ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сделайте все, что сможете.

— Очень хорошо, — кисло согласилась миссис Хайтауэр.

Лора жалела, что создает трудности риэлтеру, но ее решение было непоколебимо. Если это будет зависеть от нее, Джеймс Пейден никогда не получит ее дом.

Но как и предсказывала миссис Хайтауэр, он не собирался смириться с отказом. Миссис Хайтауэр еще дважды звонила Лоре в этот день с поправками к первоначальному варианту контракта. Лора упорно отказывалась от предложений. В конце концов, устав от настырности Пейдена и тонких намеков риэлтера, она ушла из дома, чтобы не отвечать на телефонные звонки.

Была вторая половина дня пятницы, и улицы были заполнены людьми, торопившимися сделать покупки перед выходными. Рабочие спешили в банк, чтобы получить деньги по чекам, а молодежь собиралась погонять на автомобилях, что было одним из главных развлечений в таком маленьком городке, как Грегори.

Теплый ветерок с залива наполнил воздух влагой. Лору пугала сама мысль о горячем обеде, поэтому она остановилась у лотка со свежими продуктами, чтобы купить фруктов для салата.

Она выбирала самые сочные персики, когда позади нее остановился автомобиль. Правая дверь автомобиля открылась, чуть не ударив Лору по икрам ног. Она обернулась и наткнулась на задумчивый взгляд Джеймса Пейдена, нагнувшегося из двери машины.

— Садись.

Глава 3

Лора проигнорировала обращение Пейдена, повернувшись к нему спиной.

— Я сказал «садись».

Ее внимание по-прежнему было безраздельно приковано к персикам.

— Ты ведь меня знаешь, Лора. Мне ничего не стоит устроить сцену. Но мне кажется, тебе не очень понравится, если я затащу тебя в машину за волосы. Так что если ты не хочешь, чтобы у добропорядочных граждан Грегори появилось нечто пикантное для обсуждения за ужином, лучше устраивай свою прелестную попку в этой чертовой машине.

Пейден говорил тихим, вкрадчивым голосом, но Лора безошибочно почувствовала в нем угрозу и посчитала разумным не спорить. Пока еще никто не заметил, что сидящий за рулем разговаривает с ней, но он в мгновение ока мог это изменить. Ко всем ее проблемам не хватало только, чтобы ее имя оказалось хоть как-то связанным с ним. Пусть этот неотесанный мужлан и разбогател, но слава у него по-прежнему дурная. А жители Грегори ничего не забывают.

При теперешнем настроении этого типа лучше поехать с ним, пока окружающие его не узнали, чем рисковать и дожидаться, что он устроит сцену.

— Я приду попозже, мистер Поти, — сказала Лора владельцу лотка. Он был занят с другим покупателем и только кивнул в ответ.

Она села рядом с ним в спортивный автомобиль и поспешно закрыла дверь. Джеймс включил первую передачу, и машина рванула с места, как ракета, отбросив Лору назад на мягком кожаном кресле, в котором она и так уже почти лежала.

Пейден вел машину быстро, но мастерски. Тем не менее у Лоры все равно перехватило дыхание от бешеной скорости, с которой он летел по улицам города, пока они наконец не выехали за его пределы на прямое шоссе.

— Ты собираешься сказать мне, куда мы едем? — спросила Лора, обращаясь к его профилю.

Если молчаливый лихач и был зол, то ничем этого не показывал. Он тоже практически полулежал в своем кресле. Когда он не переключал скорость, рука его свободно лежала на кожаном чехле руля. Локоть левой руки высовывался из открытого окна. Казалось, он не замечал, что ветер треплет его волосы. И тем более он не обращал внимания на то, что творит ветер с волосами Лоры. Прежде чем ответить, он быстро взглянул на нее:

— На стоянку.

— На ст… — Лора даже не смогла выговорить это слово. Во рту у нее внезапно пересохло. Она повернула голову и уставилась в ветровое стекло. Дорога, на которую свернул Пейден, вела к берегу залива Сент-Грегори. Вдали, за деревьями, виднелась водная гладь.

Дорога сузилась и наконец уткнулась в заросший берег небольшой бухты. Джеймс выключил мощный мотор. Они были в безлюдном месте, и казалось, что окружающие деревья угрожающе наступают на них. Толстые лианы обвивали стволы деревьев и свисали до земли. Сосны росли до небес.

Сам пляж был всего лишь узкой полоской песка, усыпанной кучками водорослей. В сумерках ночные птицы еще только начинали собирать свой хор. Насекомые носились над самой водой, лениво бившейся о берег.

Лора невольно подпрыгнула, когда Джеймс вытянул руку на сиденье у нее за спиной.

— Расслабься.

— Держу пари, что ты говоришь это всем девушкам, которых привозишь сюда, — язвительно заметила Лора, прижимаясь к двери.

Он засмеялся глубоким, обольстительным смехом.

— Если подумать, то да, действительно.

— Ну и как они? Расслаблялись?

Его глаза казались ленивыми и сонными, когда он перевел взгляд на губы Лоры.

— Да, большинство из них.

— А остальные?

— А остальные были слишком возбуждены, чтобы расслабиться.

— Возбуждены?

— Сексуально возбуждены.

Ну что, довольна? Спросила, идиотка?

— Ну и просто возбуждены от одного моего присутствия.

Его тщеславие было просто немыслимым, и Лора презрительно хмыкнула:

— Ну а я и не расслаблена, и не возбуждена. Я просто зла как черт. Пожалуйста, будь так любезен и отвези меня обратно на рынок, чтобы я могла забрать машину и поехать домой.

— Нет, не сейчас. Сперва мы чуть-чуть поболтаем.

— Мы могли бы поболтать по телефону. Только для тебя это было бы слишком общепринято и вежливо. А ты ведь никогда в жизни не сделал ничего вежливого или общепринятого.

— Верно. — Улыбаясь, он наклонился вперед. — И знаешь что? Я думаю, этим-то я тебе и нравлюсь. Я думаю, тебе такое поведение как раз по душе. Поэтому твое сердце колотится, как у испуганного кролика.

Лора не хотела удостаивать его ответом, главным образом потому, что он был прав в обоих своих выводах. И еще потому, что он мог увидеть, как бьется ее сердце, только посмотрев на колыхавшуюся на груди ткань. На всякий случай, ради безопасности, она просто вновь слепо уставилась в ветровое стекло.

— Почему ты не приняла мое предложение купить дом?

— Оно оказалось неприемлемым.

— Я предложил столько, сколько ты просила.

— Помимо денег, мне нужно нечто большее от человека, купившего Индиго-плейс.

— Например?

— Обязательства.

— Не хочешь пояснить?

— Не хочу, чтобы какой-нибудь непоседливый тип купил его, а потом бросил в запустении.

— Я не собираюсь этого делать.

— Я уверена, что он скоро тебе надоест. Он слишком изолирован. В Грегори нет и намека на ту искрящуюся ночную жизнь, к которой ты наверняка привык. Тебе наскучит и город, и ответственность, которую накладывает владение таким поместьем, как Индиго-плейс.

— Я хочу уйти на покой и жить там.

— На покой? — спросила Лора, не скрывая своего скептицизма. В тридцать два года?

— Да, на покой, — сказал он с улыбкой, медленно тронувшей его губы. — Пока я не придумаю интересный способ заработать мой следующий миллион.

Ни один воспитанный человек не стал бы открыто говорить о своих финансовых успехах. Эти слова лишь подтвердили отсутствие у Пейдена хороших манер. Но не он один может быть резким.

— Я не хочу продавать тебе дом. И точка.

— Существуют законы против дискриминации, — ответил он спокойно.

— Я придумаю, как их обойти.

— Я могу позволить себе поместье.

— Знаю. Но Индиго-плейс не трофей, причитающийся тебе за хорошо выполненную работу.

— То есть? — Тело его резко напряглось, и Лора поняла, что задела его за живое.

— А то, что тебе не столько нужно само поместье, сколько респектабельность, синонимом которой оно является. Ты только, похоже, не понимаешь, что честь и благородство не продаются. Даже ваши миллионы не смогут купить вам уважение, мистер Пейден.

От гнева у него заходили желваки на скулах, но он не стал ей возражать. Помедлив, он сказал:

— Хорошо, ты видишь меня насквозь. Но и ты сама прозрачна как стекло. Я знаю истинную причину твоего нежелания продать дом мне.

8
{"b":"4629","o":1}