1
2
3
...
123
124
125
126

– Кстати, автобусы нашли? – с тревогой спросила она.

Тобиас кивнул:

– Их перехватили на шоссе, ведущем к мексиканской границе. Там действительно было телевизионное оборудование… – Он ухмыльнулся. – И еше – сорок семь детей. Живых и здоровых…

Джиллиан с облегчением вздохнула.

– Да, живых и здоровых, – повторил агент Тобиас. – Правда, они немного напугались, когда наши люди их извлекали из автобусов, но сейчас все хорошо. Детей передали Детской психологической службе Нью-Мексико, которой по распоряжению губернатора штата оказывают всестороннюю помощь государственные медицинские и общественные учреждения. Кстати, возможно, вам будет любопытно узнать, что среди сопровождавшего детей медицинского персонала были также Дороти Пью и сестра Хеннингса Джанин. Среди детей были двое ее мальчиков – родных племянников Джема.

– А папочкой был, конечно, сам брат Гэбриэл?

– Скорее всего.

– А ребенок Андерсонов? Энтони? Его там не было?!

– Там не было ни одного малыша по имени Энтони, но это ничего не значит. Как мы знаем, брат Гэбриэл обожал давать людям новые имена. Несколько мальчиков вполне подходят по возрасту, так что определить, кто из них Энтони Андерсон, будет довольно просто.

– Кендис и Тони просили позвонить им, как только нам станет что-нибудь известно. И мы обещали… У меня записан номер их мобильника.

Тобиас заерзал на стуле, потом откашлялся.

– В принципе я был бы не против, но… У этого дела есть один очень неприятный аспект, который, похоже, не приходил вам в голову, мисс Ллойд. – Джиллиан и остальные удивленно воззрились на него. – Андерсоны могут просто не захотеть принять ребенка обратно! И я боюсь, что абсолютное большинство пар, чьи дети были похищены, поступят точно так же, когда им станет известно, кто является биологическим отцом их малышей. Одно дело – зачать от анонимного донора, и совсем другое – выносить ребенка маньяка и психопата. И не просто выносить – ведь если они примут ребенка обратно, они будут обязаны растить его, кормить, воспитывать…

– Господи! – ахнул Лоусон. – Мне это и в голову не пришло!..

Но Джиллиан это в голову пришло. Проблема, о которой упомянул Тобиас, занимала ее чуть не с тех самых пор, когда она впервые заподозрила, что Дейл Гордон мог подменить образцы спермы. Когда Джиллиан подумала об этом в первый раз, ей стало так плохо, что она не сумела справиться с тошнотой, и Харту пришлось в срочном порядке останавливаться на обочине.

Сейчас, когда речь снова зашла о той же проблеме, ее снова замутило, но Джиллиан справилась с собой и лишь поднесла руки к губам, согревая дыханием внезапно похолодевшие пальцы. Несколько мгновений она ничего не видела перед собой, и только потом с удивлением осознала, что все смотрят на нее.

– Вы что-то сказали? – уточнила она, слабо улыбнувшись, и Тобиас слегка откашлялся.

– Вы, конечно, можете не отвечать, но мне кажется, мы все имеем право знать: почему вы сделали это? Почему вы все это время выдавали себя за Мелину?

Несколько мгновений она смотрела на агента, потом перевела взгляд на Лоусона, потом – на Харта, но, не в силах выдержать его взгляд, снова повернулась к детективу.

– Почему?.. – проговорила она. – Пожалуй, я могу ответить. Все дело было в одной вещи, которую вы мне сказали…

– Я?! – Лоусон едва не выронил чашку с кофе.

– В то утро, когда убили мою сестру, двое полицейских приехали домой к Мелине, где была я. Они должны были сообщить мне о несчастье, но ни один из них не назвал меня Мелиной, – а может, и назвали, только я не обратила внимания, ведь я спала и они меня разбудили. Полицейские сказали только, что моя сестра-близнец – убита. Вот и все…

– Простите, Джиллиан, почему вы вообще оказались в доме Мелины?

– После того, как я уехала от… – Она заколебалась и, вместо того чтобы назвать имя Харта, сказала: – После того как я уехала из «Мансона», я отправилась к себе домой, но Мелли уже спала. Я разбудила ее, и мы немного поболтали. Именно так я узнала о том, что Джем приезжал ко мне домой со своим подарком. Мелина подробно рассказала мне о том, как вел себя Джем, поэтому впоследствии я сумела убедить его, что именно меня он видел накануне вечером. Золотое сердечко я оставила на столике рядом с кроватью, так что, если за мной кто-то следил, этот человек был уверен – настоящая Джиллиан Ллойд осталась дома, а Мелина уехала к себе.

– Ого! – не выдержал Лоусон. – Ну и путаница! Прямо как в телесериале!

– Действительно, все очень запуталось, – подтвердила Джиллиан со слабой улыбкой. – Мелли очень не хотелось вылезать из постели, одеваться, куда-то ехать, поэтому она настояла на том, чтобы эту ночь я провела у нее. В этом был смысл – по крайней мере, так мне тогда казалось. Короче говоря, я уступила – поехала домой к Мелли и легла спать, а утром…

Она снова ненадолго замолчала, подавленная грузом страшных воспоминаний.

– Утром, когда я примчалась к себе домой, – продолжила она, – вы, мистер Лоусон, не позволили мне войти в спальню. Помните, вы удержали меня? Вы сказали, что не хотите, чтобы я что-то трогала на месте преступления. И добавили: «Ведь вам наверняка тоже хочется узнать, кто убил Джиллиан, не так ли?»

Эти слова, детектив, подействовали на меня как пощечина. Я пришла в себя, если можно так выразиться. Именно тогда я и поняла вашу ошибку. Мелину вы приняли за меня. Ту же ошибку совершил и убийца. Когда же я увидела написанные на стене ругательства, я догадалась: это меня хотели убить – убить за то, что я была с Вождем… с Хартом. Но кто мог об этом знать? И почему этот кто-то решил непременно разделаться со мной? Вот почему я решила, что не стану поправлять вас, пока не узнаю больше.

А потом ко мне приехал Джем, и события начали приобретать весьма странный оборот. Поначалу он еще не знал, что Джиллиан переспала с Хартом, и что брат Гэбриэл приказал Гордону убить ее. До этого момента его потрясение и горе были совершенно искренними, но когда ему стало известно, что мы поменялись местами, и что вместо Мелины Харта сопровождала Джиллиан, он сразу догадался, кто и за что расправился с его «невестой». Быть может, он даже догадался, что убийцей был Дейл Гордон, и поэтому, когда в комнате для интервью Харт пытался описать человека, с которым мы столкнулись в ресторане, Джем все время старался его перебить, отвлечь.

Но еще до этого я почувствовала, что Джем может иметь какое-то отношение к смерти моей сестры. Во-первых, он почему-то солгал насчет нашей помолвки. Во-вторых, он заявил, будто идея с искусственным оплодотворением ему никогда не нравилась, хотя на самом деле он постоянно подталкивал меня к этому. Правда, я первая высказала эту мысль, но именно Джем все время твердил, что будет ужасно рад ребенку и что чем скорее я это сделаю, тем лучше. Иными словами, я поняла, что, если я раскрою свою тайну, мне может угрожать опасность. Поэтому я и решила, что Джиллиан должна оставаться мертвой – по крайней мере, до тех пор, пока я не найду ответов на главные вопросы.

Джем так ничего и не заподозрил – я уверена в этом. Правда, когда он пытался «ухаживать» за мной, я не смогла скрыть своего отвращения, но, в конце концов, Джем и Мелина никогда особенно не ладили. Словом, убедить его в том, что я и есть настоящая Мелина, было легче легкого. Но играть ее роль перед… другими было гораздо труднее.

Тут она не удержалась и бросила еще один взгляд в сторону Харта, который все это время не мигая смотрел на нее.

– Я призналась вам, – сказала она Лоусону, – что мы с Мелиной поменялись местами перед тем, как она должна была встретиться с мистером Хартом. Вы решили, что вечером все встало на свои места, а я не стала вас разубеждать. На самом деле мы не успели этого сделать.

– И я ни разу не спросил, когда Мелина снова стала Мелиной, а Джиллиан – Джиллиан? – уточнил Лоусон, и она отрицательно покачала головой.

– Нет, детектив. Вы спросили только, во сколько Джиллиан вернулась домой после… после того, как уехала из «Мансона». Я действительно вернулась к себе примерно в половине третьего ночи, поболтала с Мелиной и отправилась домой к ней. А она осталась у меня и… погибла. – Ей пришлось несколько раз откашляться, прежде чем она смогла продолжать. – Да, Мелина погибла, потому что осталась в моем доме, в моей постели. Не стану говорить, как трудно мне пришлось, когда все оплакивали меня, хотя на самом деле убита была не я, а Мелина. Несколько раз я была близка к тому, чтобы признаться, но каждый раз меня останавливало только одно: я должна была найти того, кто убил мою сестру.

124
{"b":"4624","o":1}