1
2
3
...
25
26
27
...
126

– Я все равно не могу ничего предпринять, пока не будет проведена экспертиза, – отвечала она тем, кто спрашивал ее о похоронах. – А когда это будет – я не знаю. Да и с Джемом сначала надо все оговорить.

Джем имел полное право участвовать в обсуждении. Ведь Джиллиан была его невестой, хотя ее друзья и коллеги, услышав о помолвке, похоже, были удивлены не меньше, чем она сама. Впрочем, расспрашивать о подробностях никто не решился. Друзья Джиллиан проявили редкостный такт, и она вздохнула с облегчением, поняв, что ей есть на кого положиться в трудную минуту. Подруги сестры предложили ей помощь – они были готовы взять на себя все заботы.

– Позвони мне, Мелина, если тебе что-нибудь понадобится.

– Звони нам, Мелли, не стесняйся. Мы сделаем все, что в наших силах.

– Я всегда готова помочь тебе. Я сама недавно потеряла сестру и прекрасно понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Самое страшное во всем этом – неожиданность, ведь никогда нельзя знать, где тебя подстерегает беда. Пожалуйста, звони мне в любое время. Даже если тебе понадобится просто выговориться…

Она была благодарна им всем, но легче ей не стало. Пока кто-то варил кофе, отвечал на телефонные звонки, доставал посуду, она извинилась и пошла к себе, чтобы принять душ и переодеться. Следуя по коридору к своей спальне, она слышала, как люди в гостиной говорят, что она хорошо держится и что мужества ей не занимать.

Все это было глубочайшим заблуждением. Быть может, внешне она и держалась, но внутри у нее бушевало всепожирающее пламя боли и отчаяния. Сейчас она была близка к той черте, за которой начинаются истерики, неостановимые слезы, мучительная безысходность и тоска. Именно поэтому она оставила гостей, надеясь, что холодный душ поможет ей прийти в себя.

Воду она включила на полную силу. Холодная вода обожгла тело, но главное – шум бьющих о ванну струй заглушил ее горькие рыдания, больше похожие на вой смертельно раненного зверя. Она оплакивала и свою потерю, и себя – ведь она тоже была причастна к тому, что случилось с сестрой. Если бы они не поменялись местами, быть может, ничего бы не случилось… Возможно, тогда неизвестный преступник расправился бы с ней, а не с ее сестрой…

Она плакала до тех пор, пока грудь не свело тупой болью. Холодная вода тоже сделала свое дело – она почувствовала, что начинает замерзать. Еще немного – и она начнет стучать зубами…

Выйдя из душа, она докрасна растерлась полотенцем и, наклонившись к зеркалу, попыталась наложить макияж на свое распухшее лицо, но тотчас отказалась от этой затеи. Никакие тени, никакая пудра не могли скрыть ее покрасневших век, к тому же, если она снова заплачет, косметика непременно потечет.

Одевалась она совершенно механически. Ее руки и ноги двигались словно сами по себе; должно быть, так ведет себя человек, находящийся под гипнозом. Сейчас она не смогла бы принять самостоятельное решение, разобраться с самой простой проблемой. Она была не в состоянии заниматься даже обычными повседневными делами. Сможет ли она снова стать прежней, радоваться жизни, влюбляться, работать, надеяться на счастье?..

Нет, решила она. Она не сможет спокойно жить, радоваться жизни, пока смерть сестры остается неотомщенной.

И теперь, сидя в тесной комнатке на третьем этаже полицейского управления, она снова повторила клятву, которую дала сама себе: она отомстит за сестру, чего бы это ни стоило. Ненависть к убийце жгла ее изнутри, словно раскаленный уголь. Она никогда не считала себя злопамятной и могла со спокойной совестью сказать, что не испытывала ненависти к кому бы то ни было. Да, некоторых людей она недолюбливала, были и такие, к кому испытывала неприязнь, но ненависти – по-настоящему сильной, неистовой ненависти в ее душе никогда не было. Никогда в жизни ей не хотелось своими глазами увидеть, как другой человек умирает в мучениях, но теперь… Теперь ее жажда мести была такой обжигающей, что это пугало ее.

– У тебя сегодня были клиенты, Мелли?

Вопрос Джема отвлек ее от мрачных размышлений.

– К счастью, нет.

– Надеюсь, тебя есть кому заменить?

– Да. Я уже позвонила на работу и предупредила, что мне, возможно, потребуется небольшой отпуск. Мой заместитель уже начал переделывать расписание. Насколько мне известно, никаких особых трудностей не предвидится, если, конечно, не произойдет ничего экстраординарного.

– Например?

Она нахмурилась.

– Например, в Даллас прилетит Майкл Джексон и потребует, чтобы его сопровождала именно я. Но это вряд ли возможно, так что мой бизнес не пострадает, даже если я буду отсутствовать несколько недель.

Джем беспокойно побарабанил по столу кончиками пальцев.

– Просто не верится, что Джиллиан оказалась способна выкинуть такой фортель…

– Что ты имеешь в виду?

– То, что она поменялась с тобой местами. Что она отправилась сопровождать этого астронавта вместо тебя. На нее это совсем не похоже. Она никогда не была такой… импульсивной. Другое дело…

– Другое дело – я, – закончила она.

– Да. – Джем решительно кивнул. – Поверь, я ничуть тебя не осуждаю, но из вас двоих именно ты всегда была более беспечной, что ли… Беспечной, непредсказуемой, что называется – без царя в голове. Еще раз извини, Мелли, если я сказал что-то обидное, но…

– Да нет, ничего. Ты прав, конечно. Я и сама себя виню. Если бы можно было начать все сначала, я никогда бы не предложила Джилл подобной глупости.

– Скажи, вы когда-нибудь уже делали так? Ну, менялись местами?..

– Только в детстве. Это была наша любимая игра.

– Но Джиллиан никогда не сопровождала твоих клиентов?

– Нет, никогда.

– Тогда почему вы сделали это вчера? Почему?

Она пожала плечами:

– Не знаю. Должно быть, из озорства. Никакой особой причины, во всяком случае, у нас не было. Эта идея пришла мне в голову совершенно случайно, когда мы с Джилл обедали вместе.

Но это объяснение Джема не удовлетворило.

– Скажи, не было ли это подстроено? Скажем, чтобы познакомить Джиллиан с этим типом – Кристофером Хартом? Ведь многие женщины… любят знаменитостей.

– Дело не в этом, Джем. Просто…

– Извини, я сморозил глупость, – перебил он ее. – Давай больше не будем об этом говорить, ладно?

– Давай, но сначала я должна сказать тебе: это была действительно глупая затея. Быть может, самая идиотская в моей жизни. Именно поэтому я виню себя в том, что случилось с сестрой.

– Быть может, идея действительно принадлежала тебе, – возразил Джем. – Быть может, она действительно была дурацкой, но ведь Джиллиан давно выросла и стала вполне самостоятельной, взрослой женщиной, способной отвечать за свои поступки. Ведь ты ее не заставляла, верно? Джиллиан всегда могла сказать «нет», но она этого не сделала, а значит, она сама во всем ви…

– Прекрати, Джем! – не выдержала она. – Перестань обвинять Джиллиан в том, в чем нет и не может быть ее вины. Тогда – это казалось нам обеим вполне безобидной шуткой. Откуда мне было знать, что из-за нее Джиллиан может погибнуть? – Она выдернула руку из его пальцев и встала. – Извини, мне нужно кое-куда…

– Ну вот, теперь я тебя расстроил!

– Не расстроил, а разозлил.

– Мелина…

– Моя сестра погибла слишком недавно, чтобы я могла спокойно слушать, как кто-то пытается ее осуждать.

Пристыженный, Джем нервно провел рукой по волосам:

– Ты права. Прости меня. Я знаю, ты винишь себя в ее смерти. Мне не следовало заговаривать об этом сейчас.

– Ладно, – хмуро сказала она. – Прощаю. А теперь мне нужно кое-куда сходить.

– Куда это ты собралась? – удивился он. – Мы должны дождаться Лоусона.

– Я никуда не ухожу, просто мне нужно в туалет.

– Я тебя провожу.

– Нет, – сказала она, взмахом руки показывая на стул. – Сиди здесь, вдруг Лоусон появится, пока меня не будет. Передай ему, что я скоро вернусь.

– Ты уверена, что с тобой все в порядке?

– Совершенно уверена.

Но, конечно, с ней все было далеко не в порядке. Оказавшись в туалете, она наклонилась над раковиной и, опершись локтями о ее края, принялась яростно тереть лоб, стараясь хоть таким способом избавиться от острой головной боли, которая терзала ее с тех пор, как она всласть наревелась в душе.

26
{"b":"4624","o":1}