ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот так, — пробормотал Джеймс через несколько мгновений, — это больше похоже на мое представление о том, как надо встречать мужа.

— Всегда пожалуйста, — сказала Лора, задыхаясь.

— Правда? — Уголок его губ приподнялся в чувственной улыбке. — Не могу передать тебе, как я рад слышать это, дорогая, потому что я жутко хочу тебя прямо сейчас.

— Прямо сейчас?

Джеймс двинулся вперед, прижав жену спиной к краю стола.

— Угу. Я хочу тебя попробовать. — Он потянулся к пуговицам на блузке и расстегнул их, прежде чем Лора поняла, что происходит. Под блузкой он обнаружил кружево тедди (Тедди — женское нижнее белье, сочетающее в одном предмете верх в виде рубашки и необлегающие трусики) и удовлетворенно пробормотал: — Я хотел увидеть твое нижнее белье.

— Что? Когда?

Его руки двигались по ее груди, и у Лоры стали путаться мысли.

— Всегда. Когда видел тебя идущей по городу и когда встречал в коридорах школы. Мне до смерти хотелось узнать, какое белье носят богатые девочки. Какое белье носит Лора Нолан. Я бы точно спятил, если бы представил что-нибудь вот такое. — Он опустил кружевные чашечки, поддерживавшие груди, и склонился, чтобы захватить губами один из холмиков.

Чтобы не потерять равновесие, Лора ухватилась за его волосы.

— Джеймс, — простонала она, когда его язык продолжил свое соблазнительное движение.

— Ты восхитительна. — Губы мужа сомкнулись вокруг набухшего соска и мягко втянули его в себя.

Она застонала:

— Кто-нибудь может… — Ее взгляд скользнул к верхней площадке лестницы, где из открытой двери в подвал пробивался свет. Но прежде чем это запечатлелось у нее в мозгу, ее глаза непроизвольно закрылись.

Руки Джеймса двинулись вверх по ее бедрам, под широкую юбку. Не переставая ласкать ее, эти сильные руки скользнули выше — на талию — и приподняли Лору, усадив на стол. Джеймс встал между ее бедер.

— Посмотри, что ты делаешь со мной. — Он прижал ее руку к переду своих брюк.

— Сейчас середина дня.

Никогда еще возражения Лоры не звучали так слабо. Джеймс потерся о ее ладонь:

— Я такой с самого утра.

— Даже после вчерашней ночи?

— Каждый раз, когда я вижу тебя, каждый раз, когда думаю о тебе.

Лора вскрикнула от неожиданности, когда он расстегнул тедди и стал ласкать ее там, где она была влажной и теплой. Их прерывистое дыхание заглушило звуки расстегиваемой молнии.

— Всегда такая сладкая и такая маленькая.

Это было то последнее, что он даже не выговорил, а простонал. После этого их слова уже невозможно было разобрать.

Через несколько минут Джеймс отстранился и помог жене сесть на край стола.

— А как ты теперь чувствуешь себя в подвале? — мягко спросил он, проводя пальцем по ее щеке.

— Ну если это не развеет мои страхи — тогда ничего уже не поможет. — Застенчивая улыбка так контрастировала с ее недавней страстью, что Джеймс ухмыльнулся.

Он заботливо передал жене носовой платок. Воспользовавшись им, Лора засунула платок в карман юбки и стала приводить в порядок одежду. Джеймс между поцелуями помогал ей. Именно он застегнул последнюю пуговичку на блузке Лоры, но только после того, как еще раз взглянул на ее грудь.

— Джеймс, ты опять не воспользовался…

— Все время забываю зайти в аптеку.

— Ты же знаешь, как мы рискуем.

— Ты действительно хочешь говорить об этом именно сейчас?

Он снял Лору со стола. Когда она попыталась встать, то обнаружила, что колени у нее ослабли. Прислонившись к Джеймсу, она обхватила его руками за шею и прижалась щекой к груди.

— Да нет, наверное.

Он успокаивающе погладил ее спину.

— А о чем бы ты хотела поговорить?

— О том, какой я стала испорченной. В его груди заклокотал смех.

— Разве нет закона против развращения весьма добропорядочной дамы?

— Не думаю, что ты была уж настолько добропорядочной, — прошептал он прямо ей в ухо. — Думаю, ты всегда была испорченной маленькой распутницей. И только пряталась за фасадом чопорности и строгости. Ты изначально была готова к тому, чтобы такой развратный тип, как я, пришел и увлек тебя.

Лора смиренно вздохнула:

— Да, наверное. Иначе бы тебе не удалось меня так легко развратить.

— Ты действительно с самого рождения была падка на соблазны.

Вместо того чтобы обидеться, она только улыбнулась, вдыхая уже знакомый запах его тела. \

— А правда ли то, что мужчина хочет, чтобы его' жена была в гостиной леди, а в спальне — шлюхой?

— Откуда ты это откопала? — Джеймс склонил голову набок и пристально посмотрел на жену.

— Так это правда?

— Ну пожалуй… Ну, в целом это близко к общей сути.

— Помнишь прошлую ночь, когда ты выключил кондиционер и разжег огонь в камине?

— Да. Ну и что?

— Я стала шлюхой и в гостиной.

Ее лицо и тон были такими встревоженными, что Джеймс расхохотался. Крепко обняв жену, он стал покачивать ее взад и вперед.

— Вы воистину редкая женщина, мисс Лора. Боже мой, крошка, как мне с тобой хорошо!..

Он снова с чувством поцеловал ее. Потом, не отрывая губ от ее рта, умудрился произнести:

— У меня к тебе вопрос, малышка.

— Какой? — спросила Лора с надеждой.

Он улыбнулся ей той медленной, вызывающей улыбкой, которая стала ей так знакома и которую она полюбила:

— А что у нас на ленч?

Глава 9

Назначенный для проведения званого приема день оказался серым и пасмурным. Область низкого давления, так тревожившая Лору, официально была названа тропическим штормом. Предполагалось, что скорость ветра в его эпицентре достигнет пятидесяти миль в час.

— Я уверен, что нас это не коснется, — заверил ее Джеймс, когда Лора, послушав прогноз по телевидению, вновь завела об этом разговор. — Это же далеко в море. Даже если шторм двинется к берегу, то, пока достигнет его, наверняка уже потеряет силу. Это первый шторм в этом сезоне, и он редко бывает очень сильным.

Лора заставила себя отогнать тревожные мысли и настроиться на праздничный лад. Было влажно и душно, но потом постепенно погода немного улучшилась, а вместе с ней — и настроение Лоры. Ближе к вечеру Индиго-плейс приобрел праздничный вид.

Возбуждению Мэнди не было предела. Словно непослушный щенок, она все время путалась под ногами, выводя всех из себя.

— Мама, пожалуйста, не могла бы ты чем-нибудь занять Мэнди, пока мы с Лорой одеваемся? — спросил Джеймс Леону, когда она приехала в Индиго-плейс в том самом платье, которое сын специально купил ей для этого приема.

Леона сделала себе прическу и маникюр в салоне красоты. Сама она давно уже была лишена какого бы то ни было тщеславия и старалась не ради себя, а ради Джеймса: знала, насколько для него важен этот вечер, и не хотела, чтобы сыну было стыдно за нее. Морщинки — свидетельство многолетних забот и тревог — сейчас не так бросались в глаза, потому что теперь она часто улыбалась и вообще выглядела необычайно симпатичной.

Леона стала частым гостем в доме сына с тех пор, как они помирились. Лора не спрашивала Джеймса о подробностях их примирения, но, вернувшись тогда домой, он долго сжимал Лору в объятиях, а потом заявил:

— Ты была права. Моя мать действительно настоящая леди.

В ответ на просьбу сына Леона ласково улыбнулась ему и взяла внучку за руку.

— Не беспокойтесь обо мне и Мэнди. Мы позаботимся друг о друге, правда, Мэнди?

— Конечно, бабуля! Пойдем нарядим Эннмари к празднику.

Леона увела девочку, и Джеймс заторопился наверх, чтобы закончить одевание.

— Как я выгляжу? — обеспокоенно спросил он Лору, критически глядя на себя в зеркало. — Может, мне надеть что-нибудь другое?

— Ты выглядишь непринужденно и элегантно. Одним словом, просто замечательно.

На Джеймсе были льняные брюки цвета болотной зелени, рубашка того же цвета, но более тонкой выделки и кремовый спортивный пиджак из полотна. Эти лесные оттенки очень хорошо сочетались с цветом его глаз и волос. Он был красив, как никогда.

32
{"b":"4629","o":1}