1
2
3
...
13
14
15
...
126

Верх входной двери был застеклен. Прикрывая лицо с обеих сторон руками, Дейл Гордон прижался лбом к холодному стеклу, стараясь рассмотреть хоть что-нибудь внутри.

В доме было темно. Лишь где-то в глубине виднелось слабое голубоватое сияние, как от работающего телевизора. Дейл Гордон потянул ручку двери, но она оказалась заперта. Тогда он спустился с крыльца и осторожно двинулся в обход дома, проверяя окна.

Но смотревшие на улицу окна были заперты изнутри. Лишь четвертое по счету окно, выходившее на задний двор, поддалось его усилиям.

«Если дом оборудован системой безопасности и если она сработает, тебе придется действовать очень быстро, пока не сбегутся соседи или не приедет полиция. Будь к этому готов», – вспомнил он. Брат Гэбриэл предусмотрел буквально все.

Вытерев о штаны вспотевшие ладони, Дейл Гордон несколько раз резко вдохнул и выдохнул воздух, раздувая щеки. Однако это оказалось излишним, поскольку, когда он резким движением поднял раму, не раздалось ни тревожных звонков, ни воя сирены. Почти полминуты Дейл Гордон стоял совершенно неподвижно, напряженно прислушиваясь, однако в доме по-прежнему было тихо. Тогда Дейл схватился руками за подоконник, подпрыгнул и перевалился в комнату.

Его глаза давно привыкли к темноте, поэтому Дейл Гордон хорошо видел обстановку комнаты, в которую попал. Судя по всему, это была гостиная. Пахло здесь очень приятно – потянув носом, он решил, что пахнет пряностями и цветами. И действительно, на одном из журнальных столиков у диванов он обнаружил шаровидную хрустальную вазу, до половины наполненную высохшими цветочными лепестками и палочками корицы. Наклонившись к ней, Дейл Гордон полной грудью вдохнул понравившийся ему аромат. Никогда в жизни ему не приходилось сталкиваться с подобными излишествами, и Дейлу захотелось задержаться в гостиной, однако у него был строгий приказ закончить работу как можно скорее. Поэтому он поспешно выпрямился и огляделся.

В глубине души он жалел, что нельзя включить свет, чтобы рассмотреть все как следует. Со всех сторон его окружали вещи, которыми Джиллиан Ллойд пользовалась каждый день, быть может – по нескольку раз в день. На столах и тумбочках он видел книги, иллюстрированные журналы и рамки с фотографиями, но кто на них изображен – в темноте определить было невозможно. Дейл Гордон даже подумал о том, чтобы захватить одну из фотографий в качестве сувенира, но сумел побороть искушение. Как ни велико было его желание владеть какой-то вещью, которая принадлежала Джиллиан, красть он не смел, ведь воровство – это грех.

Замерев на несколько секунд, Дейл Гордон медленно двинулся к дверям, стараясь не наткнуться на мебель. Пол в гостиной не был застелен ковром, но Дейл ступал так легко, что ни одна половица даже не скрипнула. Оказавшись в коридоре, он попал в бледно-голубое сияние, которое заметил сквозь стекло входной двери. Это оказался не телевизор, а бактерицидная лампа установленной над плитой вытяжки. Сначала Дейл хотел ее выключить ее выключить, он даже зашел в кухню, но потом подумал, что это не имеет значения.

Он как раз собирался покинуть кухню, когда заметил на рабочем столике стакан с водой. Воды в нем было не больше одного-двух глотков. Дейл Гордон потянулся к нему, но остановился. Брат Гэбриэл специально предупредил его, чтобы он ни к чему не прикасался без особой необходимости.

Но ведь брат Гэбриэл ни о чем не узнает.

Он взял стакан в руку и медленно, смакуя, выпил воду маленькими глотками. Это была самая обычная вода, но у него слегка закружилась голова. Дейл Гордон опьянел от одного сознания того, что, быть может, совсем недавно она держала этот стакан в руках, что его губы и язык прикасаются к тому месту, которого касался ее рот. Для него это ощущение было почти мистическим, уж во всяком случае – значительным и важным. Примерно то же он испытывал, когда слушал записи проповедей брата Гэбриэла.

Но вместе с тем это ощущение было чувственным, плотским, словно он прикоснулся к ее теплой коже, почувствовал ее дыхание. Стакан был пуст, но Дейл Гордон все не отрывал от него губ. Его язык скользил по стеклу то внутри, то снаружи стакана, дыхание участилось, а сердце колотилось, как у загнанного зверя, будто хотело выскочить из груди. Его мешковатые брюки топорщились спереди, и Дейл Гордон вдруг испугался, поняв, что испытывает самое настоящее сексуальное возбуждение.

А все связанное с сексом было нечистым, греховным и, следовательно, – запретным.

Стоп, скомандовал себе Дейл Гордон. Он не должен отвлекаться. Он не имеет права поддаваться чарам блудницы по имени Джиллиан Ллойд!

Поставив стакан на прежнее место, он повернулся к нему спиной. Для него это движение было глубоко символичным: он как будто отвращал свой взор от греха, снова возвращаясь мыслями и сердцем к добру, о котором так хорошо говорил в своих проповедях брат Гэбриэл. «Совлеките одежды греха, очистите сердце и принесите его мне…»

Несколько мгновений Дейл колебался, потом стремительно вышел из кухни в коридор и прислонился к стене, стараясь выровнять дыхание.

Он попытался сориентироваться. Темный коридор вел куда-то в глубь дома; кроме кухни и гостиной, в коридор выходили еще двери. Одна из них, несомненно, вела в спальню Джиллиан. Что ж, надо это проверить… И Дейл Гордон бесшумно скользнул вдоль коридора.

Первая дверь, которую он открыл, привела его в комнату, где стояли письменный и компьютерный столы, а вдоль стен выстроились металлические шкафы картотеки. На стене над столом висела пробковая доска, к которой кнопками были пришпилены календари, записки и визитные карточки. Это, несомненно, был рабочий кабинет Джиллиан Ллойд.

Вторая комната оказалась гостевой спальней. Кровать аккуратно застелена, на кресло наброшен клетчатый шотландский плед, туалетный столик с тройным зеркалом был девственно пуст.

Не то…

Дейл Гордон отступил в коридор.

Природа наградила его острым обонянием, поэтому еще до того, как открыть дверь в конце коридора, он почувствовал, что найдет ее здесь. Он чувствовал запах ее шампуня. Чувствовал запах дезодоранта. Его раздувшиеся ноздри улавливали даже слабый аромат ее кожи – теплой, благоухающей каким-то травяным лосьоном. От этого запаха у него снова закружилась голова, а рот наполнился слюной.

Из-за опущенных жалюзи в спальне было еще темнее, чем в коридоре, однако его глаза настолько привыкли к отсутствию света, что он ясно видел ее. А может, острое ночное зрение было даровано ему свыше, чтобы он исполнил предназначенное.

Его сердце громко стучало, но не страх или тревога были тому причиной. Дейл Гордон ликовал. Одна из избранных, и так близко от него – достаточно просто протянуть руку, и коснешься ее теплого податливого тела.

Святая плоть…

Во всяком случае, Джиллиан была святой до тех пор, пока…

Дальше Дейл Гордон решил не думать, чтобы не дать праведному гневу овладеть им. Он знал: стоит ему представить, как тот высокий бронзовокожий мужчина подмял Джиллиан под себя, как он осквернил ее чистое, совершенное тело, погрузив в нее свой срамной уд, и ему снова станет плохо. И без того ему уже чудился острый запах горячего пота, заливающего корчащиеся на простыне тела, и он был вынужден несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы подавить позыв к рвоте. Стараясь справиться с собой, Дейл Гордон снова посмотрел на Джиллиан.

Она спала на животе, обняв подушку обеими руками и прижимаясь к ней щекой. Дейл ясно видел ее профиль – прямой нос, темные ресницы, приоткрытые губы – и изящную ушную раковину, которая напоминала ему совершенное произведение искусства. Дыхание Джиллиан было почти бесшумным, но он уловил его запах – теплый, чуть отдающий мятой. Темные волосы веером разлетелись по подушке – прямые, гладкие, шелковистые.

На коврике у кровати валялась сброшенная ею пижама: маленькая безрукавка на пуговицах и короткие штанишки. Наклонившись, Дейл Гордон поднял пижаму и некоторое время с благоговением ощупывал мягкую ткань курточки, которая касалась ее груди. Несколько раз он прижимал ее к лицу, вдыхая запах. У него едва не закружилась голова, когда он представил, как ее кожа соприкасается с тканью, как приподнимают и натягивают фланель тугие груди, как проступают сквозь ткань соски, которые могли бы питать ее ребенка…

14
{"b":"4624","o":1}