ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не выпить ли нам кофе?

Это прозвучало так интимно, словно Шон сказал: «Не лечь ли нам в постель?»

Рассудок говорил ей: «Блэр, ты должна ответить, что выпьешь кофе одна, без него». Но губы ее прошептали:

– Без сахара и чуть-чуть сливок.

Шон медленно отошел, но у нее перед глазами все еще стояло его лицо.

Сама не своя, Блэр подошла к стулу, села и сделала вид, что слушает даму, говорившую о плачевном состоянии школы танцев в Тайдлендсе. На самом же деле мысли Блэр были в полном смятении. У нее началось сердцебиение, и она никак не могла его унять. Шум в ушах не позволял расслышать слов собеседницы. Шон сдержал свое слово. Он не сделал ничего, за что его можно было бы упрекнуть, ничего, что выходило бы за рамки дружеских отношений.

Но почему же ее так непреодолимо тянет к нему?

Блэр не хотела себе признаться, как ей приятны его забота и ласки. Она так привыкла к независимости, что перспектива лишиться ее вызывала в ней внутренний протест. Если бы кто-то вроде Стэна решился пристать к ней месяц назад, Блэр живо осадила бы его, найдя для этого такие слова, что он просто онемел бы и стоял дурак дураком с вылупленными глазами. От его самомнения не осталось бы и следа. Но сейчас Блэр очень обрадовалась тому, что это сделал за нее Шон. Безопасность, которую она испытывала рядом с Шоном, была так же приятна, как его поцелуи.

– Это отличная мысль! – воскликнула Пэм, выводя ее из задумчивости. – Как ты считаешь, Блэр?

– Хм, я… – пробормотала Блэр. Взяв блюдце, протянутое Шоном, она поняла, что сейчас стала центром разговора, который пропустила мимо ушей. – Я даже не знаю, – невнятно ответила она.

«О чем же, черт возьми, речь?»

Толковая Пэм быстро поставила все на свои места.

– Местная танцевальная школа – сущий кошмар. Я бы, скажем, хотела, чтобы моя Мэнди начала заниматься балетом, но у меня нет ни малейшего желания выбрасывать деньги на ветер. Ты же сама знаешь, что, если ребенка учат неправильно, мышцы у него будут формироваться не так, как надо. Блэр, ты ведь смогла бы вести несколько классов, пока здесь живешь?

– Послушай, но…

– Я бы сама с удовольствием записалась в балетный класс, – заявила одна из дам, – конечно, если это будет без чрезмерных нагрузок. Главное – упражнения на растяжку помогут убрать лишний вес.

Несколько других голосов энергично поддержали Пэм.

– Вы хотите, чтобы я вела балетные классы? – переспросила Блэр, до которой наконец это дошло.

– Да! Почему бы тебе не согласиться?

5

Блэр оглядела лица обступивших ее людей и ненатурально засмеялась.

– Все прекрасно, за исключением того, что я не преподаватель.

– Но ты танцовщица, и самая лучшая из тех, кого мне случалось видеть. Так что не скромничай. – Видя, что Блэр хочет возразить, Пэм продолжала уговаривать ее: – Ты ведь помешана на танцах, и если ты некоторое время не сможешь выступать, то это и для тебя неплохой вариант.

Гости кивали и поддакивали Пэм.

– А не повредит ли это твоим ногам? – услышала Блэр спокойный баритон у самого своего уха и, повернувшись, увидела внимательные глаза Шона.

– Не думаю. Доктор сказал, что регулярные упражнения с минимальной нагрузкой будут даже полезны для ног и обеспечат сохранение мышечной силы. Тогда будет легче вернуться к прежней форме после шестимесячного перерыва.

– Ну, стало быть, договорились! – воскликнула Пэм, сияя от радости.

– Постой, постой, Пэм. Но ведь для занятий нужна студия.

– Да… В самом деле. – Пэм в раздумье сморщила лоб.

– Видимо, нужна большая комната, деревянный пол? – спросил Шон.

– Да, – ответила Блэр.

– Несколько месяцев назад я купил гимнастический зал, собираясь преобразовать его в клуб здорового образа жизни. Там есть как раз такая комната, которая нам нужна. Можно использовать ее. Я готов сделать необходимый ремонт.

– Великолепно! – Пэм захлопала в ладоши.

– Но мне придется считать деньги, учитывать доходы и расходы, а я совсем не хочу этого. – Блэр еще пыталась возражать, но уже чувствовала, что у нее не хватит сил отказаться.

– Я не возьму с тебя арендной платы за помещение, но ты будешь давать бесплатные уроки. Такова наша программа общественной работы. – Шон огляделся и понял, что все одобряют его предложение.

– Мне нужны диски с музыкальными записями, аппаратура для проигрывания и еще…

– Я как раз купил проигрыватель на аукционе, который устраивали у нас в полиции, – подал голос Джо. – Пусть он станет моим вкладом в это дело.

– А что касается дисков с танцевальной музыкой, – заметила Пэм, – так ведь у нас с тобой, подруга, их столько, что хватит на десять студий. Так что, сама видишь, все главные проблемы решены.

Блэр, размышляя, облизнула губу кончиком языка. Хотя она еще не прожила тут и недели, но одно уже поняла: время в Тайдлендсе течет гораздо медленнее, чем в Нью-Йорке. Она собирается прожить здесь шесть долгих месяцев. Если ничем не заниматься, можно сойти с ума. Так что, пожалуй, надо соглашаться.

– Я могу учить основам балета девочек и мальчиков не старше двенадцати лет, – сказала Блэр. – Для вас, милые дамы, я готова вести занятия по ритмической гимнастике, но мне нельзя делать упражнения, требующие большой физической нагрузки.

– Ну, это мы сможем и без вас, – заявила одна из дам.

Пэм взяла Блэр за руки.

– Значит, ты согласна. Знаешь, Блэр, тебе это тоже принесет пользу. Не будь я в этом уверена, я бы тебе этого не предложила.

Блэр подняла глаза на Шона. Он внимательно смотрел на нее, но по его лицу нельзя было определить, одобряет ли он ее решение.

Потом Блэр взглянула на Пэм и пожала плечами.

– И в самом деле. Почему бы мне не взяться за это?

Гости разъехались по домам. Но Шон и Блэр остались, чтобы помочь Пэм все убрать.

– Может, ты и окна мне вымоешь? – пошутила Пэм, глядя, как Блэр ставит последнюю тарелку в посудомоечную машину.

– Чуть погодя, когда они станут совсем мутными, – ответила Блэр, захлопывая дверцу машины и включая мотор.

Машина произвела звук, напоминающий предсмертный хрип.

– Она все время так хрипит или иногда замолкает? – спросила Блэр.

– Слава Богу, замолкает. Но, думаю, нынешней ночью я засну без задних ног, не слыша никакого хрипа. Кстати, не забыла ли я поблагодарить вас с Шоном за то, что вы уложили моих сорванцов?

– Мы сделали это с удовольствием, – сказал Шон, входя в кухню из внутреннего дворика, где они с Джо выпили напоследок еще по чашечке кофе. Шон подмигнул Блэр, и она еле удержалась от того, чтобы не засмеяться.

Пэм, увидев Джо, пошла ему навстречу, а он уже протянул руки, чтобы заключить ее в объятия.

– Отличный вечер получился, – сказал он, обнимая ее. – Ты можешь гордиться собой.

– Спасибо, но я совершенно измотана.

– В таком случае попрощаемся. Спокойной ночи, – сказал Шон. Он взял Блэр за руку и повел ее к двери.

– Не думайте, что я вас выпроваживаю, – смущенно пробормотала Пэм.

– Полагаю, Блэр тоже устала. Кроме того, ей теперь нужно о многом поразмыслить.

– Неужели я в самом деле согласилась вести танцевальные классы для детей и домашних хозяек? – вздохнула Блэр.

– Именно так, – весело улыбнулась Пэм.

– Но это лишь временно, как ты понимаешь. Только пока я здесь.

Улыбка исчезла с лица Пэм.

– Я как-то не подумала об этом. Я уже стала привыкать к тому, что ты живешь в нашем городе.

На несколько секунд воцарилось молчание, потом Шон сказал:

– Блэр проживет здесь как минимум шесть месяцев. Но если уж птичка попалась в наши сети, я постараюсь, чтобы она так легко из них не вылетела.

Все засмеялись, благодарные Шону за шутку, разрядившую атмосферу.

– Если на меня налезет мое старое трико, я первая запишусь на ритмическую гимнастику, – заявила Пэм.

– Смотри только не похудей от этих упражнений, – попросил Джо. – Мне нравится твоя теперешняя форма.

15
{"b":"4626","o":1}