1
2
3
...
23
24
25
...
126

– Мне кажется, мистер Харт, это не самая удачная идея. Поверьте мне на слово, Мелине Ллойд сейчас не до вас. Вы ей будете только мешать.

Харт задумчиво повертел в руках мобильный телефон, который он достал из внутреннего кармана куртки. Ему хотелось верить, что Мелина расценит его звонок несколько иначе, чем предсказывал детектив, что она будет рада слышать его голос, однако ему не хотелось обсуждать с Лоусоном то, что произошло между ними вчерашней ночью.

– Похоже, вы правы, Лоусон, – пробормотал он, убирая мобильник.

– Что вы знаете о мисс Ллойд? – задал свой первый вопрос детектив.

– Почти ничего. Мы познакомились только вчера. Мелина Ллойд должна была…

– Я знаю, чем она занималась. Мисс Ллойд была вашим пиар-сопровождающим. Скажите, у вас были к ней какие-нибудь претензии?

– Абсолютно никаких, – поспешно ответил Харт. – Мелина – настоящий профессионал своего дела. – Он невольно улыбнулся, вспомнив, как на пресс-конференции Мелина безжалостно расправлялась с репортерами, а они не решались даже огрызнуться. Судя по всему, все они – и мужчины и женщины – ее просто обожали. – Мне не на что пожаловаться, даже если б я захотел, – добавил он, вспоминая улыбку, с которой она уступила его просьбам остаться еще ненадолго. Потом он задумался; винит ли она себя за то, что не ушла сразу, за то, что провела с ним почти всю ночь вместо того, чтобы быть с сестрой, чтобы защитить ее, спасти…

Впрочем, он вспомнил, что Мелина и Джиллиан жили в разных местах. Да и в любом случае вряд ли Мелина смогла бы защитить сестру от спятившего убийцы. Все могло закончиться еще чудовищнее: двумя трупами вместо одного. Это было очевидно, но Харт хорошо знал, что, когда дело касается внезапной или насильственной смерти, люди ведут неадекватно, виня себя во всех грехах. Кто, кроме судьбы, мог быть виноват в том, что ты оказался совсем в другом месте, когда погиб близкий тебе человек? Разумеется, никто, и все же груз вины в подобных случаях часто оказывался невыносимо тяжел.

– Господи, как же она страдает сейчас! – пробормотал он, потирая виски. Потом он поднял голову и посмотрел на детектива. – У вас есть какие-либо предположения, кто это мог сделать?

– Пока нет.

– И… никаких улик?

– Кое-что мы нашли. Надписи на стенах, к примеру. Именно они и заставили меня предположить, что вы можете иметь какое-то отношение к этому убийству.

– Я?!

До этой минуты Харт больше не думал о том, почему детективу понадобилось разыскивать именно его. Даже когда Лоусон сообщил ему страшные новости, он подумал в первую очередь о Мелине, о том, что она может сейчас чувствовать. Ему и в голову не пришло, что это происшествие может как-то касаться его, но последние слова детектива заставили его задуматься. Он действительно был каким-то краем причастен к этому убийству, только вот каким?

– Я никогда не встречал Джиллиан Ллойд, детектив, – повторил он, чтобы что-нибудь сказать. – Если вы сомневаетесь в моих словах, можете спросить у Мелины – она это подтвердит.

– Вообще-то именно благодаря ее показаниям мне и пришло в голову разыскать вас, Харт.

Астронавт покачал головой.

– Каким показаниям, Лоусон? Я не понимаю.

– Поймете. Мы вам все объясним.

– Кто это – «мы»?

– Я и мисс Мелина. Вы должны прибыть в полицейское управление Далласа сегодня в половине третьего. Это в деловом центре, недалеко от…

– Сегодня в два тридцать я собираюсь быть где-то на половине пути между Далласом и Хьюстоном, – прервал его Харт. – Во всяком случае, таковы были мои планы, и я не намерен их менять.

Ему было очень жаль Мелину, однако он никак не мог взять в толк, с какой стати его пытаются втянуть в это дело.

– А вот я рекомендую вам пересмотреть ваши планы, – сказал детектив. – В противном случае мне придется вызвать вас из Хьюстона повесткой.

Харт смерил его долгим, презрительным взглядом.

– Может, хватит ходить вокруг да около, детектив? Скажите откровенно: вы считаете, что я могу иметь какое-то отношение к смерти этой женщины?

Но Лоусон даже не посмотрел на него. Поднявшись со стула, он шагнул к выходу из кабинета.

– В половине третьего, Харт! Третий этаж. Спросите меня – дежурный покажет вам мою комнату. – Он широко распахнул дверь. Как Харт и предполагал, двое копов в форме стояли в коридоре прямо напротив.

– Можете позвонить своему адвокату, Харт, – добавил Лоусон и шагнул вперед, но снова остановился. – Хотите совет, Харт? Не пытайтесь скрыться. Вы слишком заметная фигура, чтобы долго прятаться…

– Ты наглядно продемонстрировал свою веру и преданность, брат Дейл. Я поражен. Признаться, я не ожидал, что ты справишься с заданием так быстро и точно.

Дейл Гордон, разговаривавший с братом Гэбриэлом по телефону, мелко задрожал от переполнявшего его восторга. От избытка чувств ему даже было трудно говорить.

– Б-благодарю вас, брат Гэбриэл… – пробормотал он в трубку.

– Ты совершенно уверен, что Джиллиан Ллойд полностью очистилась от скверны?

И снова Дейл Гордон вздрогнул в приступе раболепного обожания. Брат Гэбриэл умел подбирать правильные слова! Далласские газеты назвали его миссию «актом ничем не спровоцированного насилия и зверской жестокости», что, разумеется, ни в коей мере не соответствовало действительности. Но что они могли знать, эти наемные писаки, посвятившие проведенному им обряду очищения первые полосы сегодняшних газет? Ничего. Только посвященные были в курсе того, что произошло с Джиллиан Ллойд сегодня на рассвете.

Впрочем, Дейл Гордон не без удовольствия посмотрел по телевизору дневной выпуск новостей. По телевизору показали дом, в котором она жила, показали входивших и выходивших из него полицейских, показали каталку с лежащим на нем телом, которую сотрудники коронерской службы катили к ожидающей у калитки машине. По дороге каталка зацепила одну из росших на клумбе желтых хризантем, и сорванный цветок так и остался торчать в сочленении алюминиевых трубок.

Стоя перед коттеджем, телекомментатор назвал его миссию «бесчеловечным убийством», но откуда ему было знать, что Джиллиан Ллойд необходимо было уби… очистить от греха.

– Да, брат Гэбриэл, я совершил обряд по всем правилам.

– Она страдала?

– Нет. Я действовал быстро, как вы велели, когда поручали мне это задание. Все прошло именно так, как вы и обещали. В решающий момент я испытал прилив сил и уверенности. Моя рука не дрожала – ведь меня вело само Провидение.

– И грозная воля нашего бога-творца, – добавил брат Гэбриэл. – Ты отлично справился, сын мой.

Дейл Гордон почувствовал, что краснеет от гордости и радости. Еще никто никогда не говорил ему «сын мой». Отец скрылся в неизвестном направлении еще до его рождения, а мать называла Дейла как угодно, но только не сыном.

– Расскажи мне поподробнее об этом деле, брат Дейл. Я хочу, чтобы мои ученики в Храме тоже порадовались вместе со мной.

В Храме!.. О нем узнают в Храме! Брат Гэбриэл собирается рассказать о нем своим избранным ученикам, быть может, даже поставить его им в пример – тем, кто своей святостью и беспрекословным послушанием добился высокой чести жить в Храме рядом с братом Гэбриэлом!

Слова посыпались из него, как горох из дырявого мешка. Еще никогда Дейл Гордон не говорил так много и так быстро. С той же точностью, с какой он старался придерживаться полученных инструкций, он рассказал брату Гэбриэлу о своем послушническом подвиге, дополняя уже известные факты мелкими деталями и подробностями, которые показали брату Гэбриэлу насколько внимательно он отнесся к порученному делу.

– Надеюсь, ты не оставил следов, брат Дейл?

– Нет, брат Гэбриэл. Насколько мне известно – нет.

Дейл не упомянул о стакане, из которого пил на кухне. По его мнению, это не могло иметь значения, поскольку полиция никогда не снимала у него отпечатков пальцев. Даже если копы обнаружат следы на стекле, они никогда не приведут к нему.

24
{"b":"4624","o":1}