ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Rammstein. Горящие сердца
Тролли, идите домой!
Русь сидящая
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Чумной поезд
Он сказал / Она сказала
Первый раз – 2 (сборник)
Мир-ловушка
#Любовь, секс, мужики. Перевоспитание плохих мальчиков на дому

То есть найти источник его беспокойства.

С одной стороны, рассуждал Харт, он имел полное право быть недовольным. Ему вовсе не улыбалось оказаться втянутым в расследование убийства. Была и еще одна причина – не такая очевидная, как прочие.

Предопределенность. Всю свою жизнь Харт ждал чего-то ужасного, что должно было непременно случиться. Он надеялся, что ему удастся избежать предначертанного судьбой, но теперь ему стало ясно – его надежды были тщетны. И, главное, он не представлял, как ему теперь выпутаться из создавшейся ситуации.

Еще в детстве – как и многие свои соплеменники – Харт понял, что, будучи членом этнического меньшинства, он должен работать больше, стараться сильнее, быть крепче и выносливее, чем его белые сверстники. За ним наблюдали особенно пристально, и ему приходилось прилагать немалые усилия, чтобы не допустить ошибки, не опростоволоситься, не сесть в лужу, потому что то, что простили бы белому, никогда не простили бы индейцу. «Чего еще ожидать от краснозадого?» – эти слова висели над ним дамокловым мечом. Вся жизнь Харта прошла в стремлении Оправдать Доверие – именно так, с заглавных букв, и никак иначе. Он боялся, смертельно боялся совершить ошибку, и вот теперь это произошло… Что ж, по крайней мере, теперь он может не бояться, потому что поправить все равно ничего нельзя.

Потом он подумал о том, что Берчмен был совершенно прав, когда предупреждал его о возможной реакции НАСА. Руководству вряд ли понравится, что полиция допрашивает одного из самых известных сотрудников этой организации, да еще в связи со зверским убийством молодой женщины, с которой этот сотрудник провел последние несколько часов ее жизни. Не имело никакого значения, привлекался ли он как свидетель или как обвиняемый – в обоих случаях для НАСА это означало плохое паблисити и потерю лица.

Но, черт побери, ведь он ни в чем не виноват! Что он сделал, не так? Кому наступил на мозоль? Ведь он даже не подозревал, что имеет дело с Джиллиан. В контракте, заключенном с эскорт-агентством, черным по белому было написано, что сопровождать его будет Мелина Ллойд! Откуда ему было знать, что какой-то псих решит убить Джиллиан за то, что она появилась на людях в обществе индейца!

Вы переспали с ней ?

Да. Да, черт побери! Мы трахались, понятно?!

Но как Мелина узнала, что он лжет? Быть может, когда он отвечал на вопросы Лоусона, его выдало лицо? Или она узнала правду благодаря своей полумистической связи с сестрой? Или Джиллиан сама рассказала ей об этом?

А может, Мелина ничего не знала наверняка? Быть может, она просто угадала, что произошло между ним и ее сестрой прошедшей ночью? Или, напротив, сестры поменялись местами нарочно, чтобы впоследствии Джиллиан могла похвастаться тем, что переспала с «настоящим астронавтом». Он знал: некоторые женщины коллекционируют знаменитых мужчин, как люди коллекционируют марки, пуговицы, спичечные этикетки. И когда подвернулась такая возможность, Джиллиан сделала все, чтобы вычеркнуть «астронавта» из своего списка необходимых приобретений. Остается только надеяться, что он ее не разочаровал.

Нет, только не это!.. Харт даже зубами заскрипел – до того отвратительными показались ему собственные мысли. Он знал, что такие женщины-коллекционеры существуют, и для них он, безусловно, являлся желанной добычей, но Джиллиан к ним не принадлежала. Харт не сомневался в этом, и теперь ему было мучительно стыдно, что он мог так о ней подумать.

Истина, на которую он не мог больше закрывать глаза, состояла в том, что их желание было обоюдным и они почувствовали его задолго до того, как на обоих подействовал выпитый бурбон. Теперь Харт понял, что страсть вспыхнула в их душах чуть не в тот самый миг, когда они впервые увидели друг друга, обменялись первым рукопожатием, улыбнулись. После этого и пресс-конференция, и банкет, и ресторан, и поездка в автомобиле превратились в долгую, восхитительную прелюдию к тому, что произошло потом.

Проклятье! Он не должен об этом думать. Не должен, если не хочет размякнуть окончательно.

Стараясь отвлечься, Харт достал сотовый телефон и связался с автоответчиком сначала в своем рабочем кабинете, потом – в хьюстонском доме и выслушал поступившие сообщения. Еще пятнадцать минут у него ушло на то, чтобы ответить на самые срочные звонки. Несколько раз его спрашивали, когда он вернется в Хьюстон, и Харт вынужден был придумывать какие-то предлоги, по которым он задерживается в Далласе, хотя и понимал, что это бессмысленно. Все равно вскоре все станет известно – это был только вопрос времени. Уже завтра или послезавтра его имя появится в прессе в связи с убийством. Для газет и телевидения это будет настоящая золотая жила. Как же, знаменитый астронавт, национальный герой, лауреат специальной премии Ассоциации выпускников Техасского университета допрашивается полицией в связи с возможной причастностью к убийству. А вдруг кто-нибудь докопается до того, что произошло между ним и Джиллиан за несколько часов до ее смерти?

Черт!.. Неужели он не может не думать об этой ночи? Похоже, что нет, рассудил Харт, а значит, единственный выход – предаться воспоминаниям. Весь день – с того самого момента, когда он проснулся и увидел, что ее нет рядом, – он старался не возвращаться к этому, но теперь…

«Ну и черт с ней!» – подумал он тогда и выбрался из постели. В конце концов, его ждали дела – поездки, встречи, телефонные звонки. Они с Джиллиан прекрасно провели время, но, в конце концов, хороший секс – это только хороший секс, удовлетворение естественной природной потребности – и не больше. Да, ему было немного обидно, что она не осталась до утра, но никакой трагедии он в этом не видел. Подумаешь, ушла!.. Он это переживет.

Но пережить это оказалось труднее, чем он предполагал. Еще до завтрака Харт успел дважды позвонить ей, но каждый раз натыкался на автоответчик. Потом он встречался в ресторане с Лонгтри, и тут появился Лоусон, и все завертелось.

Теперь у Харта было свободное время, и он решил вернуться в прошедший день, точнее – вечер. Быть может, рассуждал он, это поможет ему раз и навсегда разделаться с тревожными воспоминаниями. А вдруг ему повезет и он сумеет найти еще один ключик, еще одну ниточку, ведущую к загадочному убийце Джиллиан?

«Значит, твои побуждения чисто альтруистические? – спросил себя Харт и сам же ответил: – Черта с два! Мне хочется вспоминать, и я буду. Точка. Абзац».

Он снова откинулся на подушки дивана и закрыл глаза. И тотчас перед его мысленным взором возникла вчерашняя картина: он сидит на полу перед журнальным столиком, а она стоит напротив.

«И что мы будем делать теперь?» – спросил он тогда, от души надеясь, что ее желания совпадают с его желаниями. Вместо ответа она закинула руку за спину и, каким-то образом ухитряясь выглядеть одновременно и неприступно, и дьявольски соблазнительно, медленно расстегнула «молнию» на платье. Потом она высвободила сначала одно плечо, потом – другое и позволила платью соскользнуть по ее телу вниз. Когда оно упало на пол, Джиллиан перешагнула через него.

Кажется, он что-то прошептал. Что-то вроде: «Черт меня возьми!» Довольно глупо, но ничего лучшего ему тогда просто не пришло в голову.

Но она только рассмеялась.

«Довольно недвусмысленное замечание, – сказала она. – Очевидно, астронавты всегда говорят „черт возьми“, когда хотят сказать „да“. Я права?»

Вместо ответа он отодвинул столик, положил руки ей на талию и привлек к себе. Харт поцеловал ее чуть выше пояса трусиков, нежно втянув в себя упругую кожу. Джиллиан медленно опустилась на колени, и его губы заскользили по ее телу вверх. Наткнувшись на лифчик, он на ощупь нашарил застежку и расстегнул ее, и тотчас ее возбужденный сосок оказался у него во рту, а пальцы взъерошили волосы на затылке.

Все остальное представало словно в тумане. Харт помнил только, как они перебрались на диван и легли. «Кажется, один из нас все еще одет», – сказала Джиллиан и принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. Наконец она справилась с ними и прильнула губами к его груди. Ее поцелуй был легким, как касание крыла бабочки, но он зажег в нем такой огонь, что Харт едва не потерял терпение.

34
{"b":"4624","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Слишком стройные. Для тех, кто хочет, но не может набрать вес
Далеко на квадратной Земле
Сигнальные пути
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Как хороший человек становится негодяем. Эксперименты о механизмах подчинения. Индивид в сетях общества
Юсупов и Распутин
Я, мой убийца и Джек-потрошитель
Женщина в окне