ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пэм у тебя?

Ошеломленная, Блэр огляделась, словно и в самом деле могла увидеть Пэм у себя в комнате.

– Нет, откуда ей тут быть? Она…

– Ты видела ее? Знаешь, где она? – перебил ее Шон.

– Я… – Блэр не удивляло, что Шон все еще сердится на нее. – Шон! Что-то случилось?

– Мне нужны Пэм или Джо. Несчастный случай с Эндрю. Он расшибся.

10

Блэр растерялась.

– Несчастный случай? Но что произо…

– Я работал на крыше, а он полез по лестнице, чтобы подать мне мешочек с гвоздями. Проклятая лестница покачнулась – он упал и ударился головой о цементную плиту. Там все в крови, а он без сознания.

Блэр закрыла глаза дрожащей рукой. Эндрю без сознания! Всегда такой веселый, оживленный Эндрю! Он истекает кровью? Нет! Нет!

– Он что… не шевелится? Т… ты вызвал «скорую помощь»?

– Нет, он не шевелится, а скорую помощь я вызвал – сейчас приедут. Час назад Пэм была с детьми. Сержант, начальник Джо, связывается с ним по рации. Если отыщется Пэм, нужно направить ее в больницу.

Пэм! Сердце Блэр сжалось при мысли о том, что будет с Пэм, если Эндрю серьезно покалечился или… Представив себе горе подруги, Блэр схватилась за грудь. Шон сказал:

– Мне нужно найти ее. – Он повесил трубку.

Блэр рассеянно прижимала трубку к уху.

«Господи! Пожалуйста! – взмолилась она. – Только не Эндрю! Только не Пэм! Пусть с мальчиком все будет хорошо! С ним должно быть все хорошо! Там Шон. Шон! Он один. Он в отчаянии. Он обожает этого мальчика».

Блэр вскочила с постели, словно кто-то толкнул ее, и тут же вскрикнула от резкой боли в коленях. С такой болью она едва ли сможет передвигаться. У Блэр перехватило дыхание. Она попыталась совладать с болью, и ей показалось, что она стала немного меньше.

Осторожно добравшись до комода, Блэр достала шорты и футболку, надела их и, превозмогая боль, спустилась по лестнице.

Черт возьми! Нет машины. Там, где она ожидала увидеть «мерседес» Шона, стоял его допотопный грузовик. Но сокрушаться было некогда.

Подойдя к грузовику, Блэр открыла дверцу. Шон говорил ей, что на всякий случай держит под сиденьем запасной ключ. Рискуя перепачкаться, Блэр пошарила в поисках ключа и тотчас нашла его. Однако она понятия не имела, как здесь переключаются скорости. Блэр повернула ключ. Безрезультатно.

– Черт побери! – выругалась она. – Ну давай же, дурацкий грузовик, заводись. – Она нажимала то на педаль сцепления, то на акселератор – все напрасно.

Блэр положила голову на руль и дала волю слезам. Они начали подступать к горлу еще тогда, когда она услышала в трубке взволнованный голос Шона. Вскинув голову, она вцепилась обеими руками в руль и начала трясти его.

– Я должна ехать к нему. Должна! Вперед, старый черт! – злобно крикнула Блэр. В этом крике была душевная боль, горечь несбывшихся надежд, отчаяние. – Заводись!

Предприняв еще одну безуспешную попытку, Блэр распахнула дверцу и выскочила из грузовика, дико озираясь вокруг и пытаясь найти выход из положения. В отчаянии она ломала руки. Вдруг ее взгляд задержался на заднем дворе. Блэр словно осенило. Она увидела узкий проход вдоль боковой стороны дома. «Короткий путь! – прошептала она. – Эндрю ходил этой тропинкой». Она вспомнила, как Эндрю взахлеб рассказывал ей про свою тропинку, намного сокращавшую расстояние между домами Пэм и Шона.

Ощутив внезапный прилив сил, Блэр кинулась к узкому проходу. Она забыла про боль в коленях, почти не чувствовала ее.

Милый, дорогой Эндрю. Ведь он любит ее. Так говорила Пэм, ее лучшая подруга Пэм, чьи добрые советы, такие разумные, Блэр часто находила смешными. Сейчас Пэм грозит беда. Она всегда прибегала к помощи Пэм. Настало время отплатить добром за добро. Она даже ни разу не сказала Пэм, как высоко ценит ее дружбу. А Шон? Он любит ее. Или любил, пока она не отвергла его любовь. Не оставляй меня, Шон! Пожалуйста!

Блэр бежала через задние дворы и закоулки. Она не замечала, с каким удивлением смотрят люди на нее, несущуюся по задворкам. Перед глазами у нее стоял Шон, выходящий из моря, обнаженный, сильный, энергичный, доверчивый и ждущий доверия от нее.

Она не слышала своего частого дыхания. В ее ушах звенел смех Шона. Она не ощущала, как бешено бьется ее сердце, словно готовое выскочить из груди, но Блэр казалось, будто Шон нашептывает ей слова любви. Эти слова, как целебный бальзам, поддерживали ее дух и давали силы бежать дальше.

Пот струился по ее телу, но этого она тоже не замечала, вспоминая ласки Шона – нежные, полные любви, трепета и желания.

И с чего она взяла, будто может прожить без этого? Нужно бежать к Шону, показать ему, что она тоже любящая и ласковая. Ведь она действительно любит его и тревожится о нем. Сейчас он впервые нуждается в ней. Она не должна позволить ему пасть духом. Бежать! Бежать! Еще одна улица, и она у цели.

Блэр помчалась еще быстрее. Она уже видела каркас крыши, на которой работал Шон. «Слава Богу! Слава Богу! Я почти добежала», – повторяла она, преодолевая последние метры.

Блэр продралась сквозь живую изгородь из колючего кустарника, окружающую дом. Он был как раз через дорогу от дома Дельгадо. Но вдруг все поплыло перед ее глазами. Блэр увидела Шона, Пэм и Джо, стоявших возле Эндрю. Он сидел на крыльце, голова была перевязана, на повязке виднелась кровь. Кажется, с ним все в порядке. Если бы ему было плохо, он бы не сидел…

Джо поднял голову. До нее будто издалека донесся его крик:

– Блэр!

Пэм и Шон обернулись. Казалось, они плыли по воздуху, как во сне. Внезапно их лица выразили изумление и испуг. Они бросились к ней. Последнее, что слышала Блэр, это крик, замерший на губах Шона.

Блэр и не сознавала, что бежит почти не разгибая колен, что ноги едва держат ее. Она почти не ощутила удара, внезапно рухнув на землю, но удивилась, что под ней горячий асфальт. Впервые в жизни Блэр потеряла сознание.

– Нет, это абсолютно невозможно!

– Но, Пэм…

– Знаю, что я Пэм. Еще раз говорю тебе, что, если хочешь остаться здесь, в моем доме, – милости просим, я буду выносить за тобой судно, готовить еду, стирать, делать тебе массаж и все, что нужно. Но я не желаю заниматься твоими квартирными делами.

– А я-то думала, что ты настоящая подруга, – проговорила Блэр.

Прошло уже четыре дня после того, как Эндрю упал с лестницы. Он чувствовал себя отлично и гордился большой повязкой на голове. Блэр уже могла сидеть в постели с подушкой под коленями, а утром отказалась от лекарства, поскольку острая боль исчезла. По этому случаю Блэр попросила Пэм помочь ей облачиться в блузку и брюки.

Пэм поместила ее в уютной комнатке, слишком маленькой для спальни и чересчур большой для кладовки. Обычно Пэм шила здесь и хранила кое-какие вещи. Блэр не могла понять, как удалось Джо втащить сюда двуспальную кровать. Придя в себя после обморока, вызванного болевым шоком, Блэр обнаружила, что лежит на этой кровати. Целых два дня мучительная боль не давала ей ни на чем сосредоточиться. Но вчера Блэр решила, что, видимо, все-таки выкарабкается. Сегодня она уже не сомневалась в этом.

– Конечно, я твоя подруга. Я готова отправить тебя на уик-энд с моим мужем и знаю, что все будет в порядке, но делать за тебя грязную работу отказываюсь. Если ты хочешь съехать с квартиры Шона и вообще уйти из его жизни, заплати ему и верни ключ. Но только сама.

Рассерженная, Пэм подошла к стулу, единственному, кроме кровати, предмету обстановки, и, усевшись, раздраженно поглядела на подругу.

– Вы с Шоном вымотали мне нервы, понимаешь? Он обходит эту часть дома, будто тут прокаженные. Работает только в игровой комнате. Потом уходит. Рычит на всех. А на самом лица нет. Выглядит ужасно, почти так же, как ты.

– Спасибо за комплимент, – оборвала ее Блэр.

– Он думает, что ты ненавидишь его.

– Ненавижу?

– Да. Вы, умники, стоите один другого. Ведь он рассуждает так: ты повредила себе колени, спеша на помощь к нему и Эндрю. Значит, ты никогда уже не простишь его за звонок, так взбудораживший тебя в то утро.

33
{"b":"4626","o":1}