ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты все еще сердит на Бога? Спустя некоторое время он ответил:

— Он наградил меня любовью — и мы примирились. Да, он все-таки воздал мне добром.

— Как воздал? Каким образом? — поинтересовалась Лора.

Не мудрствуя лукаво Джеймс пояснил:

— Он дал мне Мэнди.

У него чуть не вырвалось: «И тебя», — но все же он так и не сказал жене этих слов. И очень скоро они оба заснули.

Когда на следующее утро Лора проснулась, Джеймс уже спустился вниз. Губы Лоры сами расползались в улыбку, когда она торопливо принимала душ и одевалась. Затем Лора спустилась в столовую. Джеймс и Мэнди завтракали. Мэнди над чем-то смеялась.

— А что тут у вас такого смешного? — с порога спросила Лора.

Джеймс резко обернулся, чтобы посмотреть на жену, и сердце Лоры безудержно забилось, когда она увидела обращенный на нее горящий взгляд. Она вспомнила, сколько раз он тянулся к ней ночью. Он стремился к ней словно ребенок, отчаянно испуганный тем, что если отпустит ее, то она исчезнет, испарится. Но Лора была с ним рядом, и у нее всегда находились для мужа слова утешения, нежная ласка, поцелуй.

— Папочка щекочет меня. Пощекочи мамочку, пощекочи мамочку, — твердила Мэнди, подпрыгивая на стуле.

— С огромным удовольствием выполню просьбу. — Джеймс встал из-за стола и направился к Лоре. Ради Мэнди он провел руками вдоль тела жены, словно щекоча ее. Но не забыл при этом и себя, припав к податливым губам Лоры. Губы скользнули вдоль волос к уху. — Какая жалость, что не могу пощекотать тебя так, как вчера. Вот уж когда я заставил тебя поизвиваться. Помнишь?

Лора вспыхнула до корней волос. Джеймс засмеялся довольным смехом мужчины-собственника. После еще одного быстрого и крепкого поцелуя он проводил жену к столу. Сразу после завтрака он извинился, сказав, что ему надо выполнить ряд поручений, и быстро ушел. Лора велела Мэнди помочь Глэдис отнести тарелки в раковину и последовала за Джеймсом. Она вышла в прихожую как раз в тот момент, когда муж натягивал спортивный пиджак.

— Куда-нибудь собираешься? — спросила Лора с притворной невозмутимостью.

Он криво улыбнулся и достал из нагрудного кармана квадратный конверт кремового цвета. Это было одно из приглашений на их вечер. Поперек конверта было написано: «Леоне Пейден».

— Разве тебе не нужна марка?

— Это приглашение будет доставлено лично.

— О, Джеймс, я… — Лора чуть не сказала, что любит его. Вовремя спохватившись, она ограничилась тем, что вошла в кольцо его распростертых рук и крепко обняла мужа. — Хочешь, я поеду с тобой?

— Да, — признался он, еще теснее прижав Лору к себе. Но тут же покачал головой и отстранил ее. — Я очень хочу, чтобы ты была там со мной для моральной поддержки. Но я должен это сделать сам. — В его коротком смешке не было радости. — Я перед гонками никогда не волновался так, как волнуюсь сейчас, перед встречей с собственной матерью.

Лора провела руками по отворотам его пиджака.

— Она будет нервничать гораздо больше, чем ты. Джеймс нагнул голову набок и, прищурившись,

взглянул на жену:

— Надо же, такая сексуальная штучка — и столько человеческой доброты.

— Ах, мистер Пейден, — жеманно проговорила Лора тоном южной красавицы. — Ну, скажу я вам! Никогда не думала, что вы так ловко обращаетесь со словами.

Джеймс рассмеялся, оценив ее шутку, но затем вновь посерьезнел:

— Спасибо, Лора, за то, что заставила меня сделать это.

Лора покачала головой, отвергая благодарность:

— Ты бы и сам это сделал рано или поздно. Я лишь подтолкнула тебя.

— И все равно…

Джеймс намеревался ограничиться только нежным поцелуем в знак благодарности. Но его руки обвились вокруг податливого тела жены, поцелуй все продолжался и становился все горячее, пока не откликнулась его мужская плоть. Джеймс отстранил Лору от себя:

— Потом, малышка.

И чтобы не поддаться порыву, он решительно вышел, и наружная дверь с защитным экраном захлопнулась за ним.

Следующие несколько дней были отданы подготовке к вечеру. Список гостей постоянно обновлялся, и приглашения срочно доставляли на почту, чтобы успеть к отправке во второй половине дня.

— Почему бы нам просто не опубликовать объявление в газете и не пригласить сразу весь город? — сухо спросил Джеймс, когда Лора вручила ему еще одну порцию конвертов с марками. — Шутка, — объяснил он, когда жена подняла на него глаза в ужасе от этого предложения.

Несмотря на бурные протесты Глэдис, Лора наняла поставщика провизии для помощи в организации стола. Поставщик и экономка жутко ругались между собой, но в конце концов меню как-то согласовали и утвердили. Было решено устроить типично южный стол с вареными крабами и креветками, жареной рыбой в тесте, жареным картофелем, кукурузой, печеными бобами, икрой, не говоря уже о салатах, закусках, арбузах и знаменитых пекановых пирожных — фирменном блюде Глэдис — на десерт.

Джеймс нанял группу мальчишек, у которых еще не закончились летние каникулы, чтобы помочь Бо привести в порядок обширные лужайки вокруг дома. Нижние ветки деревьев были украшены крошечными прозрачными рождественскими лампочками, что придавало двору сказочный вид — к огромному восторгу

Мэнди. На невидимых проводах между деревьями висели разноцветные фонарики, а вдоль пирса в ведрах с песком торчали факелы. Из Атланты ожидался ансамбль музыкантов с танцевальным репертуаром.

— Только один момент беспокоит меня, — размышляла Лора вслух, когда они вели своих лошадей к конюшне после прогулки с Мэнди.

— Какой? — Джеймс соскочил со своего коня, чтобы помочь Лоре спешиться, а Бо в это время уже помог Мэнди. — Что может случиться? Лора, весь штат сотрудников Белого дома не предпринимает столько усилий для организации официального обеда в честь китайского премьера. Ты ведь уже горы свернула. Что же ты могла упустить?

— Погоду. — Лора обеспокоено посмотрела на небо. — В Карибском море назревает шторм, и синоптики говорят, что к концу недели у нас может пойти дождь. Тогда все пропало.

— Не думаю. — Джеймс схватил ее за талию и приподнял. — Тогда мы сможем пораньше отправить всех домой и устроить вечеринку только для нас двоих в спальне. — Он потерся носом о ее кожу, видневшуюся в вырезе расстегнутого воротничка. — Только одни мы. Голые и непристойные.

Лора улыбнулась, но тревожная морщинка не исчезла с ее лба.

— Послушай, малышка, — сказал Джеймс с терпеливым вздохом, — дождя не будет. Хорошо? Хо-ро-шо? — повторил он, слегка потряхивая жену, пока она не согласилась.

— Хорошо, — пробормотала Лора.

Джеймс передразнил ее, только надутые губы у него получались гораздо лучше. Он выглядел очаровательно.

— Хорошо! — наконец рассмеялась Лора.

Накануне торжества, где-то около полудня, Джеймс ' спустился по тускло освещенным ступенькам в подвал.

— Э-ге-гей!

— Здесь я, внизу.

— Я знаю, но где? — спросил он, спустившись вниз.

— Тут я. Глэдис отправила меня вниз, чтобы еще раз проверить наши запасы. Она, представляешь, последний раз на сегодня, отправляется за продуктами. — Лора стояла перед полкой с продуктами, внося дополнения в растущий список. — Что ты делаешь дома? Я думала, у тебя дела в городе. Что, уже время ленча? — Изучая список, она задумчиво похлопывала карандашом по щеке. — Ты видел Леону? Я попросила ее помочь Глэдис расставить цветы.

— Да, у меня были дела в городе, но я закончил их раньше, чем думал.

Джеймс схватил жену за талию и повернул к себе лицом. Он отобрал у Лоры блокнот и карандаш и швырнул их на стол, так предусмотрительно установленный здесь одним из ее предков.

— Да, уже время ленча. Да, я видел маму, Глэдис и Трикс на террасе: они расставляют цветы. Именно они сказали мне, где найти тебя, и теперь, когда ты наконец вся внимание, как насчет того, чтобы поздороваться с мужем поцелуем?

Прежде чем Лора успела ответить, он припал губами к ее рту, раздвинул приоткрывшиеся от удивления губы жены еще шире, и его язык неистово рванулся в глубину ее рта.

31
{"b":"4629","o":1}