорил.

– Тогда откуда же он знает мое имя?

– Я не знаю. Похоже, вождь Лонгтри знает много такого, о чем никто из нас даже не догадывается.

Они бы, наверное, еще долго смотрели друг на друга, если бы резкий голос Лоусона не вернул их к действительности.

– Ну и что дальше? – спросил детектив. – Как и в каком направлении будет развиваться расследование?

Тобиас немного подумал.

– Завтра сюда прибудет специальная следственная группа из Вашингтона. До тех пор агенты из Альбукерке и Санта-Фе будут находиться в Храме и на территории поселка и следить, чтобы все оставалось на своих местах. То же происходит сейчас и в зарубежных филиалах Церкви Благовещения – их деятельность приостановлена, счета заморожены, на их территории действуют специальные силы Интерпола и национальных служб безопасности. Прежде всего нам предстоит разобраться в их компьютерных системах, а это, боюсь, будет очень нелегко.

– Брат Гэбриэл упомянул, что вся важная информация была закодирована с помощью шифра, который знает только мистер Хенкок, – вмешалась Джиллиан. – Придется вам его допросить, но, боюсь, он не захочет ничего рассказывать.

– Наши эксперты раскалывали очень трудные шифры, – невозмутимо ответил агент Тобиас. – Конечно, на это может потребоваться не один месяц, но я уверен, что они справятся с шифром Хенкока… или с самим Хенкоком – такие специалисты у нас тоже имеются.

– Мне почему-то кажется, это будет еще труднее, – покачал головой Харт.

– Вы правы. Возможно, вам будет интересно узнать, что не помогать противнику мистера Хенкока учило наше собственное государство. Берт Пакстон Хенкок – бывший оперативник ЦРУ. Выйдя в отставку, он сразу начал работать на брата Гэбриэла. – Увидев, как вытянулись их лица, агент Тобиас добавил: – Я тоже этого не знал. Мисс Майрик сообщила мне об этом всего полчаса назад, когда закончила полную проверку его досье.

– Какой ужас! – сказала Джиллиан совершенно искренне. – Выходит, брат Гэбриэл сумел завербовать сторонников даже в ЦРУ!.. Одному богу известно, в каких еще секретных службах у него есть помощники и последователи! Страшно подумать, какой властью обладал этот человек!

– Будем надеяться, что с его смертью кончилась и его власть, – вздохнул Харт.

– Не все так просто. Я уверен, что самые преданные его сторонники попытаются ответить ударом на удар. Нам следует быть начеку, – предупредил Тобиас. – Возможны всякие неприятные последствия. Насколько неприятные – это мы еще поглядим, но… Слишком многие будут считать, что мы убили человека, который был глашатаем бога на земле.

– Брат Гэбриэл никогда не говорил ничего, кроме богохульств! – заспорила Джиллиан. – И не совершал ничего, кроме преступлений!

– Что ж, будем надеяться, что, когда все грехи брата Гэбриэла сделаются достоянием гласности, его секта развалится сама собой, – сказал Тобиас.

Некоторое время все осмысливали услышанное. Джиллиан вспомнила, что один из знакомых Харта отправил дочь в школу при Храме. Интересно, спросила она себя, как будут реагировать люди, когда узнают, каким подонком был на самом деле брат Гэбриэл? Его последователи в десятках стран мира, несомненно, растеряются, как овцы, оставшиеся без пастыря, и в конце концов разбредутся по другим сектам, по другим культам. Другие же, неспособные принять очевидное или обозленные потерей своего высокого положения, будут сражаться за свою надежду до последнего. Именно от них следовало ожидать действий, связанных с насилием и жестокостью. Тобиас прав – несомненно, будут еще жертвы, будут громкие скандалы и судебные процессы, способные потрясти сами основы американского общества.

Потом Джиллиан задумалась – могла ли она представить что-то подобное, когда в мексиканском ресторане случайно столкнулась с Дейлом Гордоном? Конечно же, нет, и – будь на то ее воля – она бы предпочла, чтобы этой встречи никогда не было. Тогда бы ни Мелина, ни Линда Крофт не погибли, но, с другой стороны, остались бы в живых и Дейл Гордон, и Джем Хеннингс, а брат Гэбриэл продолжал бы строить свой безумный новый мир…

123
{"b":"4624","o":1}