ЛитМир - Электронная Библиотека

Мелина слушала внимательно, не перебивая, не вставляя ни сочувствующих реплик, ни плоских банальностей, которые могли бы все испортить. Она вообще не издала ни звука, и Харт повернулся к ней, чтобы посмотреть, какое впечатление произвела на Мелину рассказанная им история.

Мелина долго молчала, а потом спросила:

– В тот день, когда ты ушел… С тех пор ты его больше не видел? – спросила она.

– До сегодняшнего дня – нет. Пакс несколько раз звонил мне, но я не стал с ним разговаривать. На протяжении пары лет он еще слал мне подарки к Рождеству и ко дню рождения, но я отсылал их обратно нераспечатанными, и в конце концов Пакс сдался. Только один раз, когда он прислал мне сто долларов по случаю окончания школы, я оставил деньги себе – мне нужно было чем-то платить за учебу в колледже. Но до сегодняшнего дня мы ни разу не встречались лицом к лицу, – повторил Харт.

– А твоя мама больше не вышла замуж? – осторожно спросила Мелина.

Харт коротко и зло рассмеялся.

– Нет. Ты не поверишь, но все это время она не переставала любить его. Она любила его до самой смерти. Я подозреваю, что до последнего дня она втайне от меня сообщала Паксу, как идут у меня дела.

– Мне показалось – он узнал тебя сразу. Как только разглядел в темноте…

– У него есть телевизор.

– Ты хочешь сказать, что он следил за тобой по сообщениям газет и теленовостей?

– Наверное… – Он пожал плечами.

– Не наверное, а наверняка!

Харт вопросительно приподнял брови.

– Я видела – у него на столе в офисе лежала вырезка из газеты. Отчет о твоем последнем полете, – негромко сказала она. – Я тогда не знала, кто он… вот и подумала: как трогательно, что твой старый друг гордится твоими достижениями. Я ничего не сказала, чтобы не смущать его.

– Не стоит придавать слишком большое значение старым газетным вырезкам.

– Может быть. Но когда Пакс говорил о твоем летном мастерстве…

Пауза, которую она сделала, была точно рассчитана. Она использовала ее как наживку, и, хотя Харт прекрасно это понял, он не смог удержаться и повернулся к ней.

– Что же он сказал? – спросил он.

– Пакс уверил меня, что с тобой я могу не бояться, потому что ты – прирожденный летчик. «Ни у кого не видел таких великолепных рефлексов» – так он сказал.

– Он никогда не видел меня в воздухе.

– Это ты так думаешь.

– Возможно, ты права, но… Все равно это не имеет значения, потому что… – Харт не договорил. Резко наклонившись вперед, он впился взглядом в темноту за лобовым стеклом.

– Что случилось? – встревожилась Мелина. – Что там такое?!

Харт пробормотал вполголоса:

– Проклятье!

– Что там, Вождь?!

– Я только сейчас догадался, как они нас выследили.

ГЛАВА 31

– Кто – «они»? Эти лжеагенты?

– Да. Помнишь, я говорил – меня не оставляет ощущение, будто мы не одни. Так оно и есть. Они следили за нами, только не глазами, а с помощью современной техники. Посмотри вон туда! Видишь?

Ей не понадобилось даже присматриваться. Поглядев туда, куда указывал Харт, она увидела яркий, быстро движущийся объект.

– Это же спутник! – протянула она, все еще не понимая.

– Вот именно. Миниатюрный передатчик посылает сигнал, который улавливается спутником и передается обратно на землю – к тем, кого это может интересовать. Таким образом человека можно, не выходя из офиса, выследить даже на другой стороне планеты. Это называется ГПС – глобальная поисковая система.

– Я знаю, – кивнула она. – Когда-то эту систему использовали только полиция и всякие спецслужбы, но в последнее время она стала общедоступной. Джиллиан тоже хотела завести такую. Один из ее коллег в риэлторской конторе использовал систему ГПС для поиска адресов.

– Что ж, наши друзья нашли ей свое применение, – пробормотал Харт. – Если они сумели подбросить тебе передатчик, они сумеют найти тебя везде, кроме разве что океанского дна и Мамонтовой пещеры.

– Но я всегда считала, что передатчик – это такая штука величиной с большие часы, которую пристегивают к запястью или к щиколотке.

Харт не сдержал улыбки:

– Ты насмотрелась старых полицейских боевиков. С тех пор техника ушла далеко вперед. Современные передатчики гораздо компактнее.

– Но, Вождь… Если бы кто-то укрепил передатчик на мне, я бы знала!

– А Хеннингс… не мог?

Она немного подумала, потом отрицательно покачала головой:

– Нет. Он не прикасался ко мне, за исключением того раза, когда делал мне массаж.

– Он делал тебе массаж? Какого… какой части тела?

– Шеи и плеч. – Она улыбнулась. – Это было незадолго до того, как ты вломился ко мне. Я уверена, Джем не мог спрятать передатчик в моей одежде, потому что тогда на мне был только халат, а его я оставила дома. А потом, когда мы сбежали, я схватила первое, что попалось мне под руку… вернее, тебе под руку. Да ты и сам это знаешь… – Ее рука внезапно метнулась к горлу. – Слушай, а кулон?!

Харт внимательно посмотрел на крошечное золотое сердечко с рубинами, висевшее у нее на шее. Он еще ни разу не видел Мелину без него.

– Тебе подарил его Хеннингс? – спросил он настороженно.

– Да. Это было накануне убийства, когда он думал, что я – Джиллиан. Я говорила об этом Лоусону, когда меня привезли к… на место преступления, но тебя при этом не было. Этот подарок был связан с… ну с тем, что Джиллиан побывала в клинике. Когда она умерла, Джем настоял, чтобы я оставила его себе. Он сказал, Джиллиан, дескать, тоже бы этого хотела.

– Джем был куратором Джиллиан, так, кажется, он выразился?

– Скорее уж тюремщиком, – фыркнула она. – А значит, такой приборчик был бы ему очень полезен. – Расстегнув тонкую золотую цепочку, она поднесла кулон к глазам и стала внимательно разглядывать.

– Он не открывается? – спросил Харт.

– Не похоже. Он очень тонкий, и задней стороны у него нет, иначе бы свет не проходил насквозь и не попадал в рубины.

– Я не очень-то разбираюсь в украшениях.

Она еще раз внимательно рассмотрела кулон и оправы, удерживавшие камни.

– Ничего, – протянула она.

– Черт! – Харт тоже был разочарован. Кулон, подаренный Джемом, вызывал наибольшие подозрения. – Проверь-ка сумочку.

Кивнув, Мелина высыпала содержимое сумочки на колени и стала внимательно его перебирать. Вещей в сумочке было немного: бумажник с водительскими правами и несколькими кредитными карточками, пригоршня мелких монет – оставшиеся деньги от тех, что они получили в банкомате, футляр с очками, пудреница, серебряная шкатулка, помада, пара подследников и обертка от шоколадной конфеты, съеденной давным-давно. На всякий случай она заглянула во все отделения и ощупала подкладку.

– Ничего нет, – сказала она. – Кроме того, у меня не одна сумочка, а Джем не мог знать, какой из них я пользуюсь чаше всего. Словом, если он хотел постоянно наблюдать за мной, то сумочка – не самое удачное место.

– Подумай как следует, – не отступал Харт, – что еще ты постоянно носишь с собой? В любой сумочке? Может быть, зажигалку, сотовый телефон…

– Сотовый телефон, – подтвердила она.

– Тогда ради нашей же безопасности его придется выбросить. Что еще?

Мелина снова задумалась. Ее телефонная книжка была очень тонкой, и в ней не было ни кармашков, ни секретных отделений, в которые можно было что-то спрятать. Телефонная книжка лежала в очечнике вместе с темными очками, которыми она пользовалась, когда водила машину. Очки не вызвали ее подозрений, однако на всякий случай она тщательно осмотрела их.

– Конечно, Джем был настоящей крысой, – сказала она с сомнением, – но он все-таки не Джеймс Бонд! Он не мог…

– Ищи! – упрямо перебил ее Харт. – Передатчик где-то здесь.

Она открыла серебряную коробочку, которая принадлежала еще ее матери. Внутри лежала иголка, кусок картонки с намотанной на нее ниткой и две таблетки аспирина.

– Я постоянно ношу ее с собой, но она сделана целиком из кованого серебра – даже подкладки нет, а замок совсем простенький.

94
{"b":"4624","o":1}