ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Потерянные боги
Последняя из рода Теней
Непобежденный
Диверсант
Четырнадцатая золотая рыбка
Сияющие высоты
Погребенные
Мастер дверей
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
A
A

Пока губы Лоры продолжали с готовностью участвовать в этом совершенно фантастическом по своей чувственности поцелуе, Джеймс закончил расстегивать ее блузку. Обняв ее за плечи, он расстегнул лифчик. Руки скользнули по бокам, под расстегнутый лифчик, пока не легли на теплые и упругие холмики ее груди.

— Боже, мне всегда до смерти хотелось сделать это! — сказал, вернее, прорычал Джеймс ей в ухо. Губы его заскользили вниз по шее Лоры, пока руки знакомились с ее грудью. — Ты меня сводишь с ума, совершенно сводишь, — простонал он, когда кончики его пальцев легко коснулись нежных бутонов.

Лора издала стон, выражавший одновременно и желание, и стыд, когда ее соски налились под нажимом его умелых рук. Она почувствовала себя теплой и влажной в самом сокровенном уголке своего тела. Впервые в жизни она захотела принадлежать мужчине.

— Так, малышка, так. Ну-ка, хотя бы помурлыкай сейчас для меня. Потому что, когда я буду в тебе, наши тела воистину запоют. Обещаю.

Джеймс слегка согнул колени и потерся о ее груди открытым ртом. Его руки гладили бедра Лоры, слегка раздвинув их, так что, когда он выпрямился, его мужская плоть оказалось в мягкой, податливой впадине.

— Джеймс! — Лора затрепетала и одновременно занервничала.

Его неистовство тут же сменилось нежностью, и он стал тихо успокаивать Лору:

— Ш-ш-ш. — Он пропустил пальцы сквозь ее волосы и прижался губами к щеке, тяжело дыша, пока оба они не успокоились. — Не волнуйся. Я не хочу, чтобы в наш с тобой самый первый раз это случилось в сарае. Мне нужна постель. Брачное ложе. И ты на нем. — Он отодвинулся от Лоры и осторожно запахнул блузку у нее на груди. — У меня была жена, но это был лишь юридический термин. — Джеймс обхватил руками ее лицо и снова стал всматриваться в него, любуясь. — Ты будешь моей новобрачной.

Как только все было окончательно решено, Джеймса с его напором парового катка невозможно было остановить. Судя по всему, он думал об их женитьбе даже больше, чем признался. Иначе все не получилось бы так гладко, с точностью отлаженного часового механизма.

Джеймс позвонил Лоре вечером того же дня, чтобы сообщить, что свадьба состоится в здании суда в субботу. Таким образом, у нее оставалось меньше недели, чтобы подготовиться.

На следующее утро знакомый пикап с урчанием подкатил к парадной двери дома. Бо, муж Глэдис, бывшей экономки семьи Ноланов, даже не успел помочь супруге выйти из машины — так быстро она выбралась сама и с пыхтением одолела ступеньки переднего крыльца, чтобы обнять Лору, которая наблюдала за их неожиданным прибытием с открытым от удивления ртом.

— Ох, как я рада видеть вас! — воскликнула Лора. — Но что вы делаете здесь так рано утром?

— Вернулись обратно на работу, вот что, — ответила Глэдис.

— Обратно на…

— Мистер Пейден снова нанял нас, и, сдается мне, очень вовремя, — сказала Глэдис с напускной ворчливостью. — Не могу представить, что там творится на моей кухне.

Она вытащила фартук из огромной сумки и завязала его на своей внушительной талии.

— Бо, ты что, так весь день и будешь стоять столбом и глупо улыбаться или же наконец перенесешь наши вещи в дом и начнешь приводить двор в порядок? Боже, Боже, вы только посмотрите на эту клумбу! — Глэдис по-хозяйски обняла Лору за плечи. — Пойдем в дом, моя овечка. Уходи с этой жары. Я соображу тебе чего-нибудь на завтрак. А то ты тоньше, чем ивовый прутик. Бьюсь об заклад, ты нормально ни разу не поела с тех пор, как уехала твоя Глэдис.

Со свойственной ей манерой командовать всеми Глэдис вновь приступила к выполнению обязанностей экономки. Заметив слезы в глазах Лоры, она тут же забеспокоилась и заключила молодую женщину в свои удушающие объятия.

— Нет, нет, ничего не случилось, — заверила ее Лора. — Просто я так рада, что вы с Бо вернулись.

— Ну будет же, будет, моя овечка, перестань плакать. Мы о тебе позаботимся, как и обещали твоему папе. А теперь у меня есть еще кого баловать — это Мэнди Пейден. Девчушка напоминает мне тебя, когда ты была в ее возрасте.

Возвращение Бертонов освободило Лору от необходимости заниматься домашним хозяйством. Единственное неудобство, вызванное этим событием, состояло в том, что теперь у нее появилось больше времени размышлять о предстоящем браке с Джеймсом Пейденом.

Вскоре эта новость была объявлена официально. Лора действительно собиралась выйти замуж за Джеймса. Она надеялась, что об их свадьбе будет лишь небольшое сообщение в колонке светской хроники. Но оказалось, что городская газета напечатала о них огромную статью. Лора была представлена в ней ни больше ни меньше как самая очаровательная леди, — первая красавица светского общества в Грегори, а Джеймс изображен как вернувшийся с победой герой. Пейден посмеялся над помпезностью статьи, вспомнив то время, когда кто-то в этой же газете написал статью о «вандализме» в средней школе.

— Это было, когда мы с дружками напились и решили, что пушка конфедератов перед зданием суда будет выглядеть лучше, если ее покрасить в розовый цвет.

— И вы действительно это сделали? — воскликнула Лора, со смехом вспоминая негодование, которое вызвал этот инцидент у граждан города. Они с Джеймсом сидели на крыльце Индиго-плейс в плетеном диване-качалке. Мэнди была на кухне, «помогая» Глэдис печь пирожные к чаю. — Ходили слухи, что это твоих рук дело, но я думала, что это просто сплетни.

— Мы использовали смываемую краску. — В голосе Джеймса прозвучало раскаяние, но при этом он лукаво подмигнул ей, и Лоре сразу подумалось, что он повторил бы эту выходку и сейчас, если бы только представилась хоть малейшая возможность.

— Какой ты плохой мальчик.

— Да уж, действительно. — Пейден притянул ее к себе для очередного весьма сексуального поцелуя. —

Я и тебя сделаю такой, — пообещал он страстным шепотом.

Именно этого Лора и боялась. С тех пор как она приняла предложение Джеймса, он не упускал случая, чтобы поцеловать или нежно погладить ее. Каждый из этих поцелуев заставлял ее трепетать от желания. И хотя ей нравилось это чувство, оно в то же время и пугало.

Внешне город радушно принял блудного сына, но Лора не обманывалась по поводу этой внезапной перемены. В представлении жителей Грегори Джеймс навсегда останется полубеспризорным мальчишкой Пейденом, вечным сорванцом. Теперь, когда мисс Лора Нолан собиралась стать женой этого необузданного парня, она стала предметом косых взглядов и слухов — тех, что сопровождали раньше девочек, решавшихся отправиться с Пейденом в кино на его машине.

Лора ходила с гордо поднятой головой и сдержанно принимала поздравления со свадьбой. Сидевший же внутри ее чертик так и подмывал сказать: «Да, поцелуи этого дикаря действительно так хороши, как о них говорят, и даже гораздо лучше».

Если отношения между женихом и невестой вызывали у городских всезнаек лишь любопытство, то они совершенно исходили завистью по поводу бриллиантового кольца, отягощавшего левую руку Лоры шестью с половиной каратами.

— Но, Джеймс, это… я не могу… почему…

Когда он надел кольцо на указательный палец Лоры, она не смогла вымолвить ни слова.

— Бриллиант напомнил мне тебя, — сказал Пейден, глядя неотрывно в ее глаза. — Внешне такой холодный и гладкий, но внутри весь полыхает.

— Но он такой… огромный.

Последнее слово было произнесено слабым голосом. Джеймс в это время нежно покусывал мочку ее уха.

— Малышка, я жду не дождусь, чтобы разжечь в тебе этот самый огонь.

Руки Лоры свободно обвились вокруг его шеи, и она полностью отдалась страстному поцелую.

— Где мы будем спать? — пробормотал он у самых ее губ, когда слегка отстранился от нее.

— Когда? — переспросила Лора, опьяненная поцелуем и почти уверенная в том, что он намерен прямо сейчас уложить ее в постель.

Он хмыкнул:

— Когда поженимся.

— О! — Покраснев до корней волос, она оттолкнула Джеймса и безуспешно попыталась пригладить волосы. — Не знаю, о чем я думала.

21
{"b":"4629","o":1}