1
2
3
...
89
90
91
...
126

Когда она вернулась, Харт разговаривал по сотовому телефону. Он сразу заметил ее мокрые волосы, но спрашивать ничего не стал, очевидно, понял, почему она их вымыла. Пакс сидел в продавленном кресле и чесал за ушами Бандита, который уткнул морду в колени Пакса.

– Я знаю, почему эта псина отказывается есть людей живьем, – сказал он, с любовью улыбаясь псу. – Я его избаловал. Сделал из него проклятого сентиментального неженку.

– А мне кажется, подобные отношения устраивают вас обоих. – Она слегка выделила голосом последнее слово.

– Возможно, вы правы, мисс… Ллойд. – Он посмотрел на ее волосы. – Хотите, я поищу полотенце? Оно должно быть где-то здесь.

– Не беспокойтесь, думаю, я скоро высохну. – Ее взгляд остановился на фотографии в рамочке, висевшей над столом.

На снимке был изображен сам Пакс Ройстон и какая-то женщина, стоявшие под вывеской казино «Золотой самородок».

– Это миссис Ройстон? – спросила она.

– Нет, просто подружка.

– А вы часто бываете в Лас-Вегасе?

– Луизиана ближе, – ответил Паке, очевидно имея в виду казино в Боссье-Сити. – Мы ездим туда каждый раз, когда выпадает такая возможность. Я играю в рулетку по маленькой, а она обожает игральные автоматы. Один раз она даже выиграла двести долларов. – Он бросил взгляд на Харта. – А вы, мисс, вы и Крис… Вас что-то объединяет?

– Вождь встречался с моей сестрой, – пояснила Мелина, удивившись про себя деликатности Ройстона.

Пакс даже поперхнулся:

– Это правда, мисс?

– Да, это правда.

– А мне показалось…

– Вам показалось, мистер Ройстон.

Пакс пробормотал что-то неразборчивое, а Мелине вдруг стало невероятно трудно выдерживать его взгляд. Чтобы не выдать себя, она поспешно отвернулась. Слова Пакса заставили ее вспомнить о несостоявшемся поцелуе в такси – о ненужном, глупом, безрассудном и опасном поцелуе, которого она так жаждала.

К счастью, на этом их разговор закончился. Мелина притворилась, будто рассматривает приклеенную к металлическому шкафчику карту Техаса, а Пакс продолжил почесывать Бандита.

Несколько минут спустя Харт выключил свой телефон и повернулся к ним. Сунув руку в карман джинсов, он выудил оттуда три сотенных бумажки и бросил их на стол перед Паксом:

– Это все наличные, которые я могу позволить себе потратить, а кредитной карточкой я сейчас пользоваться не хочу, – сказал он.

Пакса это заявление, похоже, удивило. Он бросил быстрый взгляд в сторону Мелины, но она никак не объяснила заявление Вождя. Отчего-то ей стало настолько не по себе, что она даже вспомнила, как он велел ей держать язык за зубами, пока он будет обо всем договариваться. Вдруг, подумала Мелина, она ляпнула что-то не то? Но – нет, похоже, дело было в чем-то другом.

– Ты же знаешь – я никогда не трясся над каждым долларом, – сказал Харт механику. – Я заплачу, когда верну самолет.

– Я тебе верю.

– Это хорошо, потому что я собираюсь сказать тебе одну: важную вещь… – Харт сделал небольшую паузу, чтобы привлечь внимание Пакса. – Забирай Бандита, забирай свою подружку и уезжай. Хочешь – в Боссье-Сити, хочешь – в Лас-Вегас… да хоть в Анкоридж, главное – подальше отсюда. Здесь может быть опасно.

«А он, оказывается, слышал, о чем мы говорили, – удивилась она. – Странно, ведь он вроде был занят разговором по телефону… Откуда же тогда Харт знает, что у Пакса есть подружка и что они любят ездить в казино в Боссье-Сити?»

Пакс недовольно нахмурился.

– На три сотни не очень-то разгуляешься, парень. К тому же мне бы хотелось знать, в чем дело. Может быть, объяснишь, почему я должен все бросить и куда-то бежать?

– Нет, не объясню, – ответил Харт ровным голосом. – Ты сказал, что веришь мне. Надеюсь, так оно и есть. Не задавай лишних вопросов, Паке, просто собери все самое необходимое и уезжай. Уезжай как можно скорее и как можно дальше – туда, где тебя не найдут. – Он немного поколебался, потом добавил: – Дело в том, что через какое-то время сюда могут нагрянуть двое плохих парней… К этому моменту тебя здесь быть не должно, понял?

Пакс некоторое время молча разглядывал его, потом сказал:

– Я не видел тебя уже несколько лет, ты не писал, не звонил. И вот ты появляешься у меня среди ночи, словно и впрямь с неба свалился, и требуешь, чтобы я немедленно уехал то ли на Аляску, то ли во Флориду. Морда у тебя разукрашена, к тому же с тобой красивая женщина, которая – прошу прощения, мисс, выглядит так, словно она только что побывала на бойне. Ты распоряжаешься здесь так, словно ты сам господь бог, и берешь напрокат самолет, за который не можешь заплатить… И после всего этого я не имею права даже спросить, в чем дело?

– Точно.

– В таком случае будь так добр – объясни, почему я вообще должен обращать внимание на то, что ты тут наговорил?

Харт некоторое время обдумывал ответ, потом нехотя процедил сквозь зубы:

– Потому что ты – мой отец, и я не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое.

ГЛАВА 30

Глядя на распростертый на полу труп Джема Хеннингса, агент Тобиас замысловато выругался. За сегодняшний день он уже во второй раз позволил себе проявить свои чувства таким образом. В первый раз он сделал это, когда Мелина Ллойд повесила трубку, так и не сказав ему, где она находится.

– Мне нужно выпить, – произнес Лоусон. – Срочно. Тобиас мрачно улыбнулся.

– Я с удовольствием поставлю вам выпивку – но только после того, как мы найдем ответ хотя бы на один вопрос, – ответил он.

Доведись этим двоим провести вместе достаточно много времени, и они скорее всего возненавидели бы друг друга. Тобиас еще никогда не встречал человека, который бы одевался неряшливее, чем Лоусон. Детектив же определил для себя Тобиаса как самовлюбленного пижона. Фэбээровец был помешан на собственном здоровье, он полностью исключил из своего рациона жиры и сахар; Лоусон предпочитал пишу из ресторанов быстрого обслуживания, а его любимым блюдом были пончики, которые Тобиас считал ядом почище зарина. Тобиас был неравнодушен к искусству, он регулярно приобретал театральные абонементы, часто бывал в опере и на симфонических концертах. Полицейский в своей жизни побывал только на одном концерте – когда Вилли Нельсон выступал на сельскохозяйственной выставке-ярмарке в его родном городе. Домой Лоусон вернулся, покусанный комарами. Именно тогда он поклялся себе, что больше ни на какой концерт его и пончиками не заманишь.

Однако, несмотря на разницу в привычках и характерах, после первых часов работы бок о бок Лоусон и Тобиас прониклись друг к другу уважением.

Оставив труп в распоряжение медика-криминалиста, они вышли из квартиры в коридор, и Лоусон сказал:

– Ну, несколько ответов я могу дать хоть сейчас. Консьерж очень подробно описал нашу парочку – Кристофера Харта и Мелину Ллойд. Тут ошибки быть не может: они здесь побывали. По его словам, они пришли навестить мистера Хеннингса минут за пятнадцать до того, как поднялся весь этот тарарам с пожарной тревогой. – Он заглянул в свой блокнотик. – То есть в девять ноль пять – в девять десять. Таким образом, убийство было совершено между девятью и девятью тридцатью.

– То есть вы предполагаете…

– Я ничего не предполагаю – я просто говорю, как все было.

– Извините, детектив. Продолжайте.

– Люди, живущие на этом этаже, запомнили мужчину и женщину, которые подходят под наше описание. Именно они, похоже, и подняли тревогу. Во всяком случае, во время массового бегства по пожарной лестнице именно они громче всех кричали, что горит квартира 17-Д.

– Отвлекающий маневр… – пробормотал Тобиас.

– Я тоже так подумал. – Лоусон хмыкнул. – Но есть одно «но»… Разумеется, баллисты еще займутся траекторией пули, однако уже сейчас ясно, что если у убийцы не было крыльев, то он должен был засесть где-то в здании напротив. Сейчас наши люди обшаривают крышу и все квартиры, окна которых выходят на эту сторону, однако я готов побиться об заклад, что они ничего не найдут.

90
{"b":"4624","o":1}