ЛитМир - Электронная Библиотека

– К тому же похитительница могла изменить фигуру и походку, – вставила Кендис.

– Полиция и федеральные власти проверили все автомобили, парковавшиеся в тот день на стоянке медцентра, но и это ничего не дало, – продолжал Тони. – Судя по всему, у похитительницы был сообщник, который подъехал к медицинскому центру и забрал ее и ребенка. Ни сообщника, ни машины никто не видел или не обратил внимания. Полиция опросила множество людей, но ни один человек не заметил ничего странного.

– И никто не звонил вам с требованием выкупа? – уточнила Мелина.

– Нет. – Андерсон покачал головой. – Тому, кто это сделал, нужен был ребенок, а не деньги.

– Почему вы так решили? – спросил Харт, доверительно наклоняясь вперед.

Ему ответила Кендис:

– Потому что Энтони жив. Я знаю это. Чувствую!..

– Полиция долго искала… его… тело, – поспешно вмешался Тони, хотя каждое слово давалось ему с очевидным трудом. – Следователь считал, что похищение может быть актом мести со стороны каких-то моих врагов… или акцией противников искусственного оплодотворения. Но никаких следов обнаружить не удалось. Копы перевернули весь Даллас и окрестности, ища больничное одеяльце, пеленку, идентификационный браслет, но… ничего. Кендис и я уверены, что Энтони похитил кто-то, кто, как и мы, хотел иметь ребенка. Этот человек украл нашего малыша!

Его голос снова дрогнул, и Кендис, высвободив руку из его ладоней, обняла мужа за плечи и прижала к себе. Харт заметил, что и Мелина перестала сдерживать себя; крупные слезы катились по ее лицу, но она их даже не вытирала. В эти минуты, когда она оплакивала ребенка Андерсонов, она выглядела невероятно трогательной и беззащитной, и ему захотелось тоже обнять ее, но он не посмел.

Некоторое время никто не произносил ни слова. Собака поднялась с пола и, помахивая опущенным хвостом, переваливаясь, подошла к хозяевам. Казалось, ретривер понимал, что происходит! Негромко заскулив, он положил крупную голову на колени Тони, и тот машинально почесал пса за ухом. После этого ретривер вернулся к камину и с отчетливо слышным вздохом улегся на коврик, положил голову на лапы, кося глазами на хозяев.

Чувствуя себя неловко, Харт оторвал взгляд от собаки и перевел его на экран телевизора, который продолжал работать. Передавали выпуск новостей. Звук был выключен, но из титров он понял, что главной новостью на этот час был пожар жилого дома. В огне погибла женщина. Обстоятельства и причины пожара выясняются…

Мелина первой нарушила тягостное молчание. Вытерев глаза салфеткой, она трубно высморкалась и сказала:

– Человек, который убил мою сестру, работал в клинике «Уотерс». Его звали Дейл Гордон.

– Да, я читала об этом, – кивнула Кендис Андерсон. – Но среди тех, кто работал со мной, не было человека с таким именем – это я хорошо помню.

– Он довольно высокий, худой, в сильных очках, – подсказал Харт, вспоминая, как выглядел Дейл Гордон, когда он и Джиллиан наткнулись на него в ресторане быстрого обслуживания. – Редкие светлые волосы, узкое лицо… По виду – типичный «ботаник».

– О-о!..

Восклицание, вырвавшееся у Кендис, приковало к ним внимание всех присутствующих.

– Это он! Я его помню! – добавила она, и глаза ее заблестели. – Он разговаривал со мной каждый раз, когда я приходила в клинику! – Повернувшись к мужу, она спросила: – Помнишь, он принес в родильное отделение игрушечного медвежонка?

– Так это он?! – Тони резко выпрямился. – Тот парень?..

Харт и Мелина быстро переглянулись.

– Гордон принес вам подарок для малыша? В вашу палату?

– Да. Он показался мне очень милым молодым человеком. Вы сказали – Дейл Гордон?.. Нет, это имя мне ничего не говорит, но по вашему описанию это он. Он даже сфотографировал меня с Энтони на руках. С самого начала, как только я обратилась в клинику, он проявлял самый искренний интерес и заботу о… – Кендис Андерсон побледнела так сильно, что казалось – еще немного, и она потеряет сознание. Но она справилась с собой и закончила: – …Обо мне.

– Джиллиан его тоже интересовала, – сказал Харт, заметив, что Мелина вряд ли способна произнести хоть слово. Она сидела, слегка подавшись вперед, обхватив себя за плечи обеими руками, и слегка раскачивалась взад и вперед. – И еще как! – Харт вкратце рассказал, как они с Джиллиан наткнулись на Гордона и как странно он себя вел.

– Похоже, он страшно расстроился, когда увидел ее со мной, – сказал он. – Полиция решила, что эта встреча и спровоцировала убийство. Гордон считал Джиллиан чем-то вроде своей собственности и якобы не вынес, когда она «изменила» ему со мной.

– Вы знаете, мистер Харт, – медленно заговорила Кендис, – у меня было такое же впечатление. Его забота обо мне… в ней было что-то собственническое. А как он радовался, когда узнал, что все получилось и что я в положении!

– Я тоже помню, как этот тип возбудился, когда увидел нашего мальчика. Это было даже неприятно, – припомнил Тони. – Казалось, он вот-вот расплачется!

– А мне было его жалко, – вставила Кендис. – Мне казалось – он принимает мою историю так близко к сердцу, потому что у него самого нет ни семьи, ни детей.

– Послушайте, – перебил жену Тони, – я что-то не пойму… Вы что, считаете, что этот… Дейл Гордон может иметь отношение к похищению нашего ребенка?

– Это… гм-м… вероятно, – откликнулась Мелина. – Я, во всяком случае, не стала бы исключать такую возможность.

– Но ведь Дейл Гордон покончил с собой. Теперь он ничего не скажет! – Кендис в отчаянии стиснула пальцы мужа.

– Видите ли, Кендис, мы уверены, что разгадку следует искать в клинике, – сказал Харт. – Дейл Гордон умер, но он, так получается, был не один, хотя полиция считает иначе.

– О чем ты говоришь, Вождь? Откуда ты знаешь?! – Мелина посмотрела на него удивленно.

– Включите, пожалуйста, звук, мистер Андерсон, – попросил Харт. – Мне нужно послушать…

Тони недоуменно пожал плечами, но взял в руки пульт дистанционного управления, и они услышали окончание фразы, произнесенной телевизионным репортером:

– …Тело было обнаружено сегодня ближе к вечеру, когда она не пришла на встречу с подругами, с которыми каждую неделю играла в бридж.

На экране возникла заплаканная женщина лет шестидесяти/ Репортер ткнул ей в лицо микрофон, и она залопотала в него, то и дело сморкаясь и всхлипывая:

– …Она никогда, никогда не пропускала игру и никогда не опаздывала. Когда она не пришла, мы сразу поняли: что-то случилось. Двое из нас отправились к ней домой и увидели…

Камера снова развернулась в сторону репортера, который сообщил телезрителям, что мотивы убийства пока не установлены.

– Детективы из отдела по расследованию убийств утверждают, – деловито добавил он, – что жертва скорее всего была насмерть забита обычным молотком. Предполагаемое орудие преступления было найдено возле тела несчастной женщины.

Крупный план сменился панорамной съемкой, так что стало видно происходящее за спиной репортера. Стояли пожарные машины, по улице стелился дым. Двое санитаров из коронерской службы катили к фургону труповозки носилки, на которых в черном пластиковом мешке лежало тело.

– Полиция продолжает опрос соседей, но никто, похоже, не заметил ничего подозрительного…

Мелина вдруг ахнула и прижала ладонь к губам. Дым на экране рассеялся – должно быть, от порыва ветра, – и она узнала небольшой уютный коттедж, в котором они побывали только сегодня днем. Венецианские окна террасы были выбиты вместе с рамами, крыша разворочена, на белой стене чернели полосы сажи.

– Ах, негодяи!.. – Она повернулась к Харту. Ее лицо побелело от ужаса, а в глазах стояли слезы бессильной ярости. – Это они, Вождь!

Харт встал и, взяв ее за руку, рывком притянул к себе.

– Ради бога, не сочтите нас безумными. Но то, что происходит, – это какое-то безумие. Дело в том, – торопливо говорил Харт, – что эта женщина, которую сегодня убили, – Харт кивнул на экран телевизора, – мы были у нее сегодня. Она работала в клинике «Уотерс». Именно она дала нам ваш адрес, мы упросили ее. Очевидно, кому-то очень не хотелось, чтобы мы встретились, поэтому с ней расправились – забили молотком, а потом подожгли дом. Надеюсь, вы понимаете, что это значит?

77
{"b":"4624","o":1}