ЛитМир - Электронная Библиотека

Разумеется, брат Гэбриэл понимал, что на Джиллиан Ллойд свет клином не сошелся, и все же эта потеря серьезно нарушила его планы. К счастью, им повезло – его величество случай предоставил идеальную замену. Равноценную замену в буквальном смысле слова. Брат Гэбриэл очень надеялся, что Мелина достойно заменит свою слабую на передок сестру.

Хеннингс Тем временем продолжал говорить:

– …Насколько я понял из разговора Мелли с этой девицей из Вашингтона, агент Тобиас собирается задать ей несколько вопросов о клинике «Уотерс».

– Эту встречу необходимо во что бы то ни стало предотвратить, – сказал брат Гэбриэл. Голос его был по-прежнему негромок, но в нем звучала стальная решимость. – Ты, безусловно, это понимаешь, брат Джем.

– Конечно, брат Гэбриэл.

– Могу я положиться на тебя?

– Не беспокойтесь, я все устрою.

– Но ведь это не твоя… гм-м… специальность. Может быть, лучше прислать профессионалов?

– В этом нет необходимости, – твердо повторил Джем, но тут же добавил: – Впрочем, я не собираюсь оспаривать ваше решение, каким бы оно ни было.

Брат Гэбриэл усмехнулся. Ничто так не стимулирует усердие и предприимчивость, как возможность конкуренции или даже слабый намек на нее. Теперь Хеннингс горы свернет, лишь бы брат Гэбриэл не послал в Даллас другого солдата исправлять его ошибки.

– Кстати, – сказал брат Гэбриэл, – у нас в Далласе возникла некая проблема. Надеюсь, ты ее уже решил?

– К сожалению, проблема пока остается, – не без колебаний признался Хеннингс.

Брат Гэбриэл бросил взгляд на Хенкока, который выразительно приподнял брови.

– Насколько мне известно, этой проблемой должны были заняться уже вчера вечером. Что же, ничего не вышло?

– Я тоже считал, что он нам больше не помешает, – с плохо скрываемым раздражением произнес Хеннингс. – Мои люди попробовали с ним побеседовать и даже привели кое-какие веские аргументы, но…

– Меня интересует только результат, – нетерпеливо перебил брат Гэбриэл.

– Результат, к сожалению, не был достигнут. А жаль!.. Поверьте, брат Гэбриэл, я хочу того же, что и вы. Его просто необходимо убрать с дороги!.

Что это, с удивлением подумал брат Гэбриэл, уж не ревность ли говорит языком Джема Хеннингса? Похоже, что так. Совершенно очевидно, что, как только дело касалось Кристофера Харта, Хеннингс выходил из себя и даже забывал о полученных приказах. Несомненно, он ревновал Джиллиан к знаменитому астронавту, с которым она переспала в тот самый день, который мог стать поворотным и в ее жизни, и в карьере Джема.

Брат Гэбриэл решил воспользоваться этим обстоятельством.

– Жаль, что вам не удалось сделать все с первого раза, брат Джем, – сказал он самым проникновенным тоном. – Признаюсь, мне очень неприятно, что Джиллиан была с этим индейцем. Я видел ее фотографии. Идеальная кандидатура! Какая кожа, какое красивое лицо, какие чувственные губы! Каждый аз, когда я думаю о том, что этот дикарь лапал ее, быть может – принуждал к каким-нибудь извращенным видам секса, у меня внутри все буквально переворачивается. Ведь ты был единственным, кому я разрешил прикасаться к ней.

– Да, сэр, – сказал Хеннингс напряженным голосом.

– Такой известный человек, как полковник Харт, несомненно, знал многих женщин. Ведь он холостяк, не так ли? Думаю, он умеет доставить женщине удовольствие.

– Вероятно, вы правы.

Брат Гэбриэл улыбнулся. Ему очень нравилась та изящная простота, с которой ему удавалось манипулировать людьми, заставлять их делать то, что нужно ему. В искусстве управлять – а это было именно искусство – он достиг высших ступеней мастерства. Сам брат Гэбриэл без лишней скромности считал себя гением – настолько быстро ему удавалось находить самое подходящее средство, самый главный стимул для каждого конкретного человека и для каждой конкретной ситуации.

– Как бы там ни было, – сказал он, – весьма прискорбно, что человек, соблазнивший нашу Джиллиан, все еще остается безнаказанным.

– Уверяю вас, брат Гэбриэл, это ненадолго!

– Сатана вошел в него, Джем!

– Безусловно, вы правы.

– Постарайся на этот раз оправдать мое доверие, брат Джем.

Прежде чем попрощаться, Джем Хеннингс попросил у брата Гэбриэла благословения, которое тут же было ему даровано. На благословения брат Гэбриэл никогда не скупился. Но когда в динамике раздались короткие гудки отбоя, он залпом допил остывший шоколад и, сердито оттолкнув от себя чашку, повернулся к Хенкоку. Тому не потребовалось много времени, чтобы понять – его босс чем-то сильно расстроен.

– Неприятные новости, брат Гэбриэл?

– Очень неприятные, Хенкок. Нужно срочно принимать меры, чтобы исправить ситуацию в Далласе.

– Я уверен, вам это удастся в самое ближайшее время.

– Как насчет замены Гордону?

– Клиника «Уотерс» получила пять заявлений с просьбой о приеме на работу на освободившееся место. Двое из претендентов – наши люди.

– Проследите, чтобы кто-то из них обязательно получил эту должность. Клиника «Уотерс» очень популярна, туда обращается много супружеских пар. Мне обязательно нужен там свой человек.

– Да, сэр! Что-нибудь еще?

Рассеянно покачивая двумя пальцами стоявшее на столе пресс-папье, брат Гэбриэл раздумывал о Мелине Ллойд. Из-за Харта они потеряли Джиллиан. Нельзя допустить, чтобы эта история повторилась. Хеннингс должен быть очень осторожен, чтобы не совершить неверного шага и не упустить Мелину, которая, похоже, более осторожна и проницательна, чем сестра.

– Что вы посоветуете, Хенкок? – спросил брат Гэбриэл усталым голосом.

– Я бы посоветовал Лесли, – ответил секретарь после некоторого колебания.

– Лесли? – задумчиво переспросил он.

– Да. Очаровательная девушка, высокая, стройная… Она приехала к нам из Айовы в прошлом году.

Брат Гэбриэл мысленно представил себе рослую, крепкую, веснушчатую Лесли – типичную фермерскую дочку.

– И что там с Лесли?

– Недавно мы перехватили ее письмо к родителям. Похоже, Лесли скучает по дому, и…

– Как она может тосковать по дому, ведь она живет как принцесса! – вспылил брат Гэбриэл. – Деревенщина неблагодарная!

Человеческая неблагодарность всегда выводила его из себя.

– Лесли пишет, что чувствует себя одиноко, что здесь ее недостаточно ценят и мало любят.

Брат Гэбриэл досадливо сморщился и направился в спальню.

– Это меня здесь не ценят и не любят! – на ходу обиженно бросил он. – Пришлите Лесли ко мне, Хенкок, я с ней поговорю.

– Мелли?.. Мелина!..

Она пробормотала в подушку что-то неразборчивое и перевернулась на другой бок. Харт тронул ее за плечо.

– Давай просыпайся. Просыпайся и вставай скорее – они уже здесь!

Она приподняла голову и непонимающе заморгала:

– Что? Кто?

– Два типа из ФБР.

Отшвырнув одеяло, она выскочила из постели и метнулась к окну. Приподняв жалюзи, она осторожно посмотрела в щель. У тротуара перед поворотом на подъездную дорожку был припаркован темно-синий седан, из которого появились двое мужчин в строгих серых костюмах. Оглядевшись по сторонам, они двинулись по дорожке в сторону дома.

Обернувшись через плечо, она посмотрела на будильник на ночном столике. Вчера вечером она завела его на половину девятого. Часы показывали восемь двадцать пять.

– Что-то они рано… – заметила она.

Харт пожал плечами:

– Я услышал, как они подъехали. Шум мотора меня и разбудил.

Харт принял ее предложение остаться до утра и расположился в гостевой спальне, однако при утреннем свете знаменитый астронавт выглядел едва ли не хуже, чем накануне. Подбитый глаз почти окончательно закрылся, фиолетовый синяк потемнел, а бинт, который она прикрепила пластырем к его скуле, стал бурым от крови. Харт был в одних джинсах, и она увидела, что кровоподтеки на его груди и боках тоже почернели.

– Слава богу, хоть штаны надел! – усмехнулась Мелина. –

Оденься и приведи себя в порядок, – добавила она тоном строгой учительницы.

59
{"b":"4624","o":1}