ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Она
Маленькая книга BIG похудения
Помаши мне на прощанье
Обыграй дилера: Победная стратегия игры в блэкджек
Вне подозрений
Assassin's Creed. Ересь
Хочу и буду: Принять себя, полюбить жизнь и стать счастливым
Багровый пик
Хочу женщину в Ницце

– А-а, Мэри, давай его сюда.

Ритчи оглянулся. На вид Мэри было лет восемнадцнть-девятнадцать. Ее маленькое лицо окружали густые черные волосы, а одета она была в темно-синюю форму школы Храма. Этот цвет очень шел к ее светлой коже, здоровому розовому румянцу и темным глазам. В первое мгновение Мэри смущенно покосилась на шерифа, но в дальнейшем все ее внимание сосредоточилось на фигуре брата Гэбриэла. Осторожно ступая по ковру, она покатила позвякивающую бутылками и стаканами тележку к рабочему столу проповедника.

– Что будете пить, шериф? – спросил брат Гэбриэл.

– А-а, все равно.

Мэри открыла жестянку и перелила ее содержимое в высокий бокал со льдом. Бокал и крошечную льняную салфетку она передала Ритчи. Принимая напиток, шериф с трудом удержался от того, чтобы не пялиться на нее.

– Б-благодарю, – пробормотал он смущенно.

Брат Гэбриэл похлопал себя по бедру. Мэри счастливо улыбнулась и, обогнув массивный стол, встала рядом с проповедником. Брат Гэбриэл обнял ее одной рукой за талию и привлек к себе; другой рукой он погладил Мэри по оттопыривающемуся животику, и шериф с удивлением заметил, что девушка беременна.

– Мэри – одна из лучших наших послушниц, – похвастался брат Гэбриэл. – Сколько времени ты уже с нами, Мэри?

– С тех пор, как мне исполнилось десять, – ответила девушка тоненьким голоском.

– Я назвал ее Мэри – Марией, – потому что она напоминала мне мадонн эпохи Возрождения, – сказал брат Гэбриэл. – Скажите, шериф, разве она не прекрасна?

Ритчи тупо кивнул. Бокал холодил ему руку, но он так к нему и не прикоснулся.

– Мэри прекрасно вписалась в наше сообщество, – сказал брат Гэбриэл, гладя Мэри по руке. – Она была примером для других детей во всем, что касалось поведения и учебы. Учителя не могли на нее нахвалиться. Насколько я знаю, она прекрасно успевала по всем предметам. – Он игриво дернул девушку за вьющийся локон, и Мэри хихикнула, а брат Гэбриэл наклонился и поцеловал ее выступающий живот. Усмехнувшись, он добавил: – Как видите, шериф, все мы здесь очень любим друг друга.

Эта почти интимная сцена настолько смутила Ритчи, что он едва не поперхнулся.

– Да, я вижу, – подтвердил он сипло.

– Я надеюсь, что Мэри пробудет со мной в Храме еще долгое-долгое время… А-а, мистер Хенкок, спасибо.

Секретарь положил на стол брата Гэбриэла компьютерную распечатку. Просматривая ее, проповедник продолжал рассеянно ласкать Мэри, привычным жестом проводя рукой по ее животу. Мэри глядела на склоненную голову брата Гэбриэла с обожанием.

Макс Ритчи не знал, куда девать глаза. Сцена, разыгрывавшаяся перед ним, вызывала в нем глубокое отвращение, но вместе с тем была до странности притягательной.

– Ага, вот и он… Дейл Гордон – правильно? – пробормотал брат Гэбриэл. – Теперь я припоминаю. Да, печальная история… – Он любовно потрепал Мэри по руке. – Я не сомневаюсь, шериф, что, когда вы расскажете историю мистера Гордона вашему коллеге, он будет полностью убежден – как убедился в этом и я, – что Дейл Гордон был жалким извращенцем и психопатом.

ГЛАВА 14

Через два дня после убийства Джиллиан Ллойд и самоубийства Дейла Гордона детектив Лоусон принял решение официально закрыть дело. Чтобы сделать это, ему оставалось только официально известить Мелину Ллойд о результатах расследования.

Открыв банку «Доктора Пеппера», детектив сделал хороший глоток, потом придвинул к себе телефон и набрал номер. После краткого приветствия он сказал:

– Лабораторные исследования подтвердили то, что я предполагал с самого начала. На ноже, найденном в доме Дейла Гордона, обнаружена кровь вашей сестры. Отпечатки пальцев на рукоятке ножа принадлежат одному человеку – самому Гордону. Они, кстати, полностью совпали с отпечатками, снятыми с оконной рамы и со стакана, найденного в кухне дома Джиллиан Ллойд. Следы спермы, обнаруженные на пижаме, также принадлежит Гордону. Но никаких признаков, которые указывали бы на то, что ваша сестра была изнасилована, эксперты не нашли.

Лоусон не сказал, что на коже Джиллиан Ллойд были обнаружены следы геля для душа, причем концентрация ароматических веществ была достаточно высока. Это означало, что, перед тем как лечь спать, она приняла ванну. Поэтому, даже если Харт и переспал с Джиллиан, установить это с полной достоверностью не представлялось возможным. Как бы там ни было, на теле жертвы не оказалось ни синяков, ни ссадин, которые указывали бы на изнасилование. Гордон не тронул ее – по крайней мере, в этом смысле. То ли просто не смог, то ли у него было своего рода религиозное табу на половую близость. В любом случае для Мелины наверняка было большим облегчением узнать, что ее сестру просто убили.

Она сказала:

– Я не сомневаюсь в подлинности собранных вами улик, детектив. Как и вы, я убеждена, что Дейл Гордон и был тем самым убийцей. Мне непонятно только одно – его мотив. Зачем ему понадобилось убивать Джиллиан?

– Боюсь, этого мы уже никогда не узнаем, мисс Ллойд. Нам остается только гадать. Я, например, считаю, что Гордон был психически больным человеком, которому каким-то образом удалось ускользнуть от внимания врачей и полиции. Внешне он казался совершенно нормальным. У него не было конфликтов с полицией, он ни разу не становился жертвой хулиганского нападения. Он не ссорился с соседями и коллегами, не напивался, не пытался красть в магазине… – (Чтобы напичкать мясо стрихнином и отравить хозяйкиного шпица, который пачкал у его дверей, добавил Лоусон мысленно.) – У него была хорошая работа. Вообще, что касается работы, то, по всем сведениям, он был блестящим специалистом. Мы узнали, что Гордон был в двух шагах от того, чтобы получить ученую степень в Арлингтонском университете…

– Какой кошмар! – ахнула она. – Подумать только, что этот подонок мог стать врачом… и свободно предаваться своему пороку!

– Совершенно с вами согласен, Мелина, – серьезно сказал Лоусон. – Но если хотите знать мое мнение, особой его вины в том нет.

– Как так? – удивилась она. – Или вы из тех, кто считает половых извращенцев тяжело больными, глубоко несчастными людьми, заслуживающими всяческого снисхождения?

– Я так не считаю, мисс Ллойд, но сейчас речь не о моих взглядах. Мы опросили его учителей, людей, которые знали Гордона раньше, и узнали, что с самого раннего детства Дейл был изгоем. Психологи утверждают – это оттого, что в семье не было мужчины, а следовательно – отсутствовала подходящая ролевая модель. Что случилось с его отцом, мы не знаем – похоже, он исчез еще до рождения Дейла. Что касается матери, то она, похоже, была полной психопаткой. Ярко выраженный доминирующий характер плюс религиозный фанатизм. С самого начала она подавляла сына морально и – в этом можно не сомневаться – подвергала жестоким физическим наказаниям. Как бы там ни было, Гордон вырос робким, неуверенным в себе человеком с подавленным половым чувством. Даже после того, как несколько лет назад его мать умерла, для него ничего не изменилось. В последнее время Гордон жил один, у него не было ни друзей, ни девушки…

– Но при чем тут Джиллиан?

– Что-то в ней поразило Гордона до такой степени, что он увлекся ею. Она стала для него наваждением, навязчивой идеей, избавиться от которой было выше его сил. Как это случилось – не так уж важно. Возможно, ваша сестра однажды поговорила с ним достаточно приветливо, а он воспринял это как своеобразный аванс. Кто знает?.. Во всяком случае – не я. – Лоусон откашлялся. – Очевидно одно: у этого парня было слишком много иллюзий, фантастических идей, иначе зачем бы перед смертью он принял позу распятого Христа? Одна из этих идей и погубила его. Когда накануне вечером Дейл Гордон увидел вашу сестру с Хартом, у него просто-напросто вышибло предохранители.

– Он пошел и убил ее. Так?

– Да. Он нанес Джиллиан двадцать два глубоких ранения. Я не стану зачитывать вам все заключение о посмертном вскрытии, сообщу только самое важное. Все раны были нанесены ножом, который мы нашли в квартире Гордона. Смерть наступила в результате проникающего ранения в шею. Клинок задел сонную артерию – отсюда, кстати, большое количество крови. Второй удар пришелся прямо в сердце. Восемнадцать из двадцати двух ран были нанесены уже после наступления смерти. Словом, ваша сестра почти не страдала, может быть – вообще не страдала.

40
{"b":"4624","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Поварская книга известного кулинара Д. И. Бобринского
Девочка, которая спасла Рождество
Беглец/Бродяга
Ответ перед высшим судом
Какие наши роды
Дерзкий рейд
Катарсис. Северная Башня
Чистая правда
Белое безмолвие