1
2
3
...
36
37
38
...
126

– Возможно. – Лоусон не осуждал его, чего Харт втайне боялся. Он скорее размышлял вслух. – Впервые Гордон увидел Джиллиан в клинике, и вскоре она стала для него единственным объектом страсти. Она стала тем центром, вокруг которого вращались все его сексуальные фантазии. Бедняга, должно быть, никогда не мог возбудиться толком, но на Джиллиан у него встал – неудивительно, что он ее боготворил. А потом появились вы, и он приревновал, да так, что у него в башке полетели все предохранители. Гордон понял, что никогда не сможет обладать Джиллиан, и прикончил ее, чтобы она не досталась никому… А без нее он и сам не смог или не захотел жить…

Протяжный стон, донесшийся от дверей, не дал ему договорить. Обернувшись на звук, детектив и Харт увидели на пороге Мелину Ллойд. Судя по выражению ее лица, она слышала большую часть того, что говорил детектив.

Если Харт был потрясен ее внезапным появлением, то о Лоусоне этого сказать было нельзя. Он невозмутимо поинтересовался, какого дьявола ей здесь надо. Она не ответила, и Харт, осторожно обняв Мелину за плечи, попытался вывести молодую женщину на улицу, но она оттолкнула его и вырвалась.

– Это он? Это он убил мою сестру? Но почему? За что?!

– Вам не следовало сюда приезжать, Мелина, – строго сказал Лоусон.

– Черта с два! – Она шагнула вперед, но детектив заслонил ей дорогу.

– Пустите! Я должна увидеть его лицо!

– Как вы узнали, что мы здесь? – спросил Лоусон, продолжая загораживать труп своей широкой грудной клеткой.

– Это было не трудно. Я нашла адрес в телефонной книге. Пустите же! – снова воскликнула она, но теперь уже дорогу ей загораживал не только Лоусон, но и Харт. – Пропустите, я должна увидеть его. Я хочу увидеть убийцу моей сестры! Я должна убедиться, что он мертв! – Она уперлась Харту в грудь и попыталась сдвинуть его с места.

– В этом можете не сомневаться, Мелина. – Он бережно взял ее за руки. – Дейл Гордон покончил с собой. Он умер… Ну пожалуйста, Мелина, перестаньте!..

Она еще некоторое время боролась, но потом как-то сразу обмякла, словно потеряв всякое желание добиваться своего. Воспользовавшись этим, Харт поспешил вывести Мелину из гаража. Там он отвел ее в сторону и прижал к себе. Некоторое время оба молчали, потом она начала негромко всхлипывать.

В последний раз взвыв сиреной, машина «Скорой помощи» вкатилась на подъездную дорожку гаража, по которой с пронзительным лаем прыгал шпиц, похожий на сбежавшую из пудреницы пуховку. Его пожилая хозяйка, рискуя жизнью, бросилась прямо под колеса и в последний момент спасла своего любимца.

– Что с мистером Гордоном? – спросила она у санитаров, которые с носилками наперевес устремились к перестроенному гаражу. – Он заболел?

Ей никто не ответил. Между тем на тротуаре уже начали собираться соседи – в основном это были пожилые люди, привычно проводящие время перед телевизором. Но, очевидно, реальная драма оказалась куда привлекательнее «мыльных опер» и дневных ток-шоу.

Харт осторожно погладил Мелину по голове.

– Тебе не нужно быть здесь, – проговорил он, незаметно для себя переходя на «ты». – Не нужно на него смотреть – он умер и…

– Почему? – Она с неожиданной силой высвободилась. – Ведь этот подонок убил мою сестру!

– Похоже на то, – согласился Харт.

– Тогда я имею такое же право быть здесь, как и детектив Лоусон. – Ее глаза гневно сверкнули. – А вот вас, мистер Астронавт, это не касается. Вы сами подтвердили это, когда сказали, что не спали с Джиллиан. Вы хотели, чтобы эта история никак вас не коснулась! Что в таком случае делаете здесь вы?

Харт объяснил, что приехал сюда по настоянию Лоусона.

– Лоусон надеялся застать этого типа в живых и допросить. Я был нужен ему, чтобы опознать Гордона.

– И как? Ты… – Она тоже, сама того не заметив, стала обращаться к нему на «ты». – Ты узнал его?

– Да, это он. Никаких сомнений.

– Тогда почему ты до сих пор здесь? – все еще сердито спросила она. – Ты сделал свое дело и можешь быть свободен, или как там говорят у вас в НАСА… Какого черта ты не едешь в свой Хьюстон? Насколько я помню, твой адвокат утверждал, что у тебя есть срочные дела, которые ты не можешь откладывать! Несомненно, – добавила она едко, – тебя ждет очередной банкет или очередная памятная награда, но это уже не мое дело!

Ее слова болезненно задели Харта. Больше того, он рассердился. Лично он считал, что существует множество куда более приятных способов провести время, чем смотреть на обнаженный мужской труп, лежащий в луже крови.

Впрочем, Харт тут же подумал, что Мелина во многом права. В жилище Гордона Лоусон обнаружил достаточно улик, чтобы закрыть дело. И самоубийство преступника ничего не меняло – ведь Харт опознал его с первого взгляда, так что скорее всего детективу он больше не нужен. Официальный протокол опознания он может подписать позднее… Почему же в таком случае он не едет по своим делам, которых у него действительно немало?

– Я и сам не знаю, почему я все еще здесь, – признался он. – Пожалуй, мне действительно больше нечего тут делать, но прежде, чем я отправлюсь в Хьюстон, я хочу сказать тебе одну вещь…

– Какую же?..

– Я тоже близко к сердцу принимаю эту трагедию. У меня и в мыслях не было причинить Джиллиан зло. И все же я виню себя в том, что с ней произошло. Хотя ты, видно, считаешь иначе, – сказал он и, наклонившись к ней, добавил: – Единственное, что меня радует, это то, что вчера вечером со мной была не ты, а Джиллиан!

ГЛАВА 13

Округ Ламиза был самым маленьким во всем штате Нью-Мексико, но таким не казался – должно быть, благодаря тому, что он был и самым малонаселенным.

И шерифу Максу Ритчи это нравилось.

Кое-кому, правда, панорама, видимая сквозь ветровое стекло шерифского автомобиля, напомнила бы пустыню, но Макс Ритчи придерживался иного мнения. В своем округе ему было уютно, как в материнском лоне, и немудрено: здесь он родился, вырос и провел практически всю жизнь, за исключением двух лет учебы в колледже в Лас-Крусес и службы в наземных частях ВВС. Макс Ритчи рано вышел в отставку (в чине столь незначительном, что о нем и упоминать-то не стоило), вернулся в Ламизу, женился на одной из местных девушек, обзавелся тремя детьми – сыном и двумя дочерьми. Сколько он себя помнил, ему никогда не хотелось перебраться куда-нибудь в другое, более «приличное» место. Даже умереть шериф Ритчи мечтал там, где родился.

Впрочем, до того, как его избрали шерифом, жизнь Макса Ритчи была столь же непримечательной, как и его военная карьера. Сначала он долгое время работал учетчиком на складе скобяных товаров, но потом бросил это дело, решив попробовать себя в бизнесе. Почти год Макс продавал подержанные автомобили и пикапы, но, как выяснилось довольно скоро, коммерция не была его сильной стороной. Он все больше залезал в долги и в конце концов был объявлен банкротом. В одночасье лишившись буквально всего, семья Ритчи долгое время была вынуждена существовать на грани нищеты, пока семь лет назад Максу не удалось устроиться помощником шерифа.

Он проработал в этой должности всего три года, когда ему неожиданно поступило предложение баллотироваться на пост шерифа округа. Единственный его конкурент был человеком крайне непопулярным, так что победа ему была практически обеспечена.

Быть шерифом ему нравилось. Ритчу были по душе и светло-бежевая форма, и зарплата, и уютное помещение шерифской службы, которое он занимал с тремя своими помощниками, ни один из которых, кстати, не стремился занять его место. Еще Ритчи нравилось разъезжать по округе в шерифской машине со звездой, нравились почтительные приветствия местных жителей, на которые он отвечал небрежным кивком, нравилось носить оружие, владеть которым он научился еще в детстве. Отец Макса был страстным охотником, он и научил сына обращаться с винтовкой и револьвером.

Правда, за семь лет службы на посту шерифа умение обращаться с оружием ему ни разу не пригодилось. В округе Ламиза практически отсутствовала преступность.

37
{"b":"4624","o":1}