A
A
1
2
3
...
13
14
15
...
36

Дети обратили на эту угрозу так же мало внимания, как и на предыдущие увещевания.

– Может, я попытаюсь их уложить, – предложила Блэр.

– Но ты же моя гостья, – запротестовала Пэм.

– Я твоя подруга, а ты сейчас занята. А ну-ка, орлы, хватит орать! – Блэр произнесла это так твердо, что сразу же привлекла к себе внимание детей.

– Эндрю! Марш в постель! – Она повелительно указала пальцем в сторону спальни. – Мэнди! Живо!

– А я займусь вот этим! – воскликнул Шон, подхватывая маленького Поля и сажая его к себе на плечи. Поль издал восторженный вопль и вцепился ручонкой в копну густых светлых волос Шона.

– Но я ведь не просила тебя помочь, – сказала Блэр, когда они вышли из кухни в коридор, ведущий к Двум детским спальням.

– Но не мог же я оставить тебя сражаться с этой оравой!

Поскольку спальни были смежными, Шон и Блэр, уложив детей, могли присмотреть за всеми. Пока что ус-нул лишь самый младший. Он спал в маленькой кроватке. Две девочки легли здесь же на двуспальной кровати. Два мальчика спали на двухэтажной кровати в соседней комнате. Эндрю, как старший, – наверху.

– Покажи пример сестренке и быстренько засыпай, – шепнула Блэр Мэнди. – Пусть твои родители спокойно повеселятся. Хорошо?

– Ладно, – зевая, ответила Мэнди.

Анджела, которой было около четырех, уже задремала.

– Только, пожалуйста, не выключайте лампу, – попросила Мэнди.

– Мэнди-малютка. В темноте ей жутко, – начал дразнить сестру Эндрю со своей «верхней палубы».

– Успокойся, Эндрю, – строго сказала Блэр.

– Но она же и вправду еще маленькая, – продолжал насмехаться мальчик. – Ее кладут спать вместе с Анджелой. Я бы не потерпел, чтобы кто-то ворочался рядом со мной.

– Но мама и папа тоже спят в одной постели – возразила Мэнди.

– С ними больше нельзя никому спать, нам даже запрещают заходить к ним в комнату. Можно только тогда, когда сверкает молния и гремит гром, – добавила полусонная Анджела.

Блэр взглянула в смеющиеся глаза Шона и снова посмотрела на девочек.

– И еще нам не позволяют входить к ним в субботу утром, пока не кончится «Одинокий стрелок уходит», – сказал Поль, приподнявшись, чтобы сообщить эту важную деталь.

Шона разбирал смех. Покашляв, чтобы не расхохотаться, он вернул Поля в горизонтальное положение.

– У них такая большая кровать, – продолжала рассказывать Мэнди.

– Неужели? – Блэр аккуратно поправила одеяло Мэнди.

– У Шона такая же большая. Правда, Шон? Я ее видел, – сообщил Эндрю.

– А ты видела кровать Шона? – спросила у Блэр Анджела.

– Н… нет. Все, спокойной ночи.

– А у тебя кровать такая же большая, как у Шона? – поинтересовалась Мэнди.

– Да нет же, дурочка, – высунулся Эндрю. – разве ты не видела диван, на котором спит Блэр.

На лице Мэнди выразилось сострадание.

– А ты попроси Тона. Может, он разрешит тебе спать с ним в его большой кровати. Ведь он живет недалеко от тебя.

– Наш папа доволен, что мамочка спит с ним, – поддержала его Анджела.

Хотя Блэр редко краснела, сейчас ее щеки стали пунцовыми.

– Ну все. Поговорили и хватит, – строго сказал Шон.

Убедившись, что все закрыли глаза, Шон повернулся и вышел. Блэр последовала за ним, бросив перед уходом заботливый взгляд на спящего малютку. В коридоре Шон, неожиданно обернувшись, преградил дорогу Блэр. Его глаза блестели.

– Не хочешь ли о чем-нибудь меня попросить? – спросил он.

– Нет. – Краска все еще не сошла со щек Блэр.

Шон двусмысленно рассмеялся. Обняв Блэр за шею, он сказал:

– Пойдем поедим.

Несмотря ни на что, обед удался. Мясо, приготовленное Джо, оказалось великолепным. Гости сами клали еду себе на тарелки, а затем рассаживались кто где – в гостиной или во внутреннем дворике.

Блэр заметила, что на нее и на Шона с любопытством поглядывают. Он не ухаживал за ней открыто, но вместе с тем постоянно был неподалеку от нее. Он поддерживал общий разговор, но при этом то и дело что-то шептал Блэр. С кем бы Блэр ни разговаривала, она чувствовала его повышенное внимание к себе.

Шон приносил ей блюдо за блюдом. Не желая остаться в долгу, Блэр предложила ему отнести на кухню свою и его тарелки. Смахнув остатки пищи в большой пластиковый контейнер, она вымыла посуду. Когда Блэр вытирала руки бумажным полотенцем, в кухню вошел один из гостей.

– Вот уж накормили так накормили, – сказал он поглаживая рукой свой большой живот.

Он показался ей похожим на «лапальщиков». Так она называла мужчин, которые, разговаривая с женщиной, обязательно прикасались к ее одежде или телу. Эти типы приводили Блэр в ярость. Почему, черт возьми, они считают, что ей доставит удовольствие прикосновение его липких рук? Этот человек не понравился Блэр сразу, как только ее представили ему. Он тогда сказал:

– Даже не зная, кто вы, но увидев ваши ноги, я могу сразу определить, что вы танцовщица.

Он полагал, что это комплимент. Но Блэр сочла это таким же пошлым, как и он сам.

– Да, было очень вкусно.

Он намеренно расположился между Блэр и дверью.

– Вам, наверное, часто приходится ездить в Нью-Йорк?

– Я всего несколько дней назад приехала оттуда, мистер…

– Стэн Коллер. Зовите меня просто Стэн. Так зовут меня все мои друзья, – произнес он отвратительно слащавым голосом.

– Пока у меня нет необходимости ехать в Нью-Йорк.

– А мне каждый день приходится мотаться туда на этом чертовом поезде. Понятно, иногда приходится устраивать там деловые встречи за обедом. Я останавливаюсь в квартире, которую снимает наша фирма. Очень симпатичная квартирка. Весьма уютная.

Блэр не верила своим ушам. Не будь он таким гнусным, она бы пожалела его. Что он делает в гостях у Дельгадо? Очевидно, Пэм и Джо просто не знают, какая мразь этот Коллер.

– Не сомневаюсь, что ваша квартира очень мила. А теперь извините…

– А знаете, что я подумал? Вот если бы вы, скажем, приехали в Нью-Йорк и у вас нашелся бы свободный часок, чтобы спокойно пообедать, мы могли бы…

– Предложите это кому-нибудь другому, Коллер. Мисс Симпсон это не интересует.

Толстый и неповоротливый Стэн неожиданно обернулся, услышав угрозу в словах Шона. Блэр, облегченно вздохнув, в изнеможении прислонилась к кухонному столу. Она ничуть не испугалась этого жирного фигляра. Но было бы крайне неприятно, если бы на вечеринке у Пэм из-за нее произошел скандал.

– Эй, Гаррет, успокойся. Расслабься, – с деланной бравадой произнес Стэн Коллер. Его мясистый лоб покрылся потом. – Я просто шутил с ней. Ты что, не любишь пошутить?

– Да, я люблю пошутить, – ответил Шон, но на его лице не было и тени улыбки. – Однако я не расслышал ничего забавного. Блэр! – Шон протянул ей руку, и она ухватилась за нее, как утопающий за соломинку. Шон демонстративно обнял ее, и Блэр, почувствовав себя в безопасности, с удовольствием приникла к его сильному телу.

Они вышли из кухни.

– Надеюсь, ты рада спасению. Или Стэн показался тебе обаятельным? – шепотом спросил Шон, склонив к ней голову.

Блэр вздрогнула.

– Скажи, пожалуйста, Пэм и Джо хорошо знают этого человека?

– Да его знают все в Тайдлендсе. Всем известно, какой он бабник. Вернее, каким он хочет казаться бабником. Он всюду бахвалится своими подвигами, но, скорее всего, выдает желаемое за действительное.

– Но зачем же тогда Пэм и Джо пригласили его сюда?

– Его жена – очень милая женщина. Все к ней хорошо относятся и из-за нее терпят Стэна. Ты не единственная, к кому он пытался приставать. Он к любой юбке липнет, чтобы сказать какую-нибудь пошлость.

– А я-то думала, что мне так повезло, – с притворным разочарованием заметила Блзр.

Шон засмеялся, потом серьезно посмотрел на нее.

– Вообще-то тебе и должно везти, но таким, как Стэн Коллер, никогда не понять этого. – Он наклонился к ней еще ниже и провел пальцем возле жемчужины, блестевшей в ее ухе. – А вот я это понимаю.

Блэр не могла вымолвить ни слова: у нее перехватило горло. Она хотела сказать в ответ что-нибудь язвительное, но стояла молча, глядя в самую глубину его голубых глаз.

14
{"b":"4626","o":1}