1
2
3
...
50
51
52
...
126

Резкий телефонный звонок прервал ее мысли. Звонил беспроводной аппарат, который она взяла с собой в ванную, но прежде, чем она успела до него дотянуться, Джем взял трубку второго аппарата, стоявшего в кухне.

– Алло? – сказал он.

– Будьте добры мисс Мелину Ллойд. – Голос, раздавшийся в трубке, был ей незнаком. Впрочем, это мог быть кто-то из приятельниц Джиллиан.

– Я слушаю, – вмешалась она и сделала паузу, дожидаясь, пока Джем положит трубку. – Кто говорит?

– Извините за беспокойство, мисс Ллойд. Я знаю, что сегодняшний день был для вас не самым легким, но…

– Кто говорит? – повторила она.

– Меня зовут Люси Майрик. Я работаю в ФБР.

Она почувствовала, как внутри ее все сковало холодом. Дрожавшие на ресницах слезинки моментально высохли. Наступила такая тишина, что она слышала, как с негромким шипением лопаются пузырьки пены в ванне да где-то очень далеко перекликаются на линии телефонистки.

Но вовсе не звонок неизвестной мисс Майрик из ФБР заставил ее похолодеть. Подсознательно она ожидала чего-то подобного. Каким-то образом она с самого начала знала – нет, не знала, а только догадывалась, – что с убийством сестры не все чисто и что многие факты так и не нашли исчерпывающего объяснения. И даже то обстоятельство, что дело было закрыто официально, ее не успокоило. В глубине души она была уверена: Лоусон допустил промах. Несмотря на весь свой опыт, он не почувствовал, что решение загадки было слишком простым, а улики – слишком очевидными.

Справившись с волнением, она спросила:

– Что… чем я могу вам помочь, мисс Майрик?

– Я звоню вам по поручению специального агента Хэнка Тобиаса, – сообщила мисс Майрик. – Он хотел бы встретиться с вами. Завтра утром, если возможно…

– Зачем?

– Чтобы задать вам несколько вопросов. Это может оказатьсяважным. Во сколько вам удобно, мисс Ллойд?

– Это… в связи с убийством моей сестры?

– Почему вы так решили, мисс Ллойд?

– Потому что я аккуратно плачу налоги и не подстрекаю афроамериканцев к беспорядкам – вот почему! – резко ответила она. – Прошу вас, мисс Майрик, не надо со мной хитрить. Убийство моей сестры – единственное серьезное преступление, совершенное на этой неделе, к которому я имею самое непосредственное отношение. Так что догадаться было не трудно!

– Мисс Ллойд, простите, ради бога, если я что-то не так сказала. Да, мистер Тобиас действительно хотел бы поговорить с вами в связи с этим делом.

– Детектив Лоусон из Управления полиции Далласа, который расследовал это дело, мог бы рассказать мистеру Тобиасу гораздо больше, чем я. В частности, о технической стороне расследования, о которой, поверьте, я мало что знаю!

– Мистер Тобиас хотел поговорить с вами вовсе не об этом. Его гораздо больше интересует, так сказать, личный аспект…

Эта фраза могла означать очень много или… ничего.

– Личный аспект, – едко сказала она, – вероятно, заключается в том, что какой-то псих зарезал кухонным ножом мою сестру. Мою, а не чью-то чужую… Вы это имели в виду?

– Ваша сестра была пациенткой клиники «Уотерс», не так ли?

– С каких это пор ФБР нтересуют подобные вещи?

– Так когда вам будет удобно встретиться со специальным агентом Тобиасом?

Она хотела сказать что-то резкое, но сдержалась. В конце концов, эта мисс Майрик была скорее всего просто секретаршей, организовывавшей для босса очередную встречу. И даже если предположить, что ей известны детали предстоящего разговора, вряд ли она станет обсуждать их с нею.

– Как насчет девяти часов? – спросила она несколько более мирным тоном. – Годится? Если да, то пусть этот ваш агент приезжает ко мне домой. Адрес, я думаю, вам известен?

– Безусловно. Значит, завтра в девять утра агент Тобиас будет у вас. С ним будет агент Паттерсон из далласского отделения ФБР.

– А сам мистер Тобиас откуда?

– Он прилетит из Вашингтона.

– Из Вашингтона, округ Колумбия?

– Совершенно верно, мисс Ллойд. А теперь, если мы обо всем договорились, позвольте с вами попрощаться. До свидания.

– До свидания. – Она нажала кнопку отбоя и задумалась с трубкой в руке. Стало быть, делом ее сестры заинтересовалось ФБР? И теперь к ней летит из Вашингтона самый настоящий специальный агент? Но при чем тут клиника «Уотерс»?..

– Мелли!.. – Джем снова забарабанил в дверь ванной.

– Сейчас выхожу! – крикнула она сердито. Ну что он пристал к ней, точно репей?! Сначала он битый час уговаривал ее принять горячую ванну, а теперь не дает спокойно в ней полежать. Да еще этот звонок из ФБР, где уж тут расслабиться!

Да еще Джем немедленно набросился на нее с вопросами.

– Кто это был? – спросил он, когда она наконец вышла из ванной.

– Когда? – ответила она вопросом на вопрос, притворившись, будто не понимает, о чем идет речь. Свет в спальне, куда она направилась, был погашен, и ей это совсем не понравилось, однако Джем быстро исправил положение. Чиркнув зажигалкой, он обошел комнату, одну за другой зажигая расставленные повсюду ароматические свечи.

– Кто звонил? – пояснил он, убирая зажигалку в карман.

– А-а, это… – протянула она. – Я ее не знаю. Кто-то из клиентов Джиллиан. Этой женщины не было в Далласе – она только что вернулась, и ей сообщили о несчастье.

Она и сама не знала, почему ей пришло в голову солгать. Скорее всего это решение было инстинктивным. Ни Джему, как, впрочем, и никому другому незачем было знать об интересе ФБРк смерти ее сестры. Быть может, она и расскажет ему об этом, но потом – когда сама будет знать точно, в чем, собственно, дело.

– Не надо было тебе брать телефон с собой, – сказал Джем. – Я мог бы и сам поговорить с этой клиенткой. Этот звонок… он мог помешать тебе.

– Он мне не помешал, – ответила она. – К тому же мне все равно пора было вылезать – вода становилась слишком холодной.

– Ну что ж… – Джем улыбнулся. – Настала пора для грандиозного финала. Сейчас маэстро Хеннингс возьмет завершающий аккорд, который…

– А ты, я вижу, времени зря не терял, – перебила она, разглядывая свечи в подсвечниках и разобранную постель. Кроме того, в спальне был безупречный порядок, что, впрочем, ее неудивило: Джем отличался аккуратностью.

– Просто выдалась свободная минутка, – небрежно ответил он. – К тому же некоторые букеты начали увядать. Я вынес их на кухню. Если бы не дождь, я бы их выбросил.

– Спасибо. Я сама выброшу их утром. – «После того, как поговорю со специальным агентом Тобиасом», – добавила она мысленно.

Тем временем Джем опустился на краешек кровати и похлопал рукой по матрасу, предлагая ей сесть рядом. Или лечь.

– Знаешь, Джем… – Она заколебалась. – Уже довольно поздно, так что если тебе не хочется делать этот массаж, то… В общем, ты не обязан.

Он рассмеялся.

– Ну, время еще детское.

– Но ты, должно быть, устал не меньше меня!

– Не будем спорить, Мелли. Раз я обещал, значит, сделаю. К тому же после него ты будешь чувствовать себя гораздо лучше – это я тебе гарантирую.

Не желая вступать в пререкания, которые могли только лишить ее последних оставшихся сил и обострить отношения с Джемом, она села на кровать и повернулась к нему спиной.

– Пять минут, Джем. После этого я ложусь спать.

– Через пять минут ты запросишь еще.

– Гм-м… – Ситуация складывалась прямо-таки неловкая. Даже больше – она была не просто неловкой, а двусмысленной, неправильной. Правда, Джем изо всех сил старался держаться с ней как брат, однако полностью подавить в себе мужчину ему так и не удалось. Она буквально чувствовала направленный на нее пристальный, оценивающий взгляд. Когда же он осторожно спустил с ее плеч теплый халат, чтобы добраться до шеи и спины, это ощущение еще усилилось. Казалось, он буквально пожирает ее взглядом.

Она ясно чувствовала это, и ей лишь чудом удалось не дернуться, когда Джем прикоснулся к ее затылку.

– Я вижу, тебе понравилась эта штучка, – сказал Джем, заметив у нее на шее тонкую золотую цепочку. Сегодня утром он буквально навязал ей украшение, сказав, что, во-первых, оно принадлежит ей по закону, а во-вторых, Джиллиан тоже хотела бы, чтобы крошечное золотое сердце перешло от нее к сестре.

51
{"b":"4624","o":1}