ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я учту это на будущее, – кивнул Харт.

– Ну, поехали. Можете отрегулировать кондиционер по своему вкусу. – Она повернула голову, проверяя, нет ли встречных машин, и Харт уловил тонкий аромат ее духов.

– Все в порядке, Мелина.

– Во сколько вы прилетели в Даллас, полковник Харт?

– Мы же договорились, что вы – Мелина, а я – Вождь, – напомнил Харт. – И вообще, может быть, перейдем на «ты»?

– Согласна. Так во сколько вы… ты прилетел?

– В два часа пополудни.

– Это хорошо. Стало быть, у тебя было время, чтобы отдохнуть.

– Да. Я даже сходил в бассейн…

– Надеюсь, вода была не слишком холодная?

– Нет. Во всяком случае, не для меня. Я проплыл пару километров, потом позагорал…

Мелина затормозила на красный сигнал светофора и повернулась к нему:

– Ты – загорал?.. А-а, понимаю, это такая индейская народная шутка, верно?

Он рассмеялся, радуясь тому, что она сразу поняла его. Но еще больше Харту понравилось, что Мелина не постеснялась разговаривать с ним на эту щекотливую тему.

– Совершенно верно, – подтвердил он, и Мелина улыбнулась, а Харт пожалел, что она так и не сняла очков и он не может видеть выражения ее глаз. Видимая же часть ее лица была довольно подвижной и весьма выразительной. В особенности – губы. Одного взгляда на них было вполне достаточно, чтобы поверить в существовании Греха с самой большой буквы.

Когда Мелина отпустила ножной тормоз, чтобы нажать на педаль акселератора, подол ее платья поднялся примерно на дюйм, обнажив безупречное колено, а ткань соблазнительно зашуршала по тончайшему чулку. Харту очень понравился этот звук. Еще больше ему понравилось колено.

– Тебе что-нибудь нужно? – спросила она, и Харт, с трудом оторвав взгляд от ее ноги, посмотрел Мелине в лицо.

– В каком смысле? – медленно переспросил он.

– В охладителе за моим сиденьем есть минеральная вода и разные невинные напитки.

– Нет, спасибо. Может быть, позже.

– Меня предупредили, что сегодня вечером состоится очень важная церемония. Важная – в смысле долгая и многолюдная. Ты в курсе, что перед банкетом тебя ждет пресс-конференция?

– Да, в конференц-зале на втором этаже.

Она кивнула.

– Туда пускают только тех, у кого есть специальный пропуск или аккредитация. Банкет официально начинается в половине восьмого, однако это вовсе не значит, что пресс-конференция должна продолжаться именно до этих пор. Как только ты решишь, что пора закругляться, – подай мне какой-нибудь знак. Я принесу прессе свои извинения и уведу тебя в комнату отдыха – или сразу в банкетный зал. Таким образом, журналисты будут считать плохим парнем меня, а ты останешься чистеньким.

– Думаешь, они будут так считать?

– Почему бы нет?

– Потому что ты вообще не парень – не хороший и не плохой.

Мелина улыбнулась. Она была далеко не глупа и прекрасно чувствовала, когда мужчины пытались с ней заигрывать.

– Благодарю вас, сэр, – со смехом ответила она.

– Джиллиан?

– Привет, Джем, это я.

– Дорогая, я только что проверил свою «голосовую почту» и решил позвонить тебе и поздравить. Наконец-то ты это сделала!

– Да. Я пошла в клинику прямо с утра, а к обеду была уже свободна.

– И?..

– Результаты будут известны только через неделю.

– Слушай, я что хотел спросить: когда ты решилась? Ну, окончательно…

– Вчера. Правда, я ужасно боялась, но я с собой справилась.

– А почему ты не позвонила мне? Мы могли бы пойти в клинику вместе. Мне бы, во всяком случае, очень этого хотелось.

– Извини, Джем, но… Мне хотелось быть уверенной, что это действительно мое сознательное решение. Я не позвонила тебе раньше, потому что встречалась с сестрой. Мы вместе пообедали, и в результате я чуть не опоздала на переговоры с клиентом. Ты ведь знаешь Мелли – она способна заговорить кого угодно… Ну а потом было уже поздно звонить тебе на работу, поэтому я оставила сообщение на твоем домашнем аппарате.

– Ты сказала Мелине? – быстро спросил Джем. – Ну конечно, сказала!.. – добавил он, прежде чем Джиллиан успела ответить. – Что она обо всем этом думает?

– Она очень за меня рада.

– Я тоже, между прочим.

– Мне очень приятно, Джем, что ты меня одобряешь. Твоя поддержка много для меня значит.

– А я приготовил тебе подарок. Сюрприз. Я все ждал, когда ты решишься, и вот наконец… Знаешь, мне ужасно хочется поскорее вручить его тебе. Можно, я приеду?

Она по голосу поняла, что Джему действительно не терпится удивить ее своим подарком, однако сейчас ей больше всего хотелось побыть одной. Стараясь не обидеть его, она сказала:

– Послушай, Джем, может, отложим это дело до завтра, а?

– Что-нибудь случилось, Джилл? Ты плохо себя чувствуешь?

– Я чувствую себя хорошо, просто очень устала. Эта процедура… Я и не подозревала, что все это может вызывать такие сильные переживания.

– Какие переживания? Ты что, плакала?

– Нет. Во всяком случае – не слезами. Это было… Нет, не могу объяснить.

– Ты же говорила, что это обычная медицинская процедура. Все равно что пломбу ставить…

– Я и сама так думала… до сегодняшнего дня.

– Может быть, объяснишь, в чем дело? – Джем, по своему обыкновению, старался докопаться до сути. Ее это часто раздражало, а сегодня она и вовсе не хотела отвечать на его вопросы. Стараясь сдержать досаду, она сказала:

– Пойми, Джем, сегодня мне надо побыть одной. Может быть, увидимся позже?

– Конечно, – тут же согласился Джем, но по его тону она догадалась – он уязвлен ее ответом. – Просто я подумал, что в такой важный день тебе может понадобиться… гм-м… поддержка любящего человека. Очевидно, я ошибся!

Она и сама успела пожалеть, что оттолкнула его. Пожалуй, ей следовало разрешить ему прийти и принести этот его подарок – она вполне могла это вытерпеть и к тому же избавила бы себя от необходимости просить у него прощения: Джем мог быть по-детски обидчивым.

Но прежде, чем она успела сказать ему, что передумала, Джем торопливо проговорил:

– Ну ладно, Джиллиан, я позвоню тебе позже. С этими словами он повесил трубку.

ГЛАВА 3

– Ваша машина здесь, мисс Ллойд! – сказал бой, вырастая словно из-под земли. – Я оставил ее у выхода, чтобы вам не нужно было ждать очереди.

С этими словами он указал вышедшим из отеля Харту и Мелине на припаркованный на служебной стоянке «Лексус». Мотор работал, и Харт был очень рад, что все это время кондипионер оставался включенным. Была середина осени, но его личный терморегулятор, очевидно, разладился. Во всяком случае, он буквально изнемогал от жары в своем элегантном смокинге цвета кофе со сливками.

Это был очень долгий банкет. Каждый из выступавших прихватывал пять-десять минут сверх регламента, поэтому к тому моменту, когда Харту пришла пора выступить с ответной речью, он чуть с ума не сошел от скуки. Он был только рад, когда банкет наконец закончился, а предусмотрительность гостиничного боя, благодаря которой они с Мелиной получили возможность избежать дальнейших контактов с гостями, шумной толпой выходившими из центральных дверей, вызвала в его душе благодарные чувства.

Когда они двинулись к машине, бой неожиданно спросил:

– Как оно там, в космосе, мистер Харт?

– Там все по-другому, не так, как здесь, – привычно отозвался он. Это был стандартный ответ на стандартный вопрос.

– Я почему-то так и думал, сэр!

– И ты был абсолютно прав. – Харт добавил еще пять долларов к чаевым, которые вручила бою Мелина, и парень расплылся в счастливой улыбке.

– Благодарю вас, сэр. Счастливого пути.

Когда они сели в машину, она сказала, застегивая ремень безопасности:

– Ты произнес отличную речь, Вождь. Когда НАСА отправит тебя в отставку, ты мог бы попробовать сделать политическую карьеру. Во всяком случае, ораторские способности у тебя есть.

– Многие бывшие астронавты пошли по этому пути.

– Стало быть, у тебя уже есть какие-то задумки?

8
{"b":"4624","o":1}