ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сказав, что позавтракают они позже, Шон взял Блэр на руки, вытащил ее из грузовика и донес до двери дома.

– Шон, в этом нет необходимости, – попыталась протестовать Блэр.

– Ну, это как сказать. Ведь не далее как прошлой ночью я видел твое лицо, искаженное от боли. И кроме того, это дает мне право дотронуться до тебя.

Блэр, конечно, утаила, что она и сама с нетерпением ждет момента, когда он обнимет ее. Ей нравилось прижиматься к его груди. Ее руки так свободно обвивали его шею под светлыми прядями волос, спускавшимися на воротник. Когда Блэр чувствовала прикосновения его рук, по ее телу словно пробегал электрический ток.

– Кроме того, ведь друзья могут не слишком чиниться друг с другом, – шепнул он.

Она тут же опустила руки и сделала вид, что его насмешки ей крайне неприятны.

Шон очень осторожно опустил ее на землю, предварительно убедившись, что она не упадет. Затем вставил ключ в замочную скважину и сказал:

– Здесь повсюду беспорядок, так что не пугайся. Через недельку все будет как надо.

Хорошо еще, что он предупредил ее. Иначе крик ужаса, который она издала, войдя в это здание, был бы куда громче. Здесь царил полнейший хаос. Пол был завален строительным мусором, с потолка во многих местах обвалилась штукатурка. Стены были в трещинах и выбоинах. Казалось, в зале учинил разгром какой-то разгневанный великан.

Блэр растерянно повернулась к Шону. Ее лицо выражало полное замешательство. Зеленые глаза смотрели на Шона с недоумением. Он положил руку ей на плечо.

– Не вешай нос. Повторяю: пугаться не надо.

– Но это… это же невозможно.

– Никогда не говори «невозможно». Посмотрела бы ты, какие дома мне приходилось ремонтировать. Некоторые из них простояли сотню лет, а то и больше. А этому всего около сорока. – Шон засмеялся, глядя на ошарашенную Блэр.

– Приступим в понедельник с утра. Я вызову бригаду, и она уберет весь этот мусор. Затем придут мастера и займутся отделкой стен и потолка. А полы здесь, по-моему, в хорошем состоянии. Как ты считаешь?

Он сгреб ногой мусор в том месте, где они стояли, и Блэр посмотрела вниз.

– Кажется, да.

– Его нужно отциклевать и покрыть лаком. Потолочное окно в порядке. Оно не протекает. Я, конечно, проверю еще раз.

Преодолев изумление, Блэр поняла, что у этого помещения есть и достоинства. Она взглянула на огромное потолочное окно.

– Мне оно нравится, – сказала Блэр. – Нет ничего хуже, чем темная студия.

– Что тебе здесь понадобится? Я ведь полный невежда в вашем деле и не знаю, как должна выглядеть танцевальная студия.

– Одна стена должна быть зеркальной. – Шон достал блокнот и начал делать заметки. – Конечно, станок. Думаю, что смогу сказать тебе, что в Нью-Йорке можно достать оборудование для студии.

– Хорошо. Что еще?

– Раздевалка.

– Здесь есть комната для переодевания с туалетом и душем. После небольшого ремонта она будет в полном порядке. Еще есть небольшой кабинет, который ты сможешь использовать как офис. Наверное, понадобится хорошо запирающееся помещение для хранения проигрывателя, дисков и прочего. Я подумаю об этом.

– Шон, – озабоченно сказала Блэр, – я не хочу, чтобы ты вкладывал свои средства в эту студию. Ведь это же большие деньги. Я скажу об этом Пэм. Ты…

– Позволь мне самому решать, на что мне тратить деньги. Я предоставляю это зданием вам. От него мне нет никакого проку, оно просто стоит и разрушается. Сущее бельмо на глазу. Сам Бог велел отдать его под танцевальные классы.

– Но ведь это только на время! – воскликнула она.

– Неужели? – Казалось, он видит ее насквозь.

Под этим пристальным взглядом она смолкла, но лишь на минуту.

– Да. Как только смогу, я уеду в Нью-Йорк и снова начну танцевать, – твердо сказала она.

– Тогда тебя не должно интересовать то, чем я сейчас занимаюсь, – холодно заметил он. – Я вчера говорил тебе, что купил это здание, собираясь когда-нибудь превратить его в клуб здорового образа жизни. То, что я сейчас намерен сделать, можно рассматривать как первый этап восстановления здания. Обычное капиталовложение.

Уязвленная его словами и тоном, Блэр повернулась и отошла вглубь зала, минуя кучи мусора. Лучше держаться подальше от Шона. Соблюдать дистанцию, так сказать. Рядом с ним она теряла рассудок. От его язвительных слов у нее начиналось сердцебиение, и она теряла уверенность в том, что ей хочется вернуться на сцену. Нет! В этом нет никаких сомнений. Конечно же, она вернется. Ведь в этом вся ее жизнь. И все же этот случай ясно показывает, как чувственность Шона легко одерживает победу над ее здравым смыслом.

Чем внимательнее осматривала Блэр этот зал, тем невыполнимее представлялась ей задача сделать его пригодным для занятия танцами. Шон, обходя зал, простукивал стены, чтобы определить, где проходят балки.

Блэр подошла к двери, ведущей в небольшой кабинет. Верхняя половина двери была стеклянной, и сквозь запыленное стекло она увидела, что кабинет так же загажен и обшарпан, как и зал. Несколько раз толкнув дверь, Блэр открыла ее, и в нос ей ударил затхлый запах.

Растревоженные мыши бросились врассыпную, до смерти напугав Блэр. Она заорала, когда один мышонок пробежал совсем рядом с ней. Услышав ее вопль, мышонок изменил направление и, махнув хвостом, скрылся под зеленым металлическим шкафом, стоявшим в углу кабинета.

– Что случилось? – встревоженно крикнул Шон и бросился к Блэр через груды мусора.

Блэр метнулась назад и, забыв про свои травмы, побежала по шаткому полу.

– Осторожно, Блэр! – воскликнул Шон. – Стой! Остановись!

Кинувшись в объятия Шона, Блэр обхватила руками его шею, ногами – талию и прижалась лицом к его подбородку.

– Ну, ну! Все в порядке! Я с тобой, – успокаивал ее Шон, крепко прижимая к себе. – Что тебя напугало? Змея? Паук? Крыса?

Блэр подняла глаза. Ее лицо было бледным как мел. Зрачки расширились от ужаса.

– Крысы? Боже мой! Я думала, это мыши. Неужели крысы? – Вздрогнув, она закрыла глаза и снова опустила голову, прижавшись к его шее.

– Скорее всего, это мыши. Ручаюсь, что ты напугала их больше, чем они тебя.

Блэр покачала головой:

– Ненавижу всех этих тварей. Отвратительные маленькие создания с глазками-бусинками, пролезающие во все щели. Не могу понять, когда дома держат белых крыс или хомяков.

– Обещаю не дарить тебе никого мельче сенбернара.

Немного придя в себя, Блэр поняла, что он прижался ртом к ее уху, губами отвел в сторону пряди ее волос, и его дыхание касалось ее. Он щекотал Блэр усами и покусывал зубами ее шею.

Она откинула голову.

– Я совсем перепугалась, потому и вспрыгнула на тебя.

– Уверяю тебя, мне это только приятно. – Он насмешливо смотрел на Блэр и самодовольно улыбался.

Оценив ситуацию, Блэр смутилась: ведь она просто сидела у него на руках! Блэр залилась краской.

– Я… Со мной теперь все в порядке. Опусти меня на пол.

– Да мне совсем не тяжело. Правда. – Эти слова не вызывали сомнений.

– Шон! – угрожающе сказала она. Но он только рассмеялся.

– Отпусти же меня наконец.

Все еще держа ее на руках, Шон пошел к двери. Он смотрел прямо на нее, но она отвела глаза в сторону. Каждое прикосновение к ней доставляло ему наслаждение. Выйдя на улицу, он осторожно спустил ее на землю. Пока Шон запирал дверь, Блэр уже прошла половину расстояния до грузовика.

– Я бы донес тебя, – крикнул он ей вдогонку.

– Я же сказала, что со мной все в порядке. Если я не буду ходить, суставы утратят гибкость.

Шон пробормотал что-то вроде «черт возьми», но она, не слушая его, забралась в кабину и захлопнула за собой скрипучую дверцу. Если бы он еще раз дотронулся до нее, она бы взорвалась от сжигающей ее страсти и никогда уже не стала бы прежней Блэр Симпсон. Из того, что осталось бы от нее, вероятно, можно было бы склеить кого-нибудь другого, но прежняя Блэр уже не возродилась бы. Каждая клеточка ее тела жаждала прикосновений Шона. Но, случись это, Блэр Симпсон исчезла бы.

18
{"b":"4626","o":1}