ЛитМир - Электронная Библиотека

– Соседка вашей сестры, – сказала Льюис, – знала, что мисс Ллойд встает рано. Примерно в половине восьмого он, направилась к ней, чтобы одолжить немного кофе. Сначала он, звонила у двери, потом обратила внимание, что машина мисс Ллойд стоит у гаража, следовательно, ваша сестра была дома, встревожилась. Она знала, где лежит запасной ключ, с его помощью она отперла дверь и вошла. Вашу сестру она нашла спальне…

Вернулся Колтрейн со стаканом воды.

– Соседка дала следователю ваш адрес, – продолжил Льюис. – Он и послал нас известить вас о несчастье.

– Моя сестра… мертва? – Она затрясла головой, все еще не веря. – Но что… От чего она умерла?!

Льюис неуверенно покосился на своего напарника, но ни тому, ни другому, по всей видимости, не хватало мужества, что бы сказать ей правду.

– Отвечайте же!.. – требовательно воскликнула она, но голос ее надломился, и она продолжала почти шепотом: – Вы… вы сказали, что с моей сестрой случилась беда. Что произошло? Быть может, она отравилась газом? Или плита взорвалась? Может, ее ударило током?

– Нет, мэм. – Льюис покачал головой. – Похоже, вашу сестру убили.

– УБИЛИ?!!

– Прошу прощения, мисс Ллойд. Я понимаю, каково вам слышать это, но… Способа сообщать о смерти близкого человека так, чтобы никого не травмировать, пока что не изобрели. Во всяком случае, мне он неизвестен, поэтому я говорю как есть: вашу сестру убили, причем убили с особой жестокостью.

– С особой жес… – повторила она неожиданно севшим голосом.

– Да, мэм. Полицейский следователь уже на месте, криминалисты подъедут с минуты на минуту.

Она вскочила с неожиданной прытью.

– Я тоже поеду туда!

– Мне кажется, это не самое разумное решение, мэм, – возразил Льюис. – Тело вашей сестры отвезут в…

– Я все равно поеду! Не отговаривайте меня!

С этими словами она ринулась в спальню. Сорвав халат и ночную рубашку, она натянула джинсы и клетчатую ковбойку, потом сунула ноги в теннисные туфли. Захватив документы и ключи, она устремилась в холл, где ее ждали полицейские.

– Идемте же!

Они вышли на улицу. Увидев в ее руках ключи от машины, капрал Льюис предложил ей сесть в их машину, но она отказалась.

– Я доеду сама, – сказала она, довольно нелюбезно отстраняя копа.

– Я не позволю вам сесть за руль в таком состоянии, мисс Ллойд, – возразил Льюис. – Вы можете причинить вред себе или другим участникам движения. Может быть, у вас есть подруга, которая могла бы…

– Ну хорошо, – сдалась она. – Я поеду с вами. Только ради всего святого – поехали скорей!..

– Не забудьте, мисс Ллойд, – проговорил капрал, пока она усаживалась на заднее сиденье полицейского автомобиля, – дом вашей сестры – это место преступления. Следователь может не разрешить вам войти внутрь.

– Пусть только кто-нибудь попробует меня остановить! – огрызнулась она. В ее голосе было столько решимости, что Льюис поверил: остановить ее не сможет никто и ничто.

От дома Мелины до коттеджа Джиллиан в обычное время можно было доехать за одиннадцать минут. Но сейчас, ранним утром, вступили в действие знаки, обозначавшие так называемые «школьные зоны», поэтому продолжавший упорно молчать Колтрейн вел машину даже медленнее установленного предела скорости.

По дороге Льюис, сидевший впереди на пассажирском сиденье, несколько раз оборачивался и участливо спрашивал:

– Как вы себя чувствуете, мисс Ллойд? С вами все в порядке?

Но она не отвечала. Вопросы капрала казались ей идиотскими. О каком порядке могла идти речь, если ее сестра убита? Единственной причиной, по которой она не визжала, не каталась по полу и не дрыгала в воздухе ногами, было то, что для хорошей истерики у нее просто не было сил. Пережитое потрясение парализовало ее, притупило чувства, так что она не могла даже плакать. Она вообще была мало на что способна; единственное, на что ее хватало, – это тупо смотреть в окно патрульной машины и пытаться хоть как-нибудь усвоить та, что ей сказали. Страшная новость по-прежнему не укладывалась в голове. Вопреки всему, она по-прежнему не верила в то, что произошло. Ее сестра убита? Нет, этого просто не могло быть!..

Для людей за окнами машины жизнь шла заведенным порядком. Матери сажали детей в школьные автобусы, влюбленные торопливо целовались на перекрестках, перед тем как разойтись в разные стороны, старики разворачивали свежие, еще пахнущие типографской краской утренние газеты или слушали новости.

Иными словами, жизнь – обычная жизнь с ее каждодневными заботами – продолжалась для всех, кроме нее. Полицейская машина свернула за угол и оказалась в начале улицы, где жила Джиллиан. Мелина увидела припаркованные на проезжей части фургоны службы 911, патрульные машины и полицейские автомобили без опознавательных надписей. Одноэтажный коттедж – белый, с темно-коричневой дверью и кремовыми жалюзи на окнах – был со всех сторон огорожен переносными столбиками, между которыми была натянута желтая полицейская лента. Полицейские в форме и в штатском с важным видом сновали между домом и припаркованными напротив машинами. Вдоль тротуара стояли группы зевак и соседей. Соседей уже опрашивали полицейские следователи; патрульные пытались разогнать зевак, но тщетно. С минуты на минуту могли нагрянуть газетчики.

– Пока не удалось выявить ни одного свидетеля, – сказал капрал Льюис, перехватив ее взгляд.

Между тем количество людей на улице продолжало расти. Патрульная машина резко замедлила ход и продвигалась вперед с черепашьей скоростью, а вскоре капрал Колтрейн вынужден был и вовсе остановиться.

– Вы не можете им посигналить или сделать еще что-нибудь? – спросила она, начиная терять терпение.

– К сожалению, мисс Ллойд, место преступления всегда привлекает толпы любопытствующих, – ответил за напарника Льюис.

– Ради всего святого, – не выдержала она, – выпустите меня отсюда!

Льюис, должно быть, почувствовал, что она теряет над собой контроль, и знаком велел Колтрейну остановиться. Как только он вышел из машины и открыл заднюю дверцу, она выскочила наружу и бегом бросилась к дому.

Когда, не снижая скорости, она поднырнула под желтую ленту полицейского ограждения, ей навстречу бросились сразу несколько копов. Они кричали, чтобы она остановилась. Увернувшись от протянутых к ней рук, она метнулась к дверям дома прямо через цветочные клумбы.

Ей удалось взбежать на крыльцо и ворваться в прихожую, но там ее схватили трое полицейских.

– Отпустите меня! Отпустите немедленно! Я должна увидеть ее!..

Следом в прихожую ворвался капрал Льюис.

– Отпустите ее! – воскликнул он, отдуваясь. – Это сестра убитой!

– Не просто сестра, а сестра-близнец, – поправила она голосом, который ей самой показался чужим и странным. Таким голосом мог говорить только человек, доведенный до последней степени отчаяния. Или сумасшедший. – Я хочу видеть ее! – повторила она обессилено. – Пожалуйста, пропустите меня!

– Мне кажется, вам не стоит заходить туда сейчас, мисс Ллойд. – В дверях кухни появился высокий мужчина в костюме. Остановившись напротив нее, он предъявил свой значок: – Старший сержант Лоусон, отдел по расследованию убийств.

– Пустите меня к ней!

– Я вас понимаю, мисс Ллойд. – Сержант Лоусон сочувственно нахмурил лоб. – Вы хотите убедиться, что ваша сестра действительно мертва…

– Если понимаете, тогда дайте мне пройти, – резко сказала она.

Лоусон отрицательно качнул головой, но голос его оставался все таким же ровным, с ноткой сочувствия.

– В настоящее время это невозможно, мисс. В спальне вашей сестры работают эксперты-криминалисты, они ищут следы убийцы, собирают вещественные доказательства. Вы можете нечаянно им помешать, уничтожить какие-нибудь важные улики, поэтому чем меньше людей побывает там… – кивком головы он указал куда-то себе за спину, – тем больше шансов, что мы отыщем зацепку, которая поможет нам в ближайшее время схватить преступника. Ведь вам наверняка тоже надо знать, что здесь произошло, не так ли? Я надеюсь, вы нам поможете, – продолжал полицейский. – Давайте немного побеседуем, и, быть может, нам удастся вместе найти ответы на некоторые вопросы.

16
{"b":"4624","o":1}