1
2
3
...
79
80
81
...
126

– Но тогда… Это значит, что и Джиллиан тоже… Ее могли…

– О, нет!!! – Мелина закрыла лицо ладонями и, наклонившись вперед, негромко застонала.

– Эй, с тобой все в порядке? Она затрясла головой и знаком велела ему свернуть к обочине. Не успела машина остановиться, как она распахнула дверцу, и ее вырвало.

Когда Харт, обежав машину, приблизился к ней, она сидела, наклонившись вперед; плечи ее все еще судорожно вздрагивали. Наконец дрожь, сотрясавшая ее плечи, утихла, и Харт помог ей выйти из машины и отойти в сторону.

– Тебе лучше? – заботливо спросил он.

– Да… – Мелина отвела взгляд и теперь смотрела в сторону. Только… только мне стыдно.

– Пустяки! – отозвался Харт. – Видела бы ты меня, когда начал проходить тренировки на невесомость! Из меня хлестало как из неисправного огнетушителя! – Он достал платок и вытер ей рот.

– Спасибо. – Она смущенно улыбнулась. – Насколько помню, меня впервые вырвало в присутствии мужчины…

– Я думаю, у тебя были для этого все основания. Я и сам… – Он запнулся. – Я и сам испытал нечто подобное.

Она подняла голову, и Харт увидел, что в ее глазах блестят слезы.

– Джиллиан так радовалась… – с трудом вымолвила Мелина. – Она была уверена в успехе! Ей так хотелось родить этого ребенка… За что бог покарал мою сестру?

– Мелли… – Харт обнял ее за плечи. – Ты же знаешь, что все не так просто. В этом деле есть что-то такое, чего мы не знаем. Пока не знаем…

– Дело не в этом. Просто я не понимаю, как может такое прекрасное чудо, как зачатие ребенка, превратиться в отвратительный кошмар!

– Но ведь мы не знаем наверняка, что зачатие произошло.

– Да, мы не знаем. – Она вздрогнула. – Но и того, что нам известно, вполне достаточно. Наверное, это даже больше, чем может выдержать нормальный человек. При одной мысли, что Гордон – этот сморчок недоделанный – мог подсовывать врачам собственную сперму вместо донорской, меня начинает выворачивать наизнанку!

Харт еще некоторое время прижимал ее к себе, нежно гладя по волосам, потом помог сесть в машину. – Ну, куда теперь? – спросил он, садясь за руль.

– Домой.

Он удивленно воззрился на нее, и Мелина слабо улыбнулась.

– Не обращай внимания. Просто мне хочется домой. Там моя постель, моя ванна, моя любимая подушка, теплый плед и тапочки…

– Я тебя понимаю, но мне кажется, это было бы не самым разумным.

Она кивнула:

– Да. На самом деле я и хочу, и боюсь возвращаться. Неизвестно, кто меня там поджидает. – Она сокрушенно покачала, головой. – До сих пор жалею, что не предупредила Линду, но откуда я могла знать! Да она скорее всего меня бы просто не послушала!

Харт запустил двигатель и медленно вырулил на бульвар. Уже стемнело, и в темноте, разрезаемой фарами других машин, оба чувствовали себя в относительной безопасности, однако, куда им теперь деваться, оба по-прежнему не представляли.

– Я уверен, что Тобиас и Лоусон могли бы обеспечить тебе охрану, – сказал он наконец. – Как-никак ты действительно единственный свидетель, который у них есть.

– К сожалению, это исключено, – ответила она, немного подумав. – Если они посадят меня в комнату в отеле и приставят ко мне охранников с пистолетами, у меня не будет прежней свободы. Лоусон и Тобиас будут сообщать мне только то, что, по их мнению, я должна знать. А меня это не устраивает. Мне нужна полная информация – только тогда я могу попробовать…

– Что попробовать? Узнать, кто приказал убить Джиллиан? Она посмотрела на него, и он прочел ответ в ее глазах. Слова были не нужны – ее взгляд выражал куда больше, чем она могла бы сказать.

– Тебе совсем не обязательно идти со мной до конца, Вождь, – негромко проговорила она и снова стала смотреть на дорогу впереди. – Я не сказала Тобиасу, что мы все еще вместе. Он только догадывается, что ты со мной, но наверняка не знает. – То есть ты предлагаешь мне отчалить по-тихому? Благодарю.

Но ведь тебя это не касается!

– Да что ты говоришь!.. – огрызнулся он. – Да я вляпался в это дело по уши, и теперь мне не выбраться. Я не смогу остаться чистеньким, как бы мне этого ни хотелось!

– А тебе хочется?

– Больше всего мне хочется сыграть одну из главных ролей в этой пьесе – особенно когда дело подойдет к развязке.

– Но ведь это не пьеса, Вождь! Не пьеса и не спортивный матч. Это по-настоящему, и очень может оказаться, что в финале с нами что-нибудь случится.

– Тем более я хотел бы попытаться. Ведь ты сама признаешь, что это опасно, а значит – я могу тебе пригодиться.

– Но я никогда себе не прощу, если ты пострадаешь. Даже если мы останемся в живых, вся история может кончиться грандиозным скандалом, который поломает твою карьеру в НАС А и разрушит твое будущее. А ты ведь так долго и целеустремленно шел к нему!

– То же самое говорил и мой адвокат, но даже ему не удалось отговорить меня от участия в этом деле. И ты тоже не сможешь, так что не старайся. Кроме того, до скандала, которым ты меня пугаешь, еще далеко, так что давай не будем расстраиваться из-за того, чего, быть может, не случится вовсе. Когда проблема возникнет, тогда и будем ломать головы, как с ней справиться, о'кей? А вообще-то имей в виду, я сумею пережить любой, самый громкий скандал.

– Пережить… – задумчиво повторила она. – Примерно то же самое говорил мне Джем. «Джиллиан мертва, – сказал он, – и ты должна это как-то пережить. Смириться…»

Харт недовольно поморщился.

– Знаешь, Мелина, чем больше я узнаю об этом субъекте, тем меньше он мне нравится.

– Кстати… – Она достала из сумочки блокнот и сотовый телефон. – Давай-ка проверим, кому Джем звонит чаще всего.

– Хорошо, – согласился Харт. – Ты проверь, а я пока раз добуду нам что-нибудь поесть. – И, свернув к обочине, он занял очередь в придорожное кафе для автомобилистов.

– Мне только коку.

– Диетическую или обычную?

– Обычную – в ней больше кофеина.

Когда подошла их очередь, Харт заказал чизбургер с картошкой и два больших стакана кока-колы. К этому моменту Мелина успела проверить два номера из списка. Оба оказались номерами «голосовой почты» Джема – домашней и рабочей.

Потом она набрала третий номер и отпила глоток из своего стакана.

На вызов ответили очень быстро, и Мелина чуть не поперхнулась.

– Простите, что вы сказали?.. Я не расслышала… – С этими ловами она быстро прижала аппарат к уху Харта.

Приятный женский голос в телефоне произнес:

– Мира и любви… Вы звоните в Храм Церкви Благовещения в Нью-Мексико…

Прежде чем Харт успел отреагировать, Мелина решительно выключила аппарат.

– Слушай, это не…

– Да, это он. Брат Гэбриэл, которого мы видели по телевизору. В Нью-Мексико его штаб-квартира.

– Этот номер Джем записал в память автонабора, – сказал Харт. – Значит, он часто туда звонит?

Харт включил зажигание, переключил передачу, и машина стремительно рванулась вперед.

– Мистер Хеннингс не очень-то похож на верующего, – заметил Харт, сворачивая на повороте на платную автодорогу.

– Он никогда им не был, – ответила Мелина. – Я помню, как он удивился, что с Джиллиан прощались в церкви.

Харт задумался.

– Это может быть всего лишь совпадением, но как-то не верится, что оба – и Хеннингс, и Дейл Гордон – оказались связаны с сектой Гэбриэла случайно.

– Ты прав.

– А тот факт, что телефон Храма оказался у Джема в памяти елефона, говорит о том, что он звонил туда не раз и не два. озможно, он – последователь брата Гэбриэла… Мелина, а что ообще тебе известно о Хеннингсе? У него есть отец, мать, сестры или братья, другие родственники?

– Джиллиан говорила, его родители давно умерли. В семье и был единственным ребенком. Кажется, у Джема есть двоюродный или троюродный брат, который живет в Лондоне, но сам он никогда о нем не говорил.

– Насчет лондонского брата он мог и солгать. В любом случае все, что ты знаешь о Хеннингсе, известно только с его слов, и проверить это нет никакой возможности. Весьма удобно для человека, которому есть что скрывать… – Он слегка пожал плечами. – Хеннингс никогда не упоминал, откуда он родом?

80
{"b":"4624","o":1}