ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Разве ты не понимаешь, какую ответственность взваливает на себя мужчина, когда лишает девушку невинности?

Лора, широко раскрыв глаза, непонимающе посмотрела на Джеймса и покачала головой. Он витиевато выругался и налил себе еще порцию бурбона. Выпив содержимое одним глотком, он с такой силой поставил стакан на столик, что зазвенела другая посуда.

Проходя по комнате, он погасил свет, затем, вызывающе покачиваясь, подошел к кровати. Он сильно нахмурился, отчего на лбу образовались морщины. Рот его был таким же капризным, как у маленького мальчика, чей воздушный змей только что запутался в ветвях дерева.

Он засунул пальцы за резинку плавок.

— Ты вообще когда-нибудь видела обнаженного мужчину?

Лора сильно сглотнула и покачала головой:

— Только в журналах.

Джеймс вновь выругался — не так громко, но более грубо.

— Ну так приготовься.

Она попыталась, но он совсем не дал ей времени. Да это и не имело значения, потому что ничто не могло бы подготовить ее к тому виду, в котором предстал перед ней Джеймс. Он все еще был возбужден. Но вместо того чтобы почувствовать страх или отвращение, как он, вероятно, предполагал, Лора была заинтригована, возбуждена — и глубоко разочарована, когда он погасил свет.

Она почувствовала, как матрас прогнулся под весом его тела, когда он устроился рядом с ней. Натянув на себя простыню, Джеймс повернулся к Лоре спиной.

Никогда в жизни Лора не чувствовала себя более отвергнутой. Она лежала в темноте, вся сжавшись, пытаясь не сотрясать постель своими рыданиями. Слезы лились у нее по щекам ручьем. Она не сдержалась и шмыгнула носом.

Джеймс повернулся к ней:

— Лора?

Когда она ответила тихим, прерывающимся от рыданий голосом, он чертыхнулся, но подвинулся к ней и обнял рукой за плечи.

— Не надо. Не плачь. Я не сержусь на тебя.

— Я всегда думала, что мужья хотят, чтобы их жены достались им девственницами. Вот никогда бы не подумала, что лично у тебя, наоборот, из-за этого пропадет желание.

Желание у Джеймса отнюдь не пропало, только он не стал сообщать об этом Лоре.

— Ты здесь совершенно ни при чем, — сказал он виновато, пропуская ее волосы сквозь свои пальцы. — Просто я никогда не рассчитывал на то, что именно я лишу девственности мисс Лору Нолан. Вот и все.

— Миссис Лору Пейден, — прошептала она в темноте.

Джеймс улыбнулся и, рискуя потерять выдержку, наклонился и нежно поцеловал ее в висок.

Глава 7

Джеймс сидел на пирсе, свесив ноги над водой, и обзывал себя самыми скверными ругательствами, которые только вообще мог припомнить. Когда он исчерпал весь свой запас, то начал придумывать их.

Прошлой ночью у него в постели была прекрасная женщина. Обнаженная — и жаждущая. Прекрасная, обнаженная, жаждущая женщина, которая к тому же еще и его жена… А он, как идиот, не стал заниматься с ней любовью. Впервые с тех пор, как он потерял невинность в нежном тринадцатилетнем возрасте с опытной девицей восемнадцати лет, взявшей на себя инициативу, Джеймс Пейден оказался неспособен взять женщину.

Неспособен не в физическом смысле. Черт, нет, конечно, не в физическом. В этом смысле он до сих пор был готов. Несколько раз в течение ночи Джеймс просыпался, мучаясь от желания. Рядом с ним спала Лора. Он чувствовал ее запах, исходящее от нее тепло, слышал ее мягкое дыхание.

На рассвете, разозлившись на себя, он встал и потихоньку покинул спальню, стараясь не разбудить жену. Надев только шорты, которые бесшумно достал из ящика комода, он вышел из дома.

Утро было влажным и безветренным. Гардении и жимолость, в изобилии росшие в лесу, окружавшем Индиго-плейс, 22, наполнили своим ароматом теплый воздух. Солнечные лучи пробивались сквозь туман, нависший над заливом Сент-Грегори, — пока еще недостаточно теплые, чтобы разогнать его.

Почему? — спрашивал он себя. Почему то, что Лора оказалась целомудренной, явилось для него таким мощным сдерживающим моментом? Джеймс все думал и думал над этим вопросом и наконец пришел к некоторым выводам.

Во-первых, у него никогда не было девственницы — по той самой причине, что он назвал Лоре прошлой ночью. Он не хотел брать на себя ответственность. Странно, что такой ловелас, как он, испытывал подобные угрызения совести — но так оно и было.

Его никогда не останавливало то, что он может еще больше испортить плохую или сомнительную репутацию женщины, но совесть не позволяла ему скомпрометировать девушку. Ему также было неприятно причинять боль. Секс для Пейдена всегда был чистым удовольствием. Ему было невыносимо думать, что его партнерша не получает от этого хотя бы какого-то удовлетворения.

«Но она же моя жена!» — спорил он сам с собой.

И все же для Джеймса оказаться первым возлюбленным Лоры Нолан означало огромную ответственность. Он не был уверен, что выдержит ее. Его раздражало то, что он чувствовал себя недостойным такой женщины, но именно в этом и была причина его колебаний.

Когда тебя изначально окрестили отщепенцем, то постепенно и сам начинаешь думать, что, может, люди и правы. Вряд ли можно было бы найти более разных людей, чем они с Лорой. В глазах всего общества они абсолютно не подходили друг другу. Лора Нолан представляла одну из самых аристократических семей Джорджии. А Джеймс Пейден всегда считался оборванцем и изгоем. Он сам глубоко верил в то, что действительно недостаточно хорош для Лоры.

Джеймс выругался, разбрызгал ногой воду и встал. Сгорбив плечи, он сердито направился по пирсу к берегу.

Разве он уже не доказал всем, что можно преодолеть свое прошлое, если только проявить настойчивость? Разве его слава и его деньги не обеспечили ему приглашения в самые известные дома Юга? Какого черта он пытается доказать этим беднякам из Грегори?

Пейден пережил свое прошлое, оставив все позади, как бы отмежевавшись от него. Он практически перестал общаться с собственной матерью, лишь посылая ей ежемесячно щедрое пособие. Почему же он должен чувствовать себя неполноценным по отношению к кому-то?

И все же он жутко испугался, когда Лора так доверилась ему.

Потому что дело было не только в комплексе неполноценности, но и в том чувстве вины, которое испытывал Джеймс. Ему страшно не хотелось, чтобы Лора узнала, что он вернулся в Грегори не только с намерением купить Индиго-плейс, 22, но и жениться на ней. Кажущаяся спонтанность его предложения была обманчивой. На самом деле он все тщательно подготовил.

Лора и Индиго-плейс были неотделимы друг от друга. Они были единым целым. И Джеймс хотел получить все целиком. Лора и этот адрес символизировали все, к чему он когда-либо стремился и не мог получить… до нынешнего момента.

Когда нанятые им люди сообщили, что на продажу выставляется Индиго-плейс, 22, Пейден немедленно привел в действие свой план переселения. Время совпало так удачно, что лучшего и пожелать было нельзя. Мэнди предстояло пойти в детский сад после окончания летних каникул. В кратчайший срок Джеймс продал в Атланте дом и всю обстановку, завершил продажу своей фирмы и теперь был полностью готов пустить корни в Грегори. Живя в Индиго-плейс и имея женой Лору Нолан, он станет вхож в те дома, двери которых ранее для него были закрыты.

Однако, подумал Пейден, замедляя свои решительные шаги в направлении дома, Лора Нолан оказалась совсем иной, чем ему представлялось. Она была по-прежнему красива неброской, утонченной красотой. Ее лоск и манеры по-прежнему были безупречны. Она говорила все так же ярко и выразительно. Без всяких сомнений, это была истинная леди.

Но она еще оказалась и настоящей, страстной женщиной, а на это Джеймс не рассчитывал. Он думал, что уговорит ее выйти за него замуж, без всяких эмоций утвердит свои права мужа, а затем между ними установятся сдержанные и достаточно дружеские отношения на благо им обоим. Но эти отношения не будут слишком касаться личной жизни каждого. Ему представлялось, что он заведет себе любовницу, где-нибудь вне города, милую, услужливую женщину, удовлетворяющую его страсть, которую его жена наверняка сочтет пошлой и отвратительной.

24
{"b":"4629","o":1}