ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зато я знаю. — Лениво улыбаясь, Пейден скользнул пальцами по ее груди. — И мне нравится эта идея. Очень. Но я хочу подождать до субботней ночи. А пока просто хочу наслаждаться мыслями о тебе. Кроме того, боюсь, Глэдис отстегает меня, если я только допущу неверный шаг по отношению к ее милой овечке.

Лора задрожала от ощущений, которые вызвали его пальцы, но заставила себя сосредоточиться на вопросе, который затронул будущий супруг.

— Мэнди займет мою спальню, так ведь?

— Скорее всего. Она называет ее «комнатой принцессы», — сказал он с улыбкой, которая обычно предназначалась его дочери. — И в любом случае эта спаленка теперь слишком мала для нас двоих, как ты считаешь?

— Пожалуй. И в парадных покоях есть камин, а это так приятно в холодные зимние вечера.

— Только для уюта. Для тепла он нам не потребуется.

— Да, система кондиционера действует в доме круглый год.

— Я совсем не это имел в виду. — Его рука обвилась вокруг Лоры, он прижал ее к себе. Джеймс нагнул голову, и последовал еще один продолжительный поцелуй.

На следующий день Лора старалась не думать об этом поцелуе. Они вместе с Глэдис начали готовить парадные покои для молодоженов. Со времени смерти ее матери спальня и прилегающие к ней гардеробная и ванная приобрели какой-то холостяцкий дух. Старый Рэндольф Нолан на всем сумел оставить свой отпечаток.

Не лишая свою старую спальню очарования «комнаты принцессы», Лора перенесла кое-какие свои вещи в парадные покои. Застелила постель новым бельем, повесила в ванной новые полотенца. Они с Глэдис остались довольны результатом. Сейчас парадная спальня стала смотреться уютнее, приобрела какие-то мягкие тона. «Романтично», — подумалось Лоре, но она решительно отогнала от себя это, как ей показалось, неуместное слово.

За день до свадьбы Джеймс и Мэнди официально переехали, привезя с собой совсем мало вещей — только одежду, книги и игрушки Мэнди. Пейден продал всю мебель вместе со своим домом в Атланте.

К наступлению темноты все устали, но это была приятная усталость. Мэнди немножко покапризничала, что придется провести еще одну ночь в отеле, но Джеймс пообещал дочери, что это будет последняя ночь. У Лоры после его прощального поцелуя перехватило дыхание и ослабели ноги.

— Потом, — с сожалением сказал Джеймс, когда наконец отпустил ее.

Невесте совершенно нечем было занять себя на следующее утро. Оставалось только страшиться предстоящей церемонии и «делать из себя красавицу», по выражению Глэдис.

И если бы не успокаивающее присутствие Глэдис рядом на лестнице, то Лора, может быть, так и не решилась бы сойти вниз навстречу Джеймсу, который приехал, чтобы отвезти ее в город.

— Что я наделала? — спрашивала она себя вновь и вновь.

Но когда вместе с Джеймсом она вошла в кабинет судьи и они начали давать брачный обет, Лора поняла, почему приняла предложение Пейдена. Она любила его. Теперь действительно любила. Хотела быть с ним. То, что она будет жить с ним не где-нибудь, а именно в Индиго-плейс, было дополнительной наградой. Но не такой уж значительной, подумала она, когда в конце короткой церемонии повернулась к Джеймсу и просто взглянула на его счастливое лицо.

— Привет, малышка, — прошептал он.

Его одежда полностью соответствовала случаю, поведение было безупречным. Но за всей этой внешней благопристойностью, подобающей торжественности момента, Лора по-прежнему видела мужчину необузданного, яростного и опасного — вечное заманчивое искушение для «порядочных девушек». Поцелуй, который он запечатлел на губах Лоры, был далек от общепринятых приличий. Он длился бесконечно, и судья дипломатично покашлял.

На церемонии бракосочетания присутствовали только Глэдис, Бо и Мэнди. До этого Лора осторожно спросила Джеймса, будет ли присутствовать его мать, но он резко ответил «нет». Лора сочла разумным оставить эту тему.

После церемонии Джеймс настоял на том, чтобы угостить их ужином с шампанским в самом шикарном ресторане города, где он заранее заказал столик.

К тому времени, как они вернулись в Индиго-плейс, голова у Лоры раскалывалась от боли. Нервы ее были на пределе. Джеймс, должно быть, почувствовал это. Он подошел к ней сзади, когда Лора помогала Мэнди распаковывать ее последний чемодан. Он мягко положил руки ей на плечи и сказал:

— Я плачу Глэдис за то, чтобы она делала эту работу. Иди в нашу комнату и отдохни. Я скоро приду.

— Но Мэнди…

— Я прослежу, чтобы она легла. — Он поцеловал Лору сзади в шею. — Сними это платье. Оно прекрасно, и ты отлично выглядишь в нем, но я уверен, что ты найдешь что-нибудь более… удобное… чтобы набросить. Прошу прощения за клише.

Лора поцеловала Мэнди, поблагодарила Глэдис и Бо, который вносил оставшиеся чемоданы Джеймса, и пожелала всем спокойной ночи.

Проглотив две таблетки аспирина, она приняла ванну, надеясь, что теплая вода снимет нервное напряжение. Долго просидела у зеркала, расчесывая волосы, втирая в кожу лосьон, пока она не стала как шелк. Лора даже подушилась в таких интимных местах, что это бросило ее в краску. Приготовив себя к брачной ночи, она стала зажигать в комнате ароматизированные свечи и наконец занялась постелью.

Ее усилия были вознаграждены. Когда Джеймс вошел в комнату, то на несколько мгновений замер на пороге, прежде чем тихо закрыл дверь. Увиденное приятно удивило его.

Лора, стоявшая посреди комнаты, нервно перебирая пальцами, спросила:

— Как Мэнди?

— Она уже спит. Уговорила Глэдис спеть ей колыбельную. Глэдис чуть не заснула раньше Мэнди. — Джеймс хмыкнул, снимая с себя пиджак. Он замечательно смотрелся в мастерски сшитой жилетке, которая облегала его стройный торс, сужаясь к талии.

Он бросил пиджак на кресло-качалку, которую Лора распорядилась перенести в их спальню. Лора взяла его пиджак и понесла в гардеробную. Джеймс последовал за ней, расстегивая пуговицы на жилетке. Она повесила пиджак на вешалку и протянула руку к жилетке, которую он бросил на пуфик у трюмо.

— Что ты делаешь? — Он поймал ее руку на полпути, когда она тянулась к вешалке.

— Вешаю твою одежду.

Он выдернул жилетку у Лоры из рук и небрежно бросил ее на пол.

— Это замечательно, что ты такая заботливая жена, но… — Он нагнул голову и потерся губами о ее шею. — Я в состоянии придумать кое-какие иные обязанности жены, которыми ты могла бы сейчас заняться.

Джеймс подхватил ее на руки и прижал к груди. Лора схватилась за его рубашку и держалась, пока он нес ее в спальню. Пристально и напряженно глядя Лоре в лицо, он подошел к кровати и опустил ее на пол.

— Я сказал тебе, какой прекрасной невестой ты была?

Лора покачала головой, и от этого движения ее волосы скользнули по пальцам, ласкавшим ее шею. Он осуждающе поцокал языком:

— Мне должно быть стыдно. Ты была… прекрасна. Платье сидело на тебе великолепно. — Его глаза пробежали вниз по ее телу, разглядывая нежно-голубое неглиже из шелка и кружев. — Но так ты мне больше нравишься.

Он прижался губами к ее рту. Их губы раскрылись, их языки переплелись, и поцелуй становился все глубже и глубже. Джеймс сбросил с плеч Лоры кружевной халат, и он скользнул на ковер к ее ногам. Лора задрожала от наслаждения, когда руки Джеймса легко пробежали по ее телу, часто задерживаясь, чтобы познакомиться с изгибом ее стана, с каждым укромным уголком.

Когда Джеймс поднял голову, он посмотрел на ее груди, поддерживаемые прозрачными чашечками, ничего не скрывавшими от его взора. Глаза его сузились, и он застонал:

— Боже, ты меня…

Он сжал зубы, из груди его вырвался хрип. Он зажмурился. Нащупав руку Лоры, он взял ее и прижал к рвавшейся из брюк плоти.

Лора побледнела, потом густо покраснела. Но Джеймс не видел этого, потому что его глаза были по-прежнему закрыты. Он лишь наслаждался восхитительным ощущением ее нежных пальцев, касавшихся его тела. Он шептал слова, которые шокировали Лору и одновременно заставляли трепетать.

— Хорошо, как хорошо, — бормотал Джеймс, словами возбуждая свою жену.

22
{"b":"4629","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Возрождение
Ненавижу босса!
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Подвал
Прощай, немытая Европа
О тирании. 20 уроков XX века
Айн Рэнд. Сто голосов
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы