ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лора слегка вздернула подбородок:

— А вот это уж не твое дело! Пейден ухмыльнулся:

— Я только имел в виду котенка, щенка или медвежонка, а?

— Нет, — ответила она напряженно, скрестив руки на животе и тут же пожалев об этом, потому что этот жест вновь привлек внимание Джеймса к ее груди.

— Мне нравится эта комната. Она уютная. Интимная.

Лора старалась сдержаться, хотя ее щеки горели и безумно стучало сердце. Слова его были достаточно безобидны, но она знала, что он вкладывает в них непристойный смысл. Ей хотелось бежать из этой комнаты, прикрыть руками грудь, которая против ее воли откликалась на слова Джеймса и выдавала ее. — Там ванная? — Да.

Он направился к приоткрытой двери и вошел в ванную. Лора не осмелилась последовать за ним. Хватит того, что ей пришлось терпеть его присутствие в спальне. Она не намерена вновь поставить себя в неловкое положение.

Через несколько мгновений он вышел.

— Это висело на перекладине в ванной. Все сухое. У него на ладони лежали ее чулки, лифчик и трусики, при виде которых ее лицо побелело от испуга.

— С… спасибо, — растерянно сказала она, протягивая руку к кружевному белью. Оно еще хранило тепло его рук. Лора бросила белье на стул так, как будто это было обличающее ее свидетельство какого-то грязного преступления.

— Ну, думаю, на сегодня это все, — сказал он.

Лора последовала за ним из комнаты, все еще слишком шокированная и смущенная, чтобы заговорить. Она и двигалась-то с трудом. Пейден подождал, пока она догонит его внизу лестницы, затем позволил ей проводить его до парадной двери.

— Мы свяжемся с тобой — либо я, либо миссис Хайтауэр.

— Хорошо.

У Лоры не было желания разозлить его сейчас, поэтому не было смысла говорить, что она не примет его предложение купить дом, каким бы заманчивым оно ни было. Вообще-то она сомневалась, что он серьезно настроен на покупку имения. Зачем человеку с его средствами, с его непоседливостью обременять себя такой обузой, как дом, имеющий историческую ценность?

Очевидно, Пейден хотел посмотреть дом просто так, ради нездорового любопытства — или же его подхлестывало тщеславие. Раньше его никогда сюда не приглашали. А теперь, разбогатев и прославившись, он считал возможным делать, что ему заблагорассудится, не испытывая тяжести классовых различий. Несомненно, ему доставляло удовольствие утереть всем нос — теперь, когда они поменялись местами. И поскольку в Индиго-плейс его ни разу не приглашали, он пришел сам, чтобы подразнить Лору Нолан своим успехом.

Размышляя подобным образом, Лора ехидно заметила:

— Надеюсь, ты получил все, за чем приходил.

В ту же секунду она пожалела, что вообще заговорила — особенно когда Джеймс замер у двери и медленно обернулся.

Это уже был не тридцатилетний миллионер. Это вновь был восемнадцатилетний мальчишка, неистовый, необузданный и опасный. Непокорный вихор упал ему на бровь. Этот насмешливый изгиб губ, считавшийся у него улыбкой, был так же хорошо знаком ей сейчас, как много лет назад, когда его лицо смотрело на Лору со страниц ежегодника средней школы.

Он вновь захлопнул дверь, которую только что открыл, и решительно заявил:

— Не совсем.

Одним плавным движением Пейден схватил Лору за плечи, развернулся вместе с ней кругом и прижал ее спиной к двери. Широко расставив руки по обе стороны от ее головы, он склонился над ней, одновременно пытаясь раздвинуть ее бедра коленями.

Рот Джеймса коршуном устремился к ее губам. Она уклонилась, мотая головой из стороны в сторону:

— Нет, нет.

Но он был неумолим и настойчив, и, хотя даже не обнимал ее, как только его рот захватил ее губы в немыслимо горячем поцелуе, Лора почувствовала, что не сможет устоять. Его умелый язык одновременно и требовал, и ласкал. Жар этого поцелуя заглушил последний возглас сопротивления.

Раньше Лора думала, что такие жаркие, жадные поцелуи бывают только в кино. Джеймс был ненасытен и припал к ее рту так, словно это неповторимый по вкусу десерт. Он никак не мог насытиться ею, вновь и вновь припадая к ее губам. И все это время его колено мягко двигалась между ее бедер.

Когда он наконец поднял голову, губы Лоры были розовыми и влажными, глаза блуждали, тело стало теплым и податливым, грудь резко вздымалась. Джеймс перевел взгляд на ее грудь, беззастенчиво коснулся одного из возбужденных сосков и еще больше возбудил его тремя ленивыми круговыми движениями.

— Малышка, как ты хороша! — прошептал он и, застонав, вновь приник к ней губами.

Лора чувствовала себя униженной из-за тех вольностей, которые он себе позволял, и еще больше из-за своей покорности. Ей удалось наконец оттолкнуть Пейдена. Тело ее все напряглось от гнева, когда, задыхаясь, она спросила:

— Зачем ты это сделал?

Лору буквально трясло от возмущения, а его это, похоже, только развеселило.

— Я просто подумал, что тебе необходим хороший поцелуй.

И он ушел, прежде чем она успела придумать достаточно язвительный ответ.

— Я не понимаю, Лора.

Лора, потирая лоб в тщетной надежде избавиться от жуткой головной боли, прижала трубку к уху. Она боялась этого звонка миссис Хайтауэр. Как она и предполагала, разговор оказался трудным.

— Мне жаль разочаровывать вас, но контракт для меня неприемлем.

Лора даже представила себе, как на том конце линии агент по продаже недвижимости считает про себя до десяти.

— Но он предлагает ровно столько, сколько вы просите! — воскликнула миссис Хайтауэр. — Вплоть до десятых долей.

— Знаю, знаю, — сказала Лора, покусывая нижнюю губу. — Дело не в деньгах.

— У вас есть сомнения относительно целесообразности продажи?

— Нет, конечно.

Вопрос риэлтера был риторическим, потому что ей прекрасно были известны причины продажи Индиго-плейс.

— Но тогда что же?

Лора заерзала на стуле.

— Дело не в деньгах. Дело в покупателе, — тихо сказала она.

— Понимаю.

— Нет, думаю, не понимаете, миссис Хайтауэр. Пожалуйста, не подумайте, что я сноб. Поймите, этот дом всегда принадлежал моей семье. Для меня это не просто предмет собственности. Его значение для меня не может быть измерено долларами и центами. Иметь такое поместье — большая ответственность. Я хочу быть уверенной, что человек, купивший его, понимает это.

— Я сомневаюсь, что мистер Пейден будет небрежным владельцем. У него репутация проницательного бизнесмена.

И ловеласа, подумала Лора с горечью. Она все еще была возмущена собственным поведением утром. Как она могла просто стоять и позволить ему так обращаться с ней?

Лора училась на несколько классов младше Джеймса, но и она, и каждая девочка в средней школе Грегори знали о том, как потрясающе целуется Джеймс Пейден. Девочки, испытавшие его поцелуи, имели обыкновение хвастаться. Им, конечно, втайне завидовали, но навсегда навешивали ярлык «плохих». Любая девочка, дорожившая своей репутацией, обходила таких стороной.

Так кто же теперь Лора Нолан после этого? Она ведь не просто приняла его поцелуи, она, похоже, активно участвовала!

— Я говорю не о деловых способностях, — резко сказала Лора, перенося свое раздражение на риэлтера.

Затем гораздо более примирительным тоном добавила: — Я говорю о чувствах. Привязанностях. О таком качестве, как постоянство. Простите, миссис Хайтауэр, но я не думаю, что Джеймс Пейден — тот покупатель, которому я хотела бы продать дом.

— У меня сложилось впечатление, что положение у вас отчаянное, — холодно произнесла миссис Хайтауэр.

— Это так, — столь же холодно ответила Лора. — Но если вы не уважаете традиции наследия, то есть

другие…

— Приношу извинения, — поспешно сказала миссис Хайтауэр. — Конечно, я понимаю вашу сентиментальную привязанность к дому. Жаль только, что именно сейчас нам приходится быть столь разборчивыми. Что я должна сказать мистеру Пейдену?

— Передайте ему, что я ответила «нет» на его предложение.

— Этому человеку нелегко отказать. Это еще было мягко сказано.

7
{"b":"4629","o":1}