ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элиты Эдема
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Дьюи. Библиотечный кот, который потряс весь мир
Ирландское сердце
Сильное влечение
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?

– Хорошо, я спрошу, – сказал детектив. – Вы переспали с ней, полковник Харт?

ГЛАВА 11

Его ответ был краток:

– Нет.

– Кое-кто, похоже, считает иначе.

С этими словами детектив достал из лежавшей на столе папки несколько глянцевых снимков и протянул их Харту. Не подозревая, что это за снимки, Харт нетерпеливо выхватил их из рук детектива, однако один взгляд, брошенный на первый же снимок, заставил Харта болезненно поморщиться.

– Боже мой!.. – простонал он, прикрыв рукой глаза.

– Позвольте взглянуть. – Берчмен протянул руку, и Харт передал ему первую фотографию.

Бегло просмотрев оставшиеся снимки, он также передал их адвокату и несколько секунд сидел неподвижно, глядя в пространство перед собой.

– Мелина, я… – В конце концов Харт повернулся к ней, но никак не мог найти подходящие слова. Впрочем, выражение его лица было более чем красноречивым. Он даже потянулся к ней, но тут же спохватился, и его руки беспомощно опустились.

– Ну и что – «Мелина»?..

Джем буквально прорычал эти слова, и Харт, вздрогнув, повернулся к нему.

– В каком смысле?

– Ты сделал это? То, о чем написано на стене? Ты трахнул мою невесту?

– Джем!..

– Ты считаешь, что я тебя оскорбил? – выкрикнул он. – Но ведь он оскорбил тебя куда сильнее, этот грязный подонок!

– Не лучше ли будет удалить отсюда мистера Хеннингса, детектив? – хладнокровно предложил Берчмен, но Лоусон проигнорировал замечание адвоката. Привстав со стула, он свирепо пролаял:

– Последнее предупреждение, Хеннингс! Еще одна подобная выходка – и ты вылетишь отсюда, как птичка.

– О, нет, я останусь, – пробормотал Джем, яростно мотнув головой. – Я хочу послушать, что наш космический герой скажет в свое оправдание.

– Я не собираюсь оправдываться, в особенности перед вами, Хеннингс, – парировал Харт. – Я действительно хотел бы сказать несколько слов, но к вам они не имеют никакого отношения. – В его голосе зазвенели командирские нотки.

– Уймись, Джем! – устало сказала Мелина.

– Я буду молчать, Мелли, – пообещал он. – Потому что не хочу пропустить ни словечка из того, что может сказать наш мистер Большой Космический Член.

– Тихо, вы все! – снова рявкнул Лоусон. – Предупреждаю официально: у каждого, кто откроет рот без моего разрешения, будут крупные неприятности. А теперь, мистер Харт, объясните: с чего бы преступнику писать такие слова? Быть может, у него все-таки были для этого основания?

– Вы хотите сказать…

– Полковник! – Берчмен коснулся его плеча, словно пытаясь остановить Харта, но он только отмахнулся.

– Это кровь, как я понимаю? – спросил он, кивая в сторону пачки фотографий, которые адвокат чуть раньше положил на стол перед детективом. – И вы хотите, чтобы я объяснял вам поведение психопата, который убивает женщин, а потом пишет их кровью на стенах разные гадости? Не слишком ли многого вы от меня требуете? Я, в конце концов, астронавт, а не психолог. И не детектив… – Харт усмехнулся. – Откуда мне знать, почему он написал это, а не что-нибудь другое? Наверное, этого не сможет объяснить вам вообще никто, кроме самого убийцы, которого вы пока не поймали. Лично мне ясно одно: тот, кто способен сотворить такое… – Он снова кивнул в направлении снимков. – Это законченный псих, детектив. Дегенерат. Извращенец. Как можно искать смысл в поступках человека, которому всякий смысл, всякая целесообразность и логика чужды по определению?

– Ну ладно, успокойтесь, – проворчал Лоусон.

– Черта с два я теперь успокоюсь!

– Успокойтесь и отвечайте на вопросы. Итак, спрашиваю в последний раз: вы вступили в половую связь с Джиллиан Ллойд, когда вчера вечером она находилась в вашем гостиничном номере?

– Я же сказал вам, разве не так?

– Вы ответили «нет».

– У вас неплохая память, детектив. Мы разговаривали, а потом она ушла…

– Во сколько это было?

– Я же говорю – я не смотрел на часы. Не помню.

– Во сколько ваша сестра вернулась домой, Мелина? – Лоусон повернулся к ней.

– Поздно. Примерно между двумя и тремя часами ночи.

Детектив сардонически усмехнулся:

– Долгонько вы разговаривали, Харт!

Джем в волнении привстал со стула. Ему стоило огромного труда сдерживать себя. Харт же не только не поддался безрассудному гневу, но напротив – его поведение стало еще более хладнокровным, во всяком случае – внешне.

– Я не помню, сколько было времени, когда Ме… Джиллиан ушла. И я не знаю, кто и почему ее убил. Это все, детектив. Мне больше нечего вам сказать.

Он поднялся, но Лоусон велел ему вернуться на место. Тут вмешался адвокат, и они с Лоусоном горячо заспорили. Джем бросил на Харта угрожающий взгляд, потом отодвинулся вместе со стулом в дальний угол комнаты.

Все это время Кристофер Харт смотрел только на нее. Его взгляд был пронзительным, он жег, как лазерный луч. Что бы он ни испытывал сейчас – негодование, отчаяние, вину, – его чувство было глубоким и сильным.

– Еще несколько вопросов, и я думаю, что на этом мы с вашим подопечным закончим, – донесся до нее голос детектива.

– Хорошо, – кивнул адвокат, – только постарайтесь, чтобы все ваши вопросы были по существу дела.

После этого Лоусон вновь обратился к Харту и спросил, не заметил ли он чего-нибудь подозрительного вчера вечером.

– Чего, например? – осведомился тот.

– Быть может, кто-то следил за вами…

Харт на минуту задумался.

– Нет, ничего такого я не заметил. Впрочем, я не обращал внимания. С чего бы?..

– Звонила ли мисс Джиллиан кому-нибудь?

– Нет, насколько я помню. Пока она была со мной, она точно никому не звонила.

– То есть на протяжении всего вечера? Харт пожал плечами.

– Вообще-то мы несколько раз ненадолго расставались, так что теоретически она могла позвонить. Но я ничего такого не заметил.

– И ей тоже никто не звонил?

– Нет.

– Она разговаривала с кем-нибудь при вас?

– Конечно. Со всеми. Со швейцаром, коридорными, служителем на автостоянке, с гостиничным служащим, который отгонял нашу машину, с журналистами на пресс-конференции, с соседями по столу на банкете.

– Был ли среди этих людей кто-то, кто вызвал ваше подозрение? – продолжал терпеливо расспрашивать Лоусон. – Никто не показался вам странным? Или необычным? Ведь человека, который попал не в свою среду, обычно видно сразу.

– Нет.

– Хорошо. Скажите, не произошло ли за это время каких-нибудь незапланированных встреч? Например, с бывшим одноклассником, с бывшим любовником, с соседом или знакомым? Неожиданных встреч, полковник?

– Нет, нет и нет. – Харт покачал головой.

– Не заметили ли вы у Джиллиан резких перемен настроения? Например, она могла выглядеть угнетенной или просто кщумчивой. Или обратиться к кому-то резче, чем следовало?

– Нет. – Харт снова обернулся к ней: – Простите меня, Мелина. Я знаю: вы надеялись, что я смогу припомнить что-то важное, но увы… Я ничем не могу помочь.

– Я уверена, если бы было что-то важное, вы бы обязательно это запомнили, – ответила она и печально улыбнулась. – Но, с другой стороны, если бы что-то такое действительно произошло – что-то неприятное, – Джиллиан сумела бы скрыть это от вас. Ведь вы были ее клиентом, а клиентов пугать не полагается.

– Нет, я уверен, что ничего такого… – Он внезапно замолчал. – Постойте-ка!

Она резко подалась вперед:

– Что?!

– Я кое-что вспомнил. – Харт ненадолго задумался, словно припоминая, пока все выжидательно смотрели на него. – Там был один парень… – проговорил он наконец. – В ресторане быстрого обслуживания. Когда мы входили, этот человек как раз выходил. И он первым заговорил с ней, назвал ее по имени… Да-да, теперь я вспомнил: он назвал ее Джиллиан! – Харт перевел дух и внимательно посмотрел на нее. – Ваша сестра мастерски играла вашу роль, Мелина. Этот тип назвал ее настоящее имя, но она и бровью не повела. А когда я спросил, почему он назвал ее Джиллиан, она ответила, что этот парень принял ее за сестру. И рассказала, что у нее есть сестра-близнец. – Харт снова вгляделся в ее черты и добавил: – Немудрено, что он обознался.

31
{"b":"4624","o":1}